aif.ru counter
72

Цена выживания частного уральского театра

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 45. «АиФ-Урал» 07/11/2012

Дело в людях

Вместе с руководителем «Волхонки» Татьяной Савинковой мы расположились на втором этаже театра, в небольшом, но уютном буфете. В общем-то, камерных размеров не только это помещение, а весь театр целиком - узкое фойе и винтовая крутая лестница, зрительный зал, в котором нет и сорока мест, - шибко не развернешься.

Но даже в таких условиях театр продолжает существовать, творить и баловать зрителя постановками, каких в Екатеринбурге, можно сказать, больше нигде не найти. Чего стоит один только спектакль по пьесе Беккета «В ожидании Годо», признанной многими критиками примером сложнейшего материала для постановки. Казалось бы, в обстановке экономии и финансовой напряженки театру выгоднее создавать так называемую попсу, спектакли, на которые пойдут все и сразу, но «Волхонка» идет своим путем. Здесь отказались изменять театру.

- Знаете, у театра проблем нет! - уверенно заявляет Татьяна Владимировна в самом начале беседы, несмотря на то что поговорить мы собирались именно о непростой судьбе существования частного учреждения культуры. - Потому что это искусство. Ну какие проблемы у искусства? У Джоконды какие проблемы могут быть? Проблемы в людях, начиная с верхушки и заканчивая вообще любым человеком, который причастен к театру. Во главе часто стоят невежественные люди, благодаря которым все скатывается «на потребу», но мы стараемся говорить с нашим зрителем серьезно и для того, чтобы этого достигуть, меняемся сами, меняем репертуар, подходим ответственнее к выбору постановок и через это все стараемся менять к лучшему и своего зрителя.

«Делают одолжение»

Нельзя сказать, что уральские частные театры, в том числе и «Волхонка», находятся на грани выживания. В Свердловской области искусству власти стараются помочь - продлевается безвозмездная аренда, присуждаются гранты, выдаются награды, но сегодня эти деньги есть, а в ближайшие несколько лет - нет.

Моя собеседница добавляет - эти финансы лишь дают краткую передышку, свободу в действии, чистую голову на творчество, мысли не загружены постоянным «где взять денег?». Благодаря пятимиллионному гранту театру за год удалось создать пять спектаклей, но будут ли в будущем такие же средства - неизвестно.

- Есть театры, которые годами просят помещение, - говорит Татьяна Владимировна, - да не театр должен просить, а чиновники должны были приходить и говорить: «Возьмите, пожалуйста! Нам нужен ваш театр, у нас мало театров на такой большой город!». И потом, когда дают деньги, так скажем, на искусство, такое ощущение, что делают одолжение. Они не понимают главного: вкладывая в искусство, они строят будущее. Так ведь это надо «с прискоком» делать!

К слову, маленькие пространства - одна из главных проблем частных театров. Уже на протяжении нескольких лет «Волхонка» также пытается добиться другого помещения, где можно было бы разместить хотя бы 150 зрителей, на большее здесь и не претендуют.

- Почему никто не придет и не спросит: «Господи, ребята, как вы 25 лет на 38 местах?» - недоумевает творческий директор «Волхонки». - Это мало кому интересно. Нам, конечно, хотелось бы помещение побольше, и мы ведем работу в этом направлении. Сейчас в Екатеринбурге много особняков, которые гниют, но тем не менее стоят никому не нужные. Мы говорим: «Дайте нам, пожалуйста! Сами его отремонтируем, сделаем там театр», однако все равно остались на месте, а эти здания впоследствии сносятся и распродаются. И снова мы возвращаемся к тому, что проблема не у театра, а в людях вокруг, которые как бы пытаются ее решить.

Выходных не бывает

Приличными зарплатами в театре тоже похвастаться не могут - то, что получают артисты «Волхонки», по признанию Татьяны Савинковой, не деньги, тем более при 38 местах в зрительном зале. К сожалению, в этом помещении нельзя подставить дополнительные стулья - банально нет места. Даже дверь, через которую в зал запускают публику, в ходе постановки превращается в рабочую зону.

При управляющей должности не желать, чтобы твои подчиненные зарабатывали больше, нельзя, но как руководителю приходится быть предельно честным. Актер сам делает выбор: либо он на это соглашается, либо нет. Однако в случае первого варианта человек получает нечто большее - доступ к миру возвышенного искусства, ключ к одухотворенности. Таких людей, кто сделал выбор в пользу денег, здесь нет, а если ситуация критична - спасаются выездными спектаклями.

- Бывает и так, что у нас по полгода нет выходных! Мы работаем и работаем, потому что нужно ловить время - нам дорога каждая минутка. Да, тяжело. Если я буду кричать, как нам плохо, мы голодаем, у нас нет денег на постановки и мы вымотались по восемь спектаклей в день играть, - ну ничего от этого не изменится. Наша задача не слюной брызгать, а творить.

Однако на вопрос: «хотелось ли вам перейти в ранг государственного театра?», руководитель «Волхонки» отвечает отрицательно. И здесь есть свои плюсы - прежде всего свобода. Свобода в творчестве, выборе репертуара для любимого зрителя, талантливых актеров и режиссеров, финансов, руководителя, назначение которого порой может вызвать конфликт.

В ходе беседы Татьяна Владимировна рассказала притчу о двух комнатах, между которыми есть дверь - одна наполнена светом, другая - тьмой, и если эту дверь отворить, неважно, в какую сторону, тьма никогда не проникнет за пределы своего помещения, в то время как свет, символизирующий искусство, всегда развеет мглу. Даже если его очень немного.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)
Loading...

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество