113

В Екатеринбурге продолжаются показы фестиваля документального кино «Россия»

Род негнущихся

Лента московского режиссера, показанная в рамках конкурсной программы фестиваля «Россия», была представлена публике уже два раза – 1 и 2 октября, и оба эти раза залы Дома кино, что большой, что малый, при повторном показе отнюдь не пустовали. Несмотря на представление простого обывателя о документальном кино как о чем-то черно-белом и советском, рассказывающем о подвигах заводчан и металлургов, проект собирает своего зрителя. Зритель этот на люстре готов висеть, только бы у него была возможность немного познакомиться с последними образчиками этого направления среди отечественных и зарубежных авторов. Исключением не стал и фильм «…Неркаги…», нашедший в Екатеринбурге свою публику.

Произошло ли это благодаря анонсу картины, где зрителя приглашают побывать на Земле Надежды, а может, благодаря известности автора – не важно. Главное – интерес уральцев к тем процессам, что происходят в их стране, и к тем людям, которые своими действиями эти процессы запускают. Не всегда в этой почетной роли выступают политики, иногда это обычные люди, но обычные лишь со стороны, в то время как внутри них существует стержень, твердость которого не может измерить даже долгая жизнь.

О таком в какой-то степени герое, а точнее, о героине фильм Екатерины Головни. Он посвящен бывшей писательнице Анне Неркаги (что в переводе с ненецкого означает «род негнущихся»). Мыслимо ли представить женщину с сорока приемными детьми? Зрителю, побывавшему на показе ленты, представлять не пришлось: все было на экране, и это отнюдь не художественный вымысел, да и нет ему места в документальном кино… Со своей огромной семьей Анна живет за полярным кругом, в далекой Байдарацкой тундре, где лежит Земля Надежды. В этом далеком от цивилизации месте многодетная мать в окружении детей и таких же, как она, единомышленников строит свой рай. Ее задача не в том, чтобы переделать мир под свои взгляды, а в том, чтобы через своих подопечных не дать ему погибнуть.

В основе – труд и вера

«Я хотела построить себе уголок рая, где меня любят, понимают и уважают», – говорит свои первые слова в фильме Анна Неркаги. И это не пустые фразы, за которыми стоит самая обычная далекая мечта, оставленная на время перед сном, – за этим предложением скрывается настоящее дело. Однако рай этот во многом отличается от того, что могла бы представить основная людская масса, – это не такое место, где все делается за тебя, в то время как ты лишь глядишь со стороны и наслаждаешься отдыхом. В мире главной героини это место, в основу которого необходимо вложить труд и веру. Этому она учит членов своей семьи – каждый готов прийти близкому на помощь, несмотря на малый возраст.

С каждым кадром убеждаешься, что это место – рай не только для ключевого персонажа, но и для ребят, нашедших здесь свой дом. Никто и никогда не сможет точно сказать, что могло ждать этих сирот, развернись события по другому плану. Возможно, то же, что и многих других: бродяжничество, алкоголизм… продолжать можно бесконечно. Теперь же им достался шанс построить свой мир, из которого их никто не выгонит, – мир среди сказочных пейзажей, мир, свободный от комплексов и условностей современного мира, пускай он достается немалым трудом, духовным в том числе. «Мне здесь хорошо, я тут дрова таскаю», – делится с автором фильма малыш в красной шапке. «Мне здесь хорошо», – одна общая фраза, которая в первую очередь срывается с губ ребят.

Сиротство – ад

– Все думают, что только там можно весело и радостно проводить время, – говорит женщина о внешнем мире, – только там, где звучит эта дьявольская музыка. Но нет. В тишине тоже есть своя музыка. В тишине звучит божья музыка. Здесь как раз можно превратить жизнь в творческое бесконечное действо.

А современное сиротство Анна считает настоящим адом, и вряд ли кто-то станет с этим спорить. «Мы по ночам спать не должны, зная, что половина детей в мире сироты», – добавляет она, наблюдая, как маленькие ребятишки учатся грамоте, ненецкому языку, культуре народности, шьют себе игрушки, учат стихи, песни, рисуют и резвятся на свежем воздухе. «Они понимают, что мама есть голова: нет головы – руки-ноги не ходят», – делится мировоззрением бывшая писательница. Но одно дело прийти к этому самому и верить в это, и совсем другое – привить такую светлую идею сорока ребятишкам, мало что понимающим в жизни. Разве это не подвиг? Хотя бы одно упорное стремление вселить светлые представления о семье и уважение к родителям можно назвать этим громким словом.

Еще большее уважение к женщине внушает ее почтенный возраст, невзирая на то что она полна сил и желания защитить своих детей, спасти наставлениями и воспитанием от зверя современности. «Так воспитывая детей, я надеюсь с этим воспитанием выпустить их в мир. Без этого они быстро погибли бы, мои дети не имеют иммунитета, – уверена Анна. – У ненцев ребенок находится под волей родителей, пока самостоятельно не расставит оценки добра и зла. Вот расставит оценки, и тогда – свободен». Возможно, эта истина независимой женщины, кому-то кажущаяся странной или слишком суровой в воспитании детей, – единственный эффективный посыл России спасти своих детей, которых так и норовит схватить и закрутить общество жестоких потребителей. Этот островок в тундре заслуживает намного больше внимания, чем все законы нашего государства, принятые для того, чтобы якобы спасти детей от угрозы сегодняшней реальности.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах