aif.ru counter
179

Светлана Замараева: «Эту «Золотую маску» я не имею права унести к себе домой»

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 18. «АиФ-Урал» 02/05/2012

В этом году в копилку Екатеринбурга попало две награды, одна из которых по-своему уникальна - это первая «Золотая маска», полученная за роль в драматическом театре, которую привезла актриса ТЮЗа. О своем взгляде на мир театрального искусства рассказала гость «АиФ-Урал», лауреат премии Светлана Замараева.

«Было страшно»

- Светлана Николаевна, как удалось преодолеть все трудности на чужой сцене, когда вы играли спектакль «Без вины виноватые»?

- Это было действительно чудо. Спектакль был будто под каким-то покровом. Не было той сильной нервозности, которая обычно бывает при волнении, когда друг друга начинаем дергать, не желая того, не жалеть. Было напряжение именно то, которое нужно для выхода на сцену перед ответственным спектаклем. Какие-то сцены у нас были сбиты, но никто не нервничал. Мы с радостью принимали любые препятствия. Сначала было страшно, потому что не дома, все по-другому, расстояния на сцене не такие, но это не смогло помешать. Перед выходом чувствовалась даже какая-то усталость, а в голове крутилось: ну надо же, такой спектакль, а я не в форме! Но когда он начался, ощущение было такое, что потолок пробить можешь.

Эту «Маску» я не имею права унести себе домой, потому что она принадлежит всем. Если бы не было того единения в коллективе, вряд ли через главную героиню я смогла бы рассказать эту историю. Я всем благодарна!

Пала сцена?

- Насколько справедливо было мнение жюри премии в этом году?

- Вы посмотрите на нашу «Маску», о чем говорить? Дело в том, что всю программу мы не смотрели, приехали, когда фестиваль уже подходил к концу. Поэтому, насколько жюри правильно решило, сказать не могу. Знаете, пять лет назад я сама была в составе жюри «Золотой маски», и я вам скажу, что это очень тяжелая работа. Все происходит на профессиональном уровне - идет разговор, обсуждения, а не так, что давайте этому дадим, потому что он приехал издалека. Это все миф. Закрученных интриг никаких не существует. Безусловно, какой-то человеческий фактор присутствует - нравится, не нравится. Но это же естественно!

- Сейчас традиции старого спектакля уходят на задний план, и временами сложно отличить настоящую постановку от балагана. Как относитесь к этим современным тенденциям?

- На каждом этапе у каждого поколения существует такой момент, как писал Чехов, «пала сцена, зато средний артист стал гораздо выше». Это было при Антоне Павловиче, это было при Шекспире, это и сейчас, но театр все равно стоит еще и живет. Когда театр становится на тропу развлечений, это уже рыночный товар, когда все в угоду вкусам, чтобы собрать публику, чтобы только были успех и ор, и абсолютно отсутствует размышление, то, для чего собственно театр необходим. Театр - это кафедра, с которой можно сказать много добра, и это важное место. Тут нужно проблемы решать очень серьезные, а яркость, эпатажность, приколы... Трудно мне судить, потому и такой театр тоже для кого-то нужен. Ну, есть же публика, которая не выносит очень долгого Достоевского.

- Может, это делается для привлечения молодежи?

- Лучше бы тут сказать не «привлечь», а «помочь». Помочь молодежи, потому что все мы хотим быть счастливыми, и ребята-подростки, которые ходят с пивом, тоже, но не знают как. И вот смотреть на это мыканье, тыканье просто до боли жалко, потому что они не могут найти то, что рядом.

Жажда размышлять

- Даже поведение в театре сейчас отличается от прежнего: не увидишь вечерних нарядов, телефоны не отключают...

- Понимаете, это очень легко, когда начинаешь спектакль играть, а все тебя слушают. Ну, ты вышел, ну, ты сыграл, посмотрели на тебя, похлопали. На самом деле это как на фронте, когда выходишь на передовую, и там действительно нужно бороться за внимание, за то, чтобы повернуть человека к себе.

- А бывали ли случаи, когда вам на спектакле хотелось по голове настучать какому-нибудь хулигану из зала?

- Во время спектакля «Укрощение строптивой», когда свет потух, в зале захохотал мальчишка, а публике только этого и надо - зал сразу цепочкой потянулся за ним. Потом свет появился, у меня начался текст, а он опять засмеялся. Естественно, спектакль пошел немножечко в крен, и поэтому мальчишку увели, чтобы актерам было комфортно работать на сцене. У меня так душа болела, думаю - ну вот как вот его вывели при всех, вот меня б так вывели, я бы вообще от стыда сгорела. Потом мне наш сотрудник рассказала, что мальчишка был удивлен и не понимал, за что. Он ведь в театр пришел, он хохочет - и все смеются, и радость вокруг, а его выпроводили. Теперь у парня этот поход в театр остался в душе на всю жизнь.

- Как сейчас театру удается выжить в широком смысле, не зацикливаясь на финансах?

- Жажда будет всегда. Я не думаю, что это может закончиться, потому что человеку необходимо размышлять. Творчество - после религии это вообще основа жизни. Помните, у Шекспира, когда Гамлет устраивает театр и когда к нему приезжают артисты, он говорит: «Позаботьтесь, чтобы артистов хорошо устроили, потому что артисты - это обзор и краткие летописи века». Искусство - это огромная сила, и становится понятно, насколько это высокое место - театр. Потребность в этом будет всегда, именно в настоящем театре, которого никогда не было много.

Досье:

Замараева Светлана Николаевна родилась 12 июля в 1965 году. Окончила Государственный театральный институт города Свердловска по курсу «актер драматического театра и кино». С 1999 года является заслуженной артисткой России. Деятельность в ТЮЗе совмещает с игрой в Камерном театре.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество