aif.ru counter
131

Вопрос с музеем Эрнста Неизвестного практически решен

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 32. «АиФ-Урал» 08/08/2012
Фото: Igor Palmin

Горькие слова

- Виталий Михайлович, нынешняя попытка продвинуть идею создания в Екатеринбурге музея Эрнста Неизвестного ведь не первая?

- Могу ошибаться в отношении времени, но впервые этот вопрос поднимался, кажется, лет 20 назад. Тогда в Музее истории Екатеринбурга была первая выставка Эрнста, и тогдашний директор музея сказала, что после реконструкции третий этаж предполагается отдать именно под музей Неизвестного. Она же и попросила меня выяснить, согласен ли он, готов ли поддержать? Я Эрнсту написал, спросил, готов ли он предоставить энное количество работ. Он ответил: «Конечно да».

Потом все закончилось, ничего не было сделано… Не знаю, по каким причинам. Но произошла же известная, крайне некрасивая история с памятником.

- Сегодня о ней мало кто помнит, кстати.

- Да и вспоминать не хочется, на самом деле. Эрнст хотел поставить безвозмездно на родине в Свердловской области памятник жертвам политических репрессий. Он привез сюда рабочую модель и в мастерских художественного фонда над ней работал. А потом развернулась отвратительная антисемитская компания. Помню, я по этому поводу написал письмо, собирал подписи, но… ничего не вышло. Эрнст был крайне раздосадован, обижен. А в связи с тем, что заглохла идея с созданием музея, я в его глазах оказался безответственным болтуном. Наши отношения на какое-то время прекратились.

А в конце прошлого года в Музее современного искусства открылась выставка Эрнста Неизвестного, к открытию которой он написал несколько слов. Горьких. В том смысле, что у него музеи по всему миру, нет только в родном городе.

- И тогда вы с Михаилом Брусиловским написали письмо, адресованное губернатору региона и президенту России?

- Да. Но я не стал звонить ни Эрнсту, ни его супруге Анне, которая сегодня ведет все его дела, поскольку, если честно, никакой надежды на успех у меня не было. Но Аня позвонила сама - ей переслали наше письмо, - она, конечно, поблагодарила, но… выразила абсолютное недоверие.

И тут все завертелось самым непостижимым для меня образом! Спустя короткое время после этой беседы у меня состоялся разговор с Алексеем Бадаевым (министр культуры Свердловской области. - Ред.), и я узнал, что под будущий музей выделено здание на улице Добролюбова. Я его видел: двухэтажный купеческий особняк начала XIX века. В очень хорошем состоянии! А потом я встречался с губернатором Евгением Куйвашевым: он проявил заинтересованность, задавал точные вопросы, что произвело приятное впечатление. Тут же присутствовал один из министров, с черной папочкой, в которой оказался уже разработанный план ремонта особняка на Добролюбова, 14 (к 1 октября вроде должно быть там все закончено). А через несколько дней после этой доброжелательной встречи мне позвонили и сообщили, что губернатор написал письмо Эрнсту Неизвестному.

Пока все находится на этом грандиозном уровне!

Мировой бренд

- А почему вы говорите: «непостижимым для меня образом»?

- Таких удач, пожалуй, у меня еще не случалось. (Смеется. - Ред.). Поверьте, до сих пор все дела, которые я начинал, не слишком хорошо заканчивались. Видимо, произошло точное попадание во время. Как я понимаю, Свердловская область предполагает стать участницей крупных международных проектов, а Эрнст Неизвестный - это единственный столь значительный наш мировой бренд. Все иностранные делегации, безусловно, оценят музей. Очень эффектный, правильный, козырной ход.

- Как будет комплектоваться музей?

- Аня мне сказала, что они с Эрнстом рассматривают вопрос о передаче коллекции - той, что выставлялась в Музее современного искусства. Выразила поддержку и дочь Эрнста Ольга, которая живет в Москве (ее мама Диночка Мухина, с которой я учился, к сожалению, не так давно умерла). У меня есть монография Эрнста, им подписанная, есть письма Беллы Абрамовны Дижур (поэт, писатель, мать Неизвестного. - Ред.), с которой я лет 60 был хорошо знаком.

К слову, я выступал как художник первого поэтического издания Беллы Дежур. Было это в 60-х годах, извините, прошлого столетия. Книжка называлась «Раздумье», и я там проявил (смеется. - Ред.) крупное философское сознание - нарисовал веточку елочки и веточку рябины. Это, с моей точки зрения, символизировало разнообразие Урала. Но она не обиделась.

- Виталий Михайлович, а впервые когда пересеклись ваши пути с Эрнстом Неизвестным?

- Вообще, это особенный человек! Помню, в 1976 году у меня была в Москве персональная выставка. После открытия мы с моей супругой и Борисом Жутовским отправились к Эрнсту домой. Просидели до 6 утра. Почти все это время говорил Эрнст. Но как говорил! Это были не просто сюжеты, это напор идей! Его манера говорить (метафорично, образно) неподражаема - он самореализуется каждую минуту. Каждая встреча с Эрнстом - это встреча с гением. Вот, например, внешне спокойный Миша Брусиловский - тоже гений. А Эрнст - это гений гениев!

А впервые мы встретились после войны, в 46 году, он пришел к нам в художественное училище. Мы были поражены мощной конструктивной манерой его рисунков. Потом-то выяснилось (смеется. - Ред.), что его интерес был на курс младше нас, где училась совершенно очаровательная девушка Дина Мухина, которую за невероятную трогательность все называли Джульеттой.

- Вас не печалит, что музей Неизвестного станет брендом региона? Не потеряется за этим Художник?

- Для кого-то это будет бренд, кто-то придет в музей к художнику… Какой бы мотив ни лежал в основе - важен результат. В конце концов, музей станет своего рода символом восстановленной справедливости. Человек ушел добровольцем на фронт, ранен-переранен, выжил, прожил в стране самые тяжелые годы травли, выстоял. А теперь он, слава тебе господи, почетный член Российской академии художеств. И музей - благодарность человеку, рядом с чьим именем в мире часто упоминается Свердловск.

Досье:

Виталий Михайлович Волович родился 3 августа 1928 года в Приморском крае. В 1948 году окончил Свердловское художественное училище. Заслуженный художник РСФСР, лауреат множества отечественных и зарубежных премий. Работы художника выставлены в Государственной Третьяковской галерее, Музее изобразительных искусств имени Пушкина, Русском музее Санкт-Петербурга, галереях Праги, Брно, Кельна, Веймара, а также в частных коллекциях мира.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество