aif.ru counter
970

Ким Брейтбург рассказывает о Борисе Моисееве и уральском «Дубровском»

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 47. «АиФ-Урал» 23/11/2016
фото автора / «АиФ-Урал»

На сцене Свердловской государственной детской филармонии с аншлагом идёт мюзикл «Дубровский». «Сюжет Пушкина отлично подходит под жанр мюзикла. Там есть и романтические отношения, есть элементы детектива. Есть возможность показать и народный бунт, и смешных, нелепых персонажей нашей российской действительности», – считает композитор и продюсер «Дубровского» Ким Брейтбург.

С лёгкой грустью

Владимир Полупанов, «АиФ»: Ким, ты был фронтменом популярной рок-группы «Диалог», а потом ушёл на «тренерскую работу», стал писать песни в студии. Этот переход был безболезненным?

– Я стал фронтменом в «Диалоге» от безысходки. Мне кажется, можно провести параллель с Евгением Хавтаном, в группе «Браво» которого сначала были солисты, а потом он и сам запел. У нас были попытки найти солистов. Я писал музыку, был основным идеологом. И вот этот посыл, который был заложен в музыке, нужно было адекватно донести до слушателей. Все попытки пригласить солистов заканчивались неудачей. У них не было осмысленности в том, что они делали. В конце концов, я запел сам. Поэтому когда в 92-м году я понял, что дальнейшая жизнь «Диалога» вряд ли возможна (всё, что хотели сказать, мы, вероятно, сказали), меня увлекла студийная работа. Хотя переход был немного грустный. Ведь мы проработали с музыкантами «Диалога» вместе около 20 лет, начав ещё со школы. Но я как-то быстро адаптировался, хотя время было очень тяжёлое в экономическом плане. Братья Меладзе были членами группы, и, естественно, когда группа распалась, мы активно поддерживали отношения. Я был продюсером и помогал делать аранжировки для первых альбомов Валеры Меладзе («Сэра» и «Последний романтик»). Потом сводил их у себя на студии. Первые песни «Не тревожь мне душу, скрипка», «Лимбо», «Ночь накануне Рождества» были записаны в Николаеве на моей студии. Хотя жизнь нас и развела, у нас с Валерой и Костей прекрасные отношения, что в шоу-бизнесе бывает нечасто.

«У нас с Валерой и Костей Меладзе прекрасные отношения, что в шоу-бизнесе бывает нечасто».
«У нас с Валерой и Костей Меладзе прекрасные отношения, что в шоу-бизнесе бывает нечасто». Фото: «АиФ-Урал»/ фото автора

– Ну а переход из рока в поп-музыку тоже дался легко??

– Мне было интересно попробовать себя в разных жанрах. А потом это всё один путь. Просто когда я стал заниматься поп-музыкой, мне стало интересно решать чуть другие задачи. Надо было так написать песню, чтобы она точно легла на сценический образ тех людей, для которых я пишу, будь то Филипп Киркоров, Лариса Долина, Тамара Гвердцители, Валерий Леонтьев и так далее.

В 89-м году в моей жизни появился партнёр и товарищ Женя Фридлянд, с которым позднее мы создали компанию FBI music («Фридлянд, Брейтбург интернейшнл»), и проработали вместе много лет. Это было не безоблачное существование. Но в любом случае оно принесло пользу тем людям, которые в этом процессе приняли участие. Многие артисты либо окончательно закрепились на рынке, либо в силу тех или иных причин не сразу. Это Саша Панайотов, Лёша Чумаков, Коля Трубач, Марина Девятова, Руслан Алехно, Алексей Гоман, группы «Премьер-министр» и «Ассорти». Самый лучший период в артистической биографии Бориса Моисеева был связан с нашей компанией. Когда появилась в его арсенале моя песня «Голубая луна», Боря собирал большие залы. Но контракты закончились. И с какого-то момента все артисты ушли в свободное плавание. И как у них сложилась судьба дальше, мы за это отвечать не можем. Но мне кажется, что позитивную роль в жизни вышеперечисленных артистов мы сыграли.

– Это же вы с Женей заставили запеть Моисеева. Это была авантюра с вашей стороны, ведь петь он по большому счёту не научился?

– Да у Бори и не было попыток стать певцом. Это даже нельзя было назвать вокалом. Боря – хороший шоумен с прекрасным чувством юмора. Он прекрасно чувствовал аудиторию и вообще, был на эстраде довольно универсальным человеком. Я был свидетелем того, как женщины после его песен рыдали и смеялись до упаду.

«Боря Моисеев хороший артист. работать с ним было интересно».
«Боря Моисеев хороший артист. работать с ним было интересно». Фото: «АиФ-Урал»/ фото автора

Весело и забавно!

– Сегодня в 30 городах страны и ближнего зарубежья идут твои мюзиклы «Голубая камея», «Дубровский», «Леонардо», «Казанова», «Джейн Эйр», «Снежная королева». Почему, собственно, ты переключился на мюзиклы?

– Это настолько гибкий и универсальный жанр, что на его разных полюсах существуют и какие-то андерграундные, арт-хаусные работы, на другом – популярные с гигантскими сборами и бюджетами шоу.

– Тебе не кажется, что от некоторых мюзиклов того же Эндрю Ллойд Уэббера пахнет нафталином?

– Он удачливый автор и бизнесмен. Ему принадлежат театры на Уэст-Энде и на Бродвее. Поэтому он не нуждается в нашей с тобой оценке. И мюзиклы, которые Уэббер написал, стали классикой. Люди их цитируют в быту. Представляешь, какой это уровень популярности?! Уэббер настолько универсальный автор, что недавно он создал новый мюзикл «Школа рока», где звучит рок-музыка, чуть ли не панк. Я смотрел на Бродвее этот мюзикл. Очень интересная постановка, где играют дети. Весело и забавно! Это музыка совсем другая, непохожая на то, что он делал до этого.

– А как мюзикл чувствует себя у нас? Приживается на нашей почве?

– У нас большинство театров государственные, репертуарные. И они пытаются ставить мюзиклы. В некоторых случаях это удачные поставки, в некоторых – нет. Везде разный профессиональный уровень, разные финансовые возможности – поэтому и качество разное. Но главное – жанр набирает обороты. В афишах всех музыкальных театров можно увидеть мюзиклы. На мой взгляд, оперетта как жанр в определённый момент сформировалась, достигла своей кульминации и закончилась. Писать оперетту сегодня бессмысленно. Потому что тебя обвинят в плагиате Кальмана, Легара или Штрауса. Оперетта – это всегда позитивная история, всегда очень лёгкий сюжет и облегчённая драматургия. Оперетта поётся академическими голосами, почти оперным вокалом. А в мюзиклах и музыкальная палитра шире, и набор сюжетов более разнообразен.

Жанр мюзикла дает возможность показать и народный бунт.
Жанр мюзикла дает возможность показать и народный бунт. Фото: «АиФ-Урал»/ фото автора

Пушкин актуален

– Я был на премьере твоего мюзикла «Дубровский» в Свердловской государственной детской филармонии. Могу сказать искренне, мне понравилась постановка. Динамично, живо и совсем не пахнет нафталином. Чем привлёк тебя этот сюжет? Всё-таки Дубровский – с точки зрения норм права и морали – пусть благородный, но преступник.

– Эстетика этого мюзикла, стиль в котором написан «Дубровский», он, если ты заметил, весьма эклектичный. Там есть и этнические элементы, и рок, и неоклассика. Когда Карен Кавалерян принёс мне либретто, я понял, что есть возможность максимально широким музыкальным спектром всю эту картину воссоздать. Музыка там звучит разная, но спектакль выглядит цельным. Судьба Дубровского довольно печальна. Маша Троекурова и сам Владимир Дубровский были чисты в своих намерениях, благородны в поступках , но оказались проигравшими в конечном счёте. Однако чувства, которые они испытывают по отношению друг к другу, – любовь, преданность, благородство – побеждают. Их устремления и внутренние порывы всё равно торжествуют. Именно поэтому от мюзикла остается позитивное впечатление. Сюжет Пушкина отлично подходит под жанр мюзикла. Там есть и романтические отношения, есть элементы детектива. Есть возможность показать и народный бунт, и смешных нелепых персонажей нашей российской действительности. Многие типажи можно и сегодня опознать – трусливые, подленькие, мелкие, готовые прогибаться перед вышестоящим начальством. Всё это, к сожалению, в той или иной степени имеет отношение и к нашей сегодняшней жизни. Эти человеческие качества, как благородные, так и низменные, в людях никуда не деваются. Это было раньше, есть и сейчас. Поэтому и Шекспир, и Пушкин сегодня по-прежнему актуальны.

Так что можно резюмировать. Каждый этап моего возраста соответствовал какому-то музыкальному делу. В молодости это был рок, в более зрелые годы, когда мужчина должен зарабатывать деньги, я занимался поп-музыкой, шоу-бизнесом. Сейчас, когда дело идет к старости, я перевалил 60-летний рубеж, то стал заниматься более серьёзными видами творчества, более высокими что ли. Мюзикл более сложный и профессиональный вид искусства. И на каждом этапе я чувствовал себя органично. Я считаю, что мне в каком-то смысле повезло. Жизнь моя сложилась удачно. У меня нет претензий к Господу.

Владимир ПОЛУПАНОВ

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)
Loading...

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество