aif.ru counter
353

Уральский художник Алексей Рыжков об исчезновении памятников архитектуры

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 23. «АиФ-Урал» 03/06/2015
из личного архива Алексея Рыжкова

«Наш город екатеринбуржцы очень любят»

Ольга Маслова, «АиФ-Урал»: Нельзя не отметить, что в вашем творчестве Екатеринбург, его дома и улицы занимают видное место. Чем уральская столица зацепила вас?

Алексей Рыжков: Если сказать честно, я больше рисую то, что у меня лучше всего получается. Именно поэтому я изображаю город во всех его проявлениях. Но помимо окружающей нас городской среды меня очень привлекают человеческие лица, и в связи с этим мне интересны портреты – работа в этом направлении. Работу над портретами, по разным причинам, организовать сложно. Ну, а дома, как я заметил, очень похожи на людей: окошки-глазки, выражения «лиц», совершенно разные «костюмы» – все это объединяет нас с ними. Они точно так же собираются в семьи, компании и банды – нужно только присмотреться.

– Другие города пробовали рисовать?

– Конечно, пробовал. А началось всё с моих студенческих лет, когда у нас проходила летняя практика. Что обычно рисуют вовремя этой части обучения? Студенты в основном пишут закаты, воду, деревья, поля, стога, в то время как у меня лучше всего получались здания. А раз я городской житель, то и изображать в своих произведениях я стал города. В основном это, конечно, Екатеринбург, но был у меня и другой опыт. Прежде чем начать рисовать уральскую столицу, я писал с натуры наши окрестные деревни. Потом я узнал, что есть такой город, где здания на самом деле кривые, и я, конечно, поехал туда. Это город Псков, где у меня получился хороший пленэр. В Сиэтле я рисовал небоскрёбы. Очень интересно было изобразить Париж. Этот город настолько знаменит и растиражирован, что трудно его увидеть непредвзято. Я в свои парижские композиции сознательно привносил цитаты из картин любимых мной художников.

– По сравнению с теми городами, что вы видели, Екатеринбург всё-таки имеет какое-то свое притяжение, изюминку?

– Это не совсем корректный вопрос. В отличие от других городов, преимущества которых я не оспариваю, все-таки Екатеринбург мой родной город. Я его люблю, больше и лучше знаю, вся моя жизнь происходит именно здесь. Конечно, в нашем городе много интересного для художника. Может ли это считаться особенностью, не знаю, но наш город екатеринбуржцы очень любят. Любят искренне и непритворно. Значит, есть за что!

В столице Урала безвозвратно утеряны. Фото: «АиФ-Урал»/ Инфографика Ульяновой Юлии

«Мы разучились чувствовать красоту»

– Вам приходилось рисовать и заграничные стеклянные небоскрёбы, и наши старинные особнячки. Наверное, переносить на бумагу первые не так увлекательно? Можно сказать, что нет в них души, они однолики…

– Вы правы только отчасти. На самом деле нельзя сказать, что небоскрёбы хуже. Но традиционное искусство – краски, кисточки, мелки, карандашики – оно, с моей точки зрения, лучше приспособлено к изображению старых домиков, идиллических пейзажей. Для небоскрёбов же лучше подойдет какая-нибудь компьютерная графика. Но тем не менее стеклянные башни тоже интересно рисовать. Например, Сиэтл очень красивый. Небоскрёбы занимают в его пространстве не так много места – город разнообразен. Издали, в лучах заката, небоскребы, сверкая, громоздятся над двухэтажными домишками, как гигантские друзы горного хрусталя. И как торжественно выглядит их парадный строй, если смотреть с океана! И потом то, что тебе чуждо изображать, можно принять как вызов. Что я ценю в городском пейзаже? Чтобы у домов была индивидуальность. А небоскрёбы, как ни странно, все разные. Вы их друг с другом не перепутаете.

– В Екатеринбурге, оказывается, живет немало людей, которые всеми руками за новую постройку, даже если она в ущерб старому городу. Что же это за горожане такие? Какое у них отношение к родному уголку?

– Что это за люди, я не знаю… Боюсь, что это самые обычные, нормальные горожане, просто они некоторых вещей не понимают. Конечно, это очень грустно. Я не против современной архитектуры, даже хвалил вам небоскрёбы. Меня не возмущает современная эстетика – меня возмущает бессмысленность, враждебность человеку городской застройки, которая сейчас у нас существует. В Париже есть квартал Дефанс, там здания в стиле хайтек. Но при этом, они очень аккуратно вписаны и в городскую визуальную среду, и в городскую мифологию. Хотя и в Париже тоже кое-что испорчено, увы…

В нашем же городе утрачена градостроительная культура! И, наверное, на это есть причины… Во-первых, все мы немножко одичали и разучились чувствовать красоту. А, во-вторых, мы забыли, что помимо эстетической составляющей в архитектурных стилях присутствует и смысловая наполненность. Например, готика выражает порыв человека к Богу, классицизм передает пафос рационально устроенного государства. А чем нагружена эта новая архитектура, что мы видим сегодня? Судя по тому, как она проявляет себя в городе, скорее всего, она обозначает бессовестное всемогущество денег и финансовой силы – где хочу, там и построю, и никто мне не указ! Уровень архитектурного мышления опускается до уголовного. Один из многих примеров – Вознесенская горка с особняком Харитонова, парком и Вознесенским собором. Этот изумительный, уникальный ансамбль варварски изуродован бездарно торчащими позади высотными зданиями. Беда не в том, что появляются новые дома (среди них есть интересные), а в том, что они появляются не там, где это красиво или удобно для людей. Главная творческая задача – извлечь максимальную материальную выгоду. Весь пафос этой архитектуры, вся её выразительность – она в этом. Сочувствую нашим архитекторам. Каким недобрым делом им приходится заниматься!

«Чем нагружена новая архитектура, что мы видим сегодня? Судя по тому, как она проявляет себя в городе, скорее всего, она обозначает бессовестное всемогущество денег и финансовой силы». Фото: из личного архива Алексея Рыжкова

Сплошные парадоксы

– Вот и непонятно, что рядовому уральцу может нравиться в этом…

– Возможно, в стеклянно-бетонном городе есть своя привлекательность. Есть гордая мощь и устремленность. Но мне очень жаль, что пропадает то, что мы все очень любим. Говорят, что в нашем городе нет ни одного архитектурного памятника. Это неправда. Все, что было построено сто лет назад (а сохранилось из этого очень мало), мы должны бережно сохранить! Много говорят сейчас о поисках национальной идеи, о патриотизме. Но эти вещи в нашем обществе понимаются больше с точки зрения танков. А если бы люди были больше привязаны к своему месту? Чем их можно привязать? Для жителей городов обязательно должны быть любимые уголки, любимые улочки. И связанные с ними истории.

– Наши власти любят жаловаться на то, что уральцы покидают небольшие города, обрекая их на вымирание. Взять тот же Ирбит, где есть совершенно потрясающая старинная купеческая застройка, но она находится практически в руинах. Кому захочется жить среди руин?

– Тут есть такой парадокс: люди бегут из Ирбита, потому что в этом городе нет денег, но поэтому же там не строят «Высоцких», благодаря чему исторические здания сохраняются. Еще один парадокс: люди, которые азартно добивают старый Екатеринбург, пылко восхищаются картинами со старыми особнячками. Охотно покупают такую живопись.

«Люди, которые азартно добивают старый Екатеринбург, пылко восхищаются картинами со старыми особнячками». Фото: из личного архива Алексея Рыжкова

Уральцы не опускают руки

– Есть же перед глазами заграничный опыт! Почему же его не использовать у нас?

– Был в нашем городе беспорядочный, запущенный, но очень живописный и романтичный район в пойме Исети, между мостами на Малышева и Куйбышева, «Свердловский Монмартр». Похожий квартал существует в Вильнюсе. Он называется Ужупис (По-нашему – Заречье). В этих местах жили художники, но судьба у этих мест разная, и не сказать, что сравнение в пользу нашего. Где обычно селится богема? В каких-то райончиках, где можно снять дешевое жилье. Таким местом в Вильнюсе и стала артистическая Республика Ужупис. Тут художники не только жили, но и обустраивали свои мастерские. Затем стали организовывать здесь разнообразные художественные акции и перформансы, устанавливать какие-то странные объекты. Постепенно этот район города из трущоб превратился в модный и престижный. Но при этом он сохраняется практически в первозданном виде, обладая все тем же очарованием. Ужупис сейчас – одна из главных городских достопримечательностей, приманка для туристов. К сожалению, с нашей улицей Горького так не сложилось, и она изменилась до полной, безликой неузнаваемости.

– Видимо, все спасение архитектурных ценностей горожанам придётся взять на себя – спать в палатках вокруг наших исторических построек, потому что многое сносится ночью…

– К сожалению, здесь мне трудно сориентироваться. Уверен, что при желании очень много можно придумать. Я лучше скажу о другом, чтобы изменить печальную интонацию нашей беседы. Многое удается спасти. В социальных сетях есть группа «Реальная история Екатеринбурга», которая организует неравнодушных людей для защиты города от бездумного разрушения. Призываю всех туда заглянуть. Можно взять под свою заботу приглянувшееся здание. Обратиться к администратору группы Марине Сахаровой, она подскажет, что можно и нужно сделать. Есть группа «Царский мост», которая борется за сохранение и гуманную реконструкцию одного из уникальных районов Екатеринбурга. Загляните в группу «Нарисованный Екатеринбург», где публикуются разнообразнейшие изображения нашего города. Чем бы закончить наше интервью? Дорогие друзья, мы вместе живем в этом городе. И многое в его облике зависит от нас. От того, что мы думаем. От того, как мы поступаем.

При желании каждый из нас может спасти хотя бы один памятник архитектуры. Фото: из личного архива Алексея Рыжкова

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)
Loading...

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество