aif.ru counter
322

Фейки о прививках. Эпидемиолог о необходимости обязательной вакцинации

Стоит ли вводить ответственность за антипрививочную пропаганду, с какой болезнью врачам действительно удалось справиться и самая распространенная дезинформация о прививках в интернете – интервью URAL.AIF.RU со специалистом Роспотребнадзора.

Валерий Христофоров / АиФ

«Врачебная заповедь гласит: «Не навреди», но ведь навредить можно не только своим неумением, своими действиями, ошибками, но и словом. И это относится не только к врачам», – говорит начальник отдела эпидемиологического надзора Управления Роспотребнадзора по Свердловской области Светлана Скрябина.

Вековое лобби

Рада Боженко, «АиФ-Урал»: Светлана Викторовна, как вы относитесь к инициативе введения ответственности за антипрививочную пропаганду?

Светлана Скрябина: Обеими руками «за». Понимаете, человек должен отвечать не только за свои поступки, но и за свои слова. Как известно, основная врачебная заповедь гласит: «Не навреди», но ведь навредить можно не только своим неумением, своими действиями, ошибками, но и словом. И это относится не только к врачам. Любой человек, априори считающийся существом разум­ным, прежде чем что-то сказать, должен подумать. Между тем эти люди абсолютно непрофессионально, руководствуясь исключительно своими личными мотивами (порой им самим непонятными), начитавшись в Сети всякой… как бы это помягче сказать, ерунды о том, что прививки – это вред, ужас, издевательство и т. д., выдают её как истину в последней инстанции. 

Хотя, знаете, этой антипрививочной теме больше двухсот лет. Она возникла, как только наша просвещённая царица привила себя от натуральной оспы, привила весь двор и ввела обязательную вакцинацию. И этот её указ спас миллионы жизней! К сожалению, натуральная оспа – это пока единственная инфекция, с которой человечеству удалось справиться.

Но именно с момента появления указа об обязательной вакцинации против натуральной оспы появилось и антипрививочное лобби. Распространялись слухи о том, что у привитых вырастают рога, появляются копыта, и так далее.

– Далеко ли от этого ушло современное лобби?

– Как сказать… Их главный аргумент: всё, что происходит после вакцинации, это её осложнение. Утрированно это выглядит так: вышел человек из прививочного кабинета, где вакцинировался против гриппа, поскользнулся на улице, упал, получил перелом – это осложнение. Ведь это после прививки случилось, так? Не придерёшься!  Повторюсь: я утрирую, но по сути это так, поскольку они говорят о каких-то сумасшедших, необычных реакциях, осложнениях.

Бывают реакции на прививки? Да, бывают. Совершенно обычные – в виде покраснения, припухлости, незначительной болезненности в месте укола и даже субфебрильной температуры. Есть ли противопоказания? Конечно. Это, например, недавно перенесённая инфекция (нужно подождать пару недель). Бывают ли необычные реакции? Да. Скажем, живая вакцина против полиомиелита – на миллион прививок у одного ребёнка после вакцинации возникала временная (!) хромоногость. Это поствакцинальное осложнение? Да. Не­обычная реакция? Да. Но она одна на миллион привитых, защищённых! А давайте вспомним, как в 2010 году у нас в области было два завозных, из Таджикистана, случая полиомиелита у пацанов 19 и 20 лет. Один погиб, а второй уехал домой инвалидом. Вот вам встреча с инфекцией!

Сегодня говорить о том, что вакцинация вредна, неэффективна, это, мягко говоря, неправда. Это, как сейчас модно выражаться, фейк. И слава Богу, что на законодательном уровне появляется противодействие государства этим фейкам.

Муравейник

– Почему бы тогда на законодательном уровне не ввести обязательность вакцинации?

– Смотрите, в наш достаточно либеральный закон об иммунопрофилактике заложена обязательность профилактических прививок в рамках Национального календаря и календаря по эпидемическим показаниям. Но в этот же закон заложена и возможность отказа от прививок. Наверное, это правильно, всё-таки у человека должен быть выбор. Но если человек отказывается от прививки, на него возлагаются дополнительные обязательства. Во-первых, он не может работать в определённых профессиях. Во-вторых, в период неблагополучия по прививаемой инфекции человек непривитой (т. е. незащищённый) должен покинуть организованный коллектив. Потому мы и предлагаем главам муниципалитетов на период неблагополучия по гриппу своими постановлениями вводить запрет на посещение непривитыми детьми садиков и школ. Садик и школа – это муравейник, в котором риски заболеваемости инфекциями, особенно передающимися воздушно-капельным путём, колоссально выше, нежели среди неорганизованных детей.

Если помните, в январе мы предлагали ввести подобные ограничения в Екатеринбурге и по гриппу, и по кори. Предварительно мы согласовали это с органами прокуратуры, поскольку родители, которые отказываются от прививок, весьма активны, – они сразу заявляют, что их ребёнка лишают возможности получать образование. Кстати, Верховный суд не так давно подтвердил, что эти родители злоупотребляют данным правом. Но, к сожалению, у нас есть целые общественные организации, которые противодействуют вакцинации, противодействуют туберкулинодиагностике. Что тут скажешь? То, что родители тоже должны нести ответственность за защиту своих детей от реальных опасностей, и эта ответственность должна быть закреплена законодательно.

Жуткая история произошла в прошлом году! Многодетная семья, двое ребятишек нормально прививались, а потом с родителями что-то случилось, и они отказались от прививки против туберкулёза третьему ребёнку сразу после рождения. А спустя год отказались от туберкулинодиагностики, которая позволяет выявить на ранних стадиях инфицирование ребёнка и помочь ему справиться с инфекцией. Отказались, а в 1 год и 2 месяца ребёночек погиб от генерализованной формы туберкулёза. Величайшее сочувствие семье, это горе, которое на всю жизнь останется с ними, но… невольно задумаешься об ответственности родителей за эту трагедию.

Она не прощает…

– С натуральной оспой удалось справиться. Почему другие инфекции не поддаются?

– Что значит «не поддаются»? Начнём с того, что гипотетическая вероятность возврата натуральной оспы существует, поскольку в двух странах этот возбудитель сохранён в виде биологического оружия. И если человечество совсем сойдёт с ума и применит его, мало не покажется никому.

А что касается других инфекций, то, например, Всемирной организацией здравоохранения, всем мировым сообществом реализуется программа ликвидации полиомиелита. Другое дело, что мы хотели его ликвидировать к 2000 году, но не получилось. Сейчас ставится задача ликвидировать его в ближайшие годы, и это вполне реально.

Если говорить об эффективности вакцинопрофилактики, хочу привести пример Свердловской области. В допрививочный период в нашей области за год регистрировалось более 180 тысяч случаев смертельно опасных инфекций: туберкулёз, полиомиелит, корь, краснуха, коклюш, дифтерия и так далее. В минувшем году – несколько сотен. Иными словами, мы снизили заболеваемость по отдельным инфекциям в тысячи раз! Мы посчитали, по прошлому году предотвращённый экономический ущерб, по самым скромным подсчётам, составил 5,5 млрд рублей. Мы также попросили коллег из ГКБ №40 посчитать, во сколько обошёлся им один среднестатистический случай кори. Выяснилось – 21 тысяча с «копейками». И речь не идёт об осложнённых случаях!

В допрививочный период в области в год регистрировалось до 80 тысяч случаев кори. С 2001 по 2015 год всего  20 случаев. Есть разница?

– И снова вспышки. Расслабились?

– Вот, золотые слова. Расслабились. И не только мы. Иллюзия победы над инфекцией сыграла жуткую шутку. Европа уже семь лет «горит» по кори, а 10 лет назад она претендовала на звание континента, свободного от кори. Европейцы тогда подумали, мол, зачем нам прививаться, если инфекции практически нет? И стали прививаться всё меньше и меньше. В итоге уровень коллективного иммунитета стал снижаться и достиг критической точки, когда очередные заносы инфекции повлекли за собой её распространение. 

Сейчас в целом ряде стран регистрируются десятки тысяч случаев кори и десятки смертей от неё. Это вирусная инфекция, а человечество ещё не придумало (за редким исключением) эффективного средства лечения вирусных инфекций. В середине 90-х годов у нас была, что греха таить, эпидемия дифтерии. Дифтерию мы к тому времени и в стране, и в области практически ликвидировали и тоже расслабились: «А давайте не будем прививаться!» Уровень коллективного иммунитета упал, инфекция оживилась. Тогда мы регистрировали в области тысячи случаев дифтерии и десятки смертей. И это после многолетнего благополучия. Помню, коллега рассказывал, как своими глазами видел: в детском инфекционном отделении мамы в буквальном смысле слова рвали на себе волосы, когда их детки умирали от этой инфекции, крича: «Почему нам никто не сказал, что это так страшно?!» Слава Богу, сейчас мы прививаем против дифтерии, как положено. Корь и дифтерия – это только два примера.

Аксиома: инфекция не прощает ослабления, отсутствия внимания к себе!

ДОСЬЕ
Светлана Скрябина. Родилась в Пермской области. В 1993 году окончила Уральский государственный медицинский институт (ныне УрГМУ). С 1994 года и по сей день работает в санитарно-эпидемиологической службе Свердловской области. Начальник отдела эпидемиологического надзора Управления Роспотребнадзора по Свердловской области.



Материал подготовлен: АиФ-Урал

Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Оставить свой комментарий

Актуальные вопросы

  1. Урал лето украл. Как пройдут последние выходные августа?
  2. Источник заразы. Как избежать контакта с паразитами в еде?
  3. Как построить несокрушимую компанию? Семинар Ицхака Адизеса в Екатеринбурге
  4. Опасный сезон. Как не отравиться лесными грибами?

Самое интересное в регионах
Роскачество