aif.ru counter
470

Сустав преткновения. Грозит ли инновационному госпиталю на Урале закрытие

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 10. «АиФ-Урал» 06/03/2019

Сотрудники больницы считают, что из-за политики чиновников через три месяца госпиталь перестанет работать.

Титановый король

Создатель госпиталя Владислав Тетюхин прославился на всю Россию несколько лет назад. Большую часть своей жизни он занимался производством титана. После окончания института попал по распределению на Верхнесалдинский металлообрабатывающей завод, где прошёл все ступени карьерной лестницы – от мастера до заместителя главного металлурга. К 2002 году предприятие вышло в мировые лидеры, при этом большая часть металла шла на экспорт – в авиапром и на производство элементов для медицины. В 2007 году доля корпорации на мировом рынке титана составляла 28%, а её президент Владислав Тетюхин вошёл в список отечественных олигархов. По данным журнала «Форбс», его состояние на тот момент составляло порядка 650 млн долларов.

Идея создать медицинский центр родилась у Тетюхина в 2008 году. Дело в том, что титан является почти идеальным материалом для существования в человеческом организме. Кроме того, он лёгок и прочен. Владислав Валентинович продал акции «ВСМПО-Ависмы» и практически все деньги вложил в строительство госпиталя. 25% средств было предоставлено правительством Свердловской области через «Корпорацию развития Среднего Урала». Эксперты говорят, что детище Тетюхина стало фактически единственным безубыточным проектом КРСУ. Общая его стоимость составила 4,2 млрд рублей.

Идея создать медицинский центр родилась у Тетюхина в 2008 году. Фото: Уральский клинический лечебно-реабилитационный центр

Поступком предпринимателя восхищалась вся страна. Об его инициативе, которая нашла одобрение даже у президента России, писали ведущие федеральные издания. Сегодня в «чудо-госпитале» делают дорогостоящие операции на суставах с использованием титановых протезов. Специалистов для центра набирали из разных регионов – из Москвы и Оренбурга, Омска и Томска, Тюмени и Забайкалья. Людей привлекали в том числе и предоставлением жилья. С 2014 года в центре было проведено больше 22 тысяч операций. Более 60% пациентов – жители Нижнего Тагила, остальные приезжают на лечение из других городов Свердловской области. При этом утверждается, что 98% всех видов стационарного лечения в клинике бесплатны.

300
подписей собрали медики под письмом губернатору.

Политические решения

Спустя четыре года работы в УКРЛЦ что-то пошло не так. В конце февраля сотрудники госпиталя написали письмо на имя губернатора Евгения Куйвашева. Цитируем: «В 2019 году Минздрав нанёс центру завершающий удар, понизив почти на 25% плановое задание по операциям и ОМС, заявив тем самым полное презрение к здоровью жителей Свердловской области. У центра отсутствует задание по государственному контракту на 2019 год. Дискриминационная деятельность Минздрава по отношению к центру приведёт к прекращению его деятельности через три месяца». Свои подписи под письмом поставили 300 медиков.

Эксперты говорят, что детище Тетюхина стало фактически единственным безубыточным проектом КРСУ. Общая его стоимость составила 4,2 млрд рублей. Фото: Уральский клинический лечебно-реабилитационный центр

Письмо коллектива госпиталя нашло поддержку общественности, в том числе среди пользователей интернета. В социальных сетях можно прочитать десятки гневных комментариев, авторы которых клеймят областных чиновников вообще и регионального министра здравоохранения Андрея Цветкова в частности.

«Осенью делала операцию, – делится жительница Свердловской области Елена Журавлёва. – Именно такой должна быть больница в XXI веке. Прекрасные условия. Вежливый и внимательный персонал. Перед операцией неоднократно проинструктировали. Оперирующий врач всё объяснил. Анестезиолог тоже проконсультировал. Очередь на операцию – 8 месяцев. Я думаю, это не мало, а очень долго. Есть необходимость и желание обратиться ещё в УКРЛЦ. О каком сокращении квот может идти речь? Это антинародное решение!»

«Владислав Тетюхин – идейный вдохновитель центра, но сам центр ему не принадлежит, это совместный проект с правительством Свердловской области, – сообщил исполнительный директор УКРЛЦ Алексей Щелкунов. – По программе ОМС нам ежегодно предоставляли 4,5–4,8 тысячи госпитализаций, а в 2018 году мы закрыли 4879 квот. По непонятным для нас причинам в этом году нам предоставили лишь 3506 квот, снижение составило 28%. За два месяца мы уже сделали 1000 операций. При сохранении темпов нам осталось работать не более трёх месяцев: март, апрель, май. Оставшись без работы, центр уже покинули два врача – мастера экстра-класса. Нам абсолютно не ясно, по какому принципу идёт распределение квот. Ведь застрахованным объектом является пациент, а вовсе не клиника. При этом очередь по ряду направлений у нас расписана до конца года. Дело не в том, закрывается центр или нет, а в том, что сотни пациентов, которым необходима медицинская помощь, могут остаться без неё».

Впрочем, ситуация оказалась несколько сложнее, чем описали сотрудники госпиталя…

91,2 млн
рублей прибыль центра в 2017 году.

Диалог не выстраивается

В конце минувшей недели в Нижнем Тагиле состоялось совещание по вопросам развития УКЛРЦ, в котором приняла участие заместитель министра здравоохранения Свердловской области Евгения Чадова. Известно, что вопрос с «лишними» операциями на сегодняшний день решён, – центру будет оплачено лечение 360 пациентов, осуществлённое сверх утверждённого в минувшем году объёма.

Что же касается «урезанных» квот, то «выторговать» их у Минздрава руководству центра вряд ли удастся. В этом вопросе позиция региональных медицинских властей твёрдая. «У нас нет «своих» и «чужих», квоты распределяются между всеми медицинскими организациями – государственными и частными – в соответствии с законодательством РФ, – говорит руководитель пресс-службы Министерства здравоохранения Свердловской области Константин Шестаков. – В 2019 году центру предоставлены квоты на уровне 2017 года и начала 2018 года, и они будут пролонгированы, если будет такая потребность (они пересматриваются раз в квартал). Что и произошло в минувшем году – центр получил дополнительные квоты».

Алексей Щелкунов: «По программе ОМС нам ежегодно предоставляли 4,5–4,8 тысячи госпитализаций, а в 2018 году мы закрыли 4879 квот. По непонятным для нас причинам в этом году нам предоставили лишь 3506 квот, снижение составило 28%». Фото: Уральский клинический лечебно-реабилитационный центр

В Минздраве подчёркивают – ведомство настроено на конструктивный диалог со всеми медицинскими организациями, вне зависимости от форм их собственности. Так, например, Владиславу Тетюхину предлагалось взять на себя всю травматологию Нижнего Тагила, детскую больницу (это позволило бы сэкономить значительные средства на её строительство), открыть поликлинику с прикреплённым населением, благо мощности центра это позволяют. Понятно, что, взяв на себя дополнительное бремя медицинского обслуживания населения Нижнего Тагила, центр получил бы дополнительный источник дохода в виде государственного финансирования, но генерального директора УКЛРЦ эти социально значимые предложения не заинтересовали. Что по меньшей мере странно в ситуации «завершающего удара», который «приведёт к закрытию центра в течение трёх месяцев». Обычно в состоянии жёсткого финансового кризиса его жертвы не столь разборчивы в источниках дохода. Или реальное положение вещей не так критично? По данным СМИ, например, чистая прибыль центра по итогам 2017 года составила 91,2 млн рублей.

Почему «умные» – бедные?

Заметим, все крупные частные клиники Среднего Урала работают в системе здравоохранения региона в одинаковых условиях, но их почему-то не приходится «спасать». Судьба же УКЛРЦ вдруг стала головной болью всей Свердловской области. Может быть, речь идёт главным образом не об интересах пациентов, а о финансовом благополучии центра, который не может продемонстрировать свою эффективность и потому надеется удержаться на плаву за счёт государственной поддержки? В своё время Владислав Тетюхин создавал свой центр на волне неудовлетворённых потребностей уральцев в специализированной медицинской помощи, в том числе по эндопротезированию. Но уральская медицина не стоит на месте, и к тому моменту, когда УКЛРЦ распахнул свои двери, он уже не был абсолютно уникальным учреждением – технологию эндопротезирования успешно освоили многие лечебные учреждения региона. Сегодня этот вид хирургического лечения оказывается в 14 (кроме тагильского центра) больницах, и никому из пациентов не приходится годами стоять в очереди.

Судьба УКЛРЦ вдруг стала головной болью всей Свердловской области. Фото: Уральский клинический лечебно-реабилитационный центр

«В 2018 году хирургическая и ортопедическая помощь продолжала развиваться, в том числе эндопротезирование суставов, - говорит представитель медицинской общественности, заслуженный врач РФ Галина Колпащикова. – Как результат, объём данного вида медицинской помощи соответствует потребностям населения Свердловской области».

«Уверен, что реальных оснований для того, чтобы центр в Нижнем Тагиле прекратил свою деятельность, нет, - говорит заведующий отделением ортопедии Уральского института травматологии и ортопедии, заслуженный врач РФ Константин Пиастопуло. – Наверное, центру было бы интересно взять все объёмы лечения на себя, но тогда должны закрыться все специализированные отделения в государственных больницах, так? А специалисты высочайшего уровня из нашего института, областного госпиталя для ветеранов войн и других лечебных учреждений должны пойти «на улицу»? Но это же глупость несусветная! Я вам больше скажу: помощь, оказываемая в Тагиле, погоды не делает. Даже если этот центр «закроется», пациенты не пострадают, все потребности в эндопротезировании будут удовлетворены в плановом порядке».

Что же касается финансовой катастрофы… Если УКЛРЦ действительно стоит на её пороге, то возникает вопрос: почему руководство центра не выходит на другие регионы и кто мешает увеличить объёмы помощи, оказываемой на коммерческой основе? «Это справедливый вопрос, – говорит Константин Пиастопуло. – Я его продолжу: если вы такие уникальные, почему к вам не едут со всей России лечиться?»

КСТАТИ
По данным из открытых источников, сыновья создателя и генерального директора центра также заняты в медицинском бизнесе. Дмитрий Тетюхин производит эндопротезы из титана, а Илья Тетюхин – медицинскую мебель.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах