aif.ru counter
1823

Урал техногенный: ждём, когда рванёт?

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 8. «АиФ-Урал» 19/02/2014

Увы, они происходят у нас с пугающей регулярностью. Последнее ЧП, случившееся в Каменске-Уральском, показало, что «расслабляться» в Свердловской области нельзя никому: ни властям, ни спасателям, ни рядовым жителям. Потому что все под богом ходим.

Пока все смотрели Олимпиаду…

…Очередной техногенный коллапс разыгрался на Среднем Урале 7 февраля, поздно вечером. В Каменске-Уральском с рельсов сошли четыре цистерны с газом, и одна из них воспламенилась. Большинство свердловчан в это время смотрели открытие Олимпиады, а на следующий день был выходной, народ отсыпался после трудовой недели, и на пару скупых новостей никто особо внимания не обратил. Однако жителям Каменска было в эту ночь не до сна, потому что ситуация на самом деле как две капли воды напоминала катастрофу в Кировской области, случившуюся двумя днями ранее. Разве что количество сошедших с рельсов цистерн было поменьше.

Горящую цистерну тушили почти сутки. Фото: www.66.mchs.gov.ru

По данным МЧС региона, общее число ликвидаторов аварии составило 400 человек! Цистерну не могли потушить почти сутки. На место схода вагонов подогнали 3 восстановительных и 3 пожарных поезда: из Екатеринбурга, Каменска и посёлка Егоршино. Состав отцепили от сошедших цистерн и отогнали подальше. Горожане, проживающие в непосредственной близости к месту ЧП, дабы не возникло паники, были оповещены об аварии. Всеми работами непосредственно руководил главный спасатель Свердловской области Андрей Заленский. По счастью, спасателям удалось не допустить распространения огня, и из людей никто не пострадал. Если бы цистерна взорвалась – последствия были бы непредсказуемы.

Тем не менее восстановительные работы (замена опор линии электропередач) смогли начать только по окончании выгорания.

Кстати сказать, причины транспортного коллапса до сих пор неясны, правоохранители всё ещё проводят проверку. Поначалу рассматривалась версия несоблюдения правил транспортировки взрывоопасных грузов, но сейчас, по некоторым данным, сход цистерн связывают… с неисправностью стрелки.

Страшно жить

Понятно, что высокие техногенные риски происходят от того, что у нас слишком много заводов и фабрик. Концентрация промышленного производства на Урале в 4 раза выше, чем в среднем по России. Кроме того, Свердловская область – важнейший железнодорожный узел. Сходы вагонов с рельсов происходят у нас по нескольку раз в год, иногда мы их даже «не замечаем». Но когда в 2006 году в Екатеринбурге «неожиданно» рухнул строящийся мост через улицу Восточную, железнодорожникам пришлось надолго перекрыть Транссиб.

Глубокий «шрам» оставил в истории региона мощнейший взрыв на Сортировке, произошедший из-за столкновения двух поездов. Взорвалось почти 100 тонн тротила и гексогена. Тогда более 500 человек были ранены, 6 погибли.

Впрочем, самым большим рискам традиционно подвергаются шахтёры. Самая крупная трагедия случилась в декабре 2009-го на шахте «Естюнинская», на которой произошёл взрыв аммонита. В момент взрыва под землёй находилось 123 человека, девять из них распрощались с жизнью. Виновным был признан заведующий складом взрывчатых материалов, а 25 декабря в Свердловской области объявили день траура.

Многим слишком хорошо памятны события 1979 года в Свердловске. Тогда в результате выброса с военного предприятия, только по официальным данным, погибло более 100 человек. Это была крупнейшая биологическая катастрофа прошлого столетия. Её следы до сих пор хранят скотомогильники в южной части Екатеринбурга.

Лучики смерти

Сколько в Свердловской области военных складов – доподлинно неизвестно. Однако уральцы помнят трагедию 17 июня 1998 года в посёлке Лосином Березовского района. Из-за грозового разряда на местном складе взорвалось 130 тонн боеприпасов. Погибли 13 человек и 23 получили ранения.

Отдельную проблему составляет у нас радиация. Если кто не замечал, электронные табло с данными дозиметров установлены тут и там. В прошлом году радиологи зафиксировали на Урале более 1 тысячи скоплений естественной радиации. Было найдено около 350 источников со значительными концентрациями урана, радия и радона.

Говорят, что самый мощный «светящийся» след оставили за собой люди, допустившие в 60-х годах аварию на комбинате «Маяк». Этот выброс накрыл и юго-восточную часть Свердловской области. Однако не менее опасно жить в посёлке Озёрный Режевского района, близ Красноуфимского филиала комбината «Победа», промплощадки Ключевского завода ферросплавов. Неблагополучную радиационную обстановку формируют более 1 500 предприятий, расположенных в Новоуральске, Лесном, Заречном, Екатеринбурге.

Согласитесь, что беду легче предупредить, чем потом бороться с последствиями. Потому у нас и существует центр управления в кризисных ситуациях, который координирует в случае внештатной ситуации работу всех служб. В задачи центра входит принятие оперативных решений по устранению аварий.

На пороховой бочке

Сергей Кириллов, инспектор общественного экологического контроля Свердловского отделения организации «Зелёная Лига» :

– Скажу прямо – мы с вами живём на пороховой бочке. Свердловская область на «почётном» первом месте по возникновению техногенных катастроф в стране. У нас и так хватает вредных производств, так ещё появляются новые. В частности, сейчас активно обсуждается проект строительства сразу трёх цементных заводов под Михайловском около знаменитого природного парка «Оленьи ручьи». Несложно представить, во что превратится парк в ближайшие годы. Сомневаюсь, что туда поедут туристы.

Власти как говорят – нужны рабочие места, придумывают кучу оправданий. Вот и появляются опасные производства прямо в жилых зонах. Вот, к примеру, завод «Уральский хромпик» в Первоуральске. Производит 7 миллионов тонн солей хрома. Из-за данного производства теперь в Первоуральске и близлежащих территориях нельзя заниматься сельским хозяйством. Это явное свидетельство, что территория отравлена. Отсюда и заболевания: онкология, астма, аллергия. А у большинства школьников в Первоуральске перегородка в носу отсутствует.
Мы еще в 2012 году обращались в общественную палату с инициативой. Просили опираться на мнения специалистов из экологических организаций при строительстве крупных объектов. Однако к нашему мнению никто не прислушивается!

Угроза – тихой сапой

Техногенные опасности на Среднем Урале не только громко заявляют о себе, но и настигают жителей региона, подкрадываясь тихой сапой. Скрытая угроза не менее, а порой и более опасна, поскольку не очевидна.

Начнём с того, что работники предприятий промышленного комплекса Свердловской области зачастую трудятся в условиях, самым негативным образом сказывающихся на их здоровье. Скажем, по данным регионального Роспотребнадзора, на 656 предприятиях потенциально возможно повышенное облучение людей. Именно поэтому в области хоть и наметилось снижение профессиональной заболеваемости, говорить о решении этой проблемы рано. На ряде предприятий случаи профзаболеваний регистрируются из года в год с незавидным постоянством. Самые «богатые» на профпатологии отрасли – добыча полезных ископаемых, обрабатывающие производства, строительство. 70% профессиональных недугов – заболевания органов дыхания.

Объекты техногенного риска на Среднем Урале. Фото: Из личного архива редакции «АиФ-Урал» / Коллаж Юлии Ульяновой

Между тем медленно, но верно подтачивается здоровье не только тех уральцев, кто работает на производстве. Санитарные врачи неоднократно заявляли: население Свердловской области проживает в условиях интенсивной химической нагрузки. Токсичными веществами загрязнены все (!) объекты окружающей среды. Но более всего, конечно, воздух. Не хочется никого пугать, но, согласно лабораторным исследованиям, мы дышим диоксидом серы, диоксидом азота, формальдегидом, бенз(а)пиреном. Именно эти вещества лидируют среди всех загрязнителей воздуха в регионе.

Более всего в этом отношении страдают жители Екатеринбурга, Краснотурьинска, Верхней Пышмы, Первоуральска, Каменска-Уральского, Красноуральска, Серова. Но население других городов области тоже нечем утешить – уровень загрязнения атмосферы в них весьма далёк от идеала.

Плачевное положение уральцев «лакирует» шумовая нагрузка. Так, например, по данным Екатеринбургского центра гигиены и эпидемиологии, в неблагоприятных условиях по шуму вынуждено жить более четверти горожан. Вредное воздействие в этом случае имеет накопительный характер. Хронический «шумовой эффект» в конечном итоге неизменно приводит к стрессу. А это – прямой путь к заболеваниям сердечно-сосудистой и нервной систем.

Много старых предприятий

Евгений Артюх, депутат законодательного собрания Свердловской области:

– Мы живём в регионе с большой концентрацией промышленных предприятий. Сложность в том, что в области очень много старых предприятий, некоторые из которых существуют с демидовских времен.Надо понимать, что любое предприятие – это сложный технологический комплекс и источник повышенной опасности, именно поэтому в нашем регионе риск техногенных аварий выше, чем, например, в Курганской области или на Чукотке.

Модернизация сегодня – это не вопрос «делать или нет» для собственников. Сегодня это вопрос дальнейшего существования предприятий. В условиях возрастающей конкуренции (ВТО, кризисные явления в экономике) модернизация – это возможность сделать своё предприятие более конкурентоспособным, энергоэффективным и рентабельным. И в то же время – более безопасным с точки зрения рисков аварий.

Проблема в том, что модернизации нужны свободные средства. В условиях экономической нестабильности сложно осуществлять модернизацию. При этом есть требования законодательства, в соответствии с которыми предприятия за нарушения требований безопасности и норм вредных выбросов подвергаются санкциям в виде больших штрафов. Например, компенсационные выплаты, которые работодатель должен выплатить семье погибшего на производстве работника, могут достигать нескольких миллионов рублей.

Системы нет

Владимир Блинов, уральский писатель:

– Надо не на устранение катастроф бросаться, а предупреждать их. А для этого надо понимать, как себя поведёт то или иное здание, сооружение, мост.

Я считаю, что во всех крупных городах должны существовать лаборатории, которые работали бы на предупреждение катастроф. В одном из городов Среднего Урала хранятся баллоны с хлором: если рванёт, то весь город может накрыть. А контролируются ли они? Возьмём те же мосты: сначала появляется трещина, а потом – бабах, и мост может провалиться. Системного подхода нет!

Город сам по себе вреден для природы. Здесь когда-то журчали ручьи, прыгали лягушки. Экологические проблемы очень остры, но нельзя впадать и в другую крайность: мы не можем никуда деться от технического прогресса! Атомные станции – что может быть опасней? Но в то же время – это самая дешёвая электроэнергия. Атомные электростанции должны быть абсолютно безопасны! Сегодня же многие из них не защищены от падения тяжёлого груза – даже не бомбы, а простого вертикального удара, падения самолета, к примеру. И в этом направлении нужно работать.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах