aif.ru counter
343

Заплата на заплате: жизнь по минимуму

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 12. «АиФ-Урал» 19/03/2014
Фото Геннадия Михеева / АиФ-Владимир

Ниже некуда

– Когда слуги народа, прикрываясь данными статистики, говорят о якобы возросшем благосостоянии свердловчан, у меня всегда возникает вопрос: откуда цифры? – недоумевает наша читательница из Каменска Елена Камышина. – У нас в городе тысячи людей сводят концы с концами, а зарплаты и пенсии не поспевают за ростом цен. Если у нас всё так хорошо, откуда в регионе столько нищих?

На прошлой неделе власти озвучили величину прожиточного минимума в Свердловской области на II квартал 2014 года. Она составляет 7 317 рублей в месяц. Как сообщили «АиФ-Урал» в правительстве региона, это аж на 1,1% выше уровня I квартала. Если же говорить более конкретно, то для трудоспособных свердловчан прожиточный минимум составляет 7 792 рубля, для пенсионеров – 6 012 (рост – 1,2%), для детей – 7 384 рубля (2%). Как говорится, живи и ни в чём себе не отказывай.

Правда, чиновники отмечают, что величина прожиточного минимума – не показатель доходов населения, которые вроде как значительно выше. Она применяется в качестве расчётного критерия для определения соцпомощи: выплаты ежемесячных пособий на ребёнка, оказания поддержки малоимущим семьям, одиноко проживающим гражданам, предоставления субсидий на оплату жилья и коммунальных услуг.

Однако прожиточный минимум красноречиво свидетельствует: 41% уральцев фактически являются бедняками. Их доход либо ниже прожиточного минимума, либо незначительно превышает его.

Куда уходят деньги?

Между тем истинные размеры расходов свердловчан на всё самое необходимое гораздо выше, нежели декларируют чиновники. Реальное положение дел таково, что те же уральские пенсионеры с каждым годом живут всё хуже и хуже. Их пенсии, несмотря на регулярное повышение, попросту не успевают за инфляцией. То же самое касается зарплат большинства бюджетников, пособий многодетным семьям и инвалидам.

Причём сферы основных затрат из года в год остаются прежними. Затраты на еду и услуги ЖКХ съедают от 50 до 70% всех средств. В плане жилья очень страдают семьи, вынужденные снимать квартиру. В Екатеринбурге заметную брешь в бюджете пробивает общественный транспорт. А у свердловчан старшего поколения заметную долю расходов занимают лекарства.

Что касается доходов, то и тут не всё в порядке. Так, сегодня официальная средняя зарплата на Среднем Урале – 28 тысяч рублей. Но социальные опросы показывают, что для абсолютного большинства жителей свердловской глубинки зарплата в 10-15 тысяч рублей считается «выше средней».

Кроме того, «средняя температура по палате» отнюдь не показатель «здорового тела». Даже в «зажиточном» Екатеринбурге существует огромное количество профессий, представители которых, даже работая на нескольких ставках, никак не смогут заработать больше 15-20 тысяч рублей. Куда девать сотни нянечек, медсестёр, дворников, грузчиков, продавцов, для которых планка в 28 тысяч была и останется недостижимой роскошью?

Чиновники хвалятся, что заработки педагогов у нас приближаются к 30 тысячам рублей, а к 2018 году дойдут до 47 тысяч. Да, директора школ, как правило, получают и больше. Но рядовые учителя, особенно на селе, о таких зарплатах могут только мечтать. Они пашут на нескольких ставках, берут классное руководство, занимаются, если есть возможность, репетиторством.

У станка не заработать

Да не покажется странным, но, несмотря на большое количество бедных, число миллиардеров на Среднем Урале в 2013 году увеличилось! По данным начальника отдела налогообложения физлиц ФНС области Лидии Исаевой, сегодня в регионе зарегистрировано 13 «олигархов», чьи доходы составляют больше 1 миллиарда рублей. Для сравнения: в 2012 году их было только девять. При этом 21 свердловчанин задекларировал свои доходы в размере от 0,5 до 1 миллиарда рублей. В свою очередь, 18 тысяч уральцев заработали в прошлом году свыше 1 миллиона рублей.

Впрочем, понятно, что стоя у станка, строя жилье, обучая детишек или метя улицу таких денег никому из уральцев не заработать и за несколько жизней. Основная сумма доходов миллиардеров – это дивиденды, полученные от организаций, расположенных за пределами России. Или от продажи ценных бумаг.

«Наши стоны никто не слышит»

Екатеринбургская пенсионерка Антонина Кравченко горько шутит: «Денег у меня – куры не клюют. Потому что клевать нечего».

Года полтора назад Антонина Павловна занялась, как сама говорит, самодеятельностью – взялась обучать подруг почтенного возраста, как прожить на хилую пенсию.

– Надоело слушать причитания, как тяжело и голодно жить, – рассказывает женщина. – Наши стоны всё равно никто не услышит. Сначала дала пару-тройку советов, потом кто-то своими премудростями экономии поделился… Сарафанное радио по дворам разнесло, дескать, бабки клуб выживания создали. Теперь мы вроде местных консультантов.

Пенсия у Кравченко вполне приличная, если от прожиточного минимума отталкиваться, – 12 тысяч рублей. Если с толком распределить – с голоду не помрешь. И только. Антонина Павловна учит ровесников расписывать статьи расходов подробнейшим образом. Скажем, на коммуналку у пенсионерки уходит четыре тысячи рублей. Две тысячи – в «смертные» («Совесть не позволяет на детей такое бремя повесить»). Еще пару тысяч – на обновление гардероба («Не каждый месяц, конечно, но приходится тратить – то сапоги прохудятся, то пальтишко приходится в починку отдавать»). Остальное на еду и бытовые нужды.

Сведём концы с концами? Фото: Из личного архива редакции «АиФ-Урал» / Коллаж Юлии Ульяновой

– Мы как-то отправили десант по окрестным магазинам, – рассказывает Антонина Павловна. – Потом сравнили данные «разведки» и таким образом выяснили, где хлеб подешевле, где картофель, а где крупы и яйца. С тех пор придерживаемся схемы, когда шопингом занимаемся. Экономия, между прочим, изрядная получается. Или вот ещё наша затея – покупка в складчину. Зачем мне одной курица целая. Мы с девочками на двоих-троих берём – все сыты, дёшево и сердито. Но это так, баловство, раз в месяц себе позволяем. Да и не полезно в нашем возрасте мясо. Во всяком случае, доктора об этом говорят. Утешают, наверное.

Еще Антонина Павловна со смехом рассказывает, как с «клубом выживания» на экскурсии в супермаркеты ходит: «Не всё ж у телевизора сидеть да бесплатные газеты читать. Надо и развлекаться. Глядим на разносолы всякие и фантазируем, какие блюда можно приготовить».

Оптимизма Антонина Павловна не теряет, на жизнь на грани нищеты смотрит с юмором. Печалится лишь о том, что не может помочь сыну, который вместе с женой вынужден крутиться как белка в колесе, чтобы двоих ребятишек поднять. «Поэтому я свою «двушку» тяну, не меняю на более дешёвое жилье. Хотя бы квартира ребятам достанется, всё полегче им будет жить».

Надо где-то жить

Валерий Золотарёв, председатель независимого профсоюза СУБР:

– Сегодня основные расходы любой семьи – это траты на продукты и услуги ЖКХ. Они съедают львиную долю бюджета. По остаточному принципу уже следуют траты на одежду и какие-то развлечения. Кроме того сегодня, к примеру, многие шахтёры «сидят» на кредитах. Рабочие взяли ипотеки, потому что надо где-то жить, и теперь буквально сводят концы с концами.

Всегда считалось, что шахтёры хорошо зарабатывают. Но это было во времена Советского Союза, когда государство разными способами стимулировало шахтёрский труд. Сейчас, к сожалению, собственники особо не раскошелятся, лишнюю копейку не заплатят. На крупных шахтёрских предприятиях хорошо получают лишь несколько бригад, остальные рабочие – значительно меньше. Ну и конечно, нельзя сравнивать зарплаты «белых воротничков» и простых трудяг на предприятиях. Здесь суммы разнятся уже в десятки раз.

Ущемляем себя во всём

Виктория Якорева, многодетная мама:

– Если пару лет назад я шла в магазин с тысячей рублей, покупала продукты, и нам хватало на четверых на несколько дней, то сейчас с этой же тысячей я иду и считаю. На один день порой не хватает. Купишь яйца, молоко, немного мяса – и всё! Про фрукты и лакомства я и не говорю даже. Было время, когда мы, многодетные семьи, были прикреплены к определённым магазинам, где на определённую сумму могли выбрать какие-то вещи или продукты. Сейчас – только детские пособия. Никаких подарков на Новый год, ничего!

Раньше мне выдавались путёвки для детей на юг, а сейчас даже в местный лагерь не дают. Предлагают купить путёвки за полную стоимость с компенсацией в дальнейшем. Но у меня две двойняшки, где мне 40 тысяч взять?

Другой пример: если раньше я платила 600 рублей за детсад, и деньги за третьего ребёнка мне возвращались обратно, то сейчас садик стоит 1 950 на каждого! При этом так называемое детское пособие, которое я получаю за четверых, до Нового года составляло 7 232 рублей, после – 7 596. Подняли на 300 рублей! На фоне того, как «вымахала» коммуналка и цены на продукты, я считаю, что это просто-напросто издевательство. Я вынуждена с четвёртым ребёнком дома сидеть – нам так легче!

В прошлом году чего только не говорили про социальную направленность бюджета, дескать, помощь многодетным семьям чуть ли не в 3-4 раза поднимут. И что в итоге? Когда садик подняли до 2 тысяч, я считаю, это уже нисколько не весело. Приходится ущемлять себя буквально во всём.

Уровень жизни растет

Владимир Винницкий, заместитель председателя Общественной палаты Свердловской области:

– У меня, конечно, нет под рукой статистики, но я каждый день встречаюсь с людьми и могу с уверенностью заявить, что за последние годы уровень жизни жителей Свердловской области значительно вырос. В том же Екатеринбурге строятся красивые дома для среднего класса. Там, где раньше были поля, сейчас возводятся коттеджи. Первый признак возросшего благосостояния людей – обустройство собственного уголка. Люди уже практически не ходят по дешёвым китайским рынкам, а предпочитают покупать одежду в магазинах, где качество на порядок выше. Количество среднего класса неуклонно растёт.

Если говорить, куда уходит сегодня семейный бюджет, то, конечно же, на продукты питания и воспитание детей. Продукты, к сожалению, дешевле в магазинах не становятся. Кроме того, пока не полностью решена проблема детских садов на Урале, а цены в частных – кусаются. Уральцы вынуждены подрабатывать, чтобы обеспечить своим детям качественное дошкольное образование. Кроме того, не во всех профессиях люди получают достойную зарплату. Те же строители почему-то зарабатывают на порядок больше, чем учёные.

Бывает и хуже

Арсен Титов, уральский писатель:

– Разные категории уральцев живут по-разному. Какая-то небольшая часть живёт, и правда на широкую ногу, другая – более-менее, а некоторые и вовсе еле-еле сводят концы с концами.

И не потому, что они склада такого «бомжового», а просто-напросто стоимость их труда такова, что иначе просто невозможно! Люди работают, но при этом получают такие мизерные зарплаты, которые едва ли не равны прожиточному минимуму. Думаю, та зарплата, которая озвучивается как средняя по области, и складывается из этих огромных зарплат небольшой кучки людей и маленького дохода остальной части населения.

А село наше взять – лежит на боку абсолютно! Сельское хозяйство сегодня требует огромного внимания со стороны властей – и социального, и экономического, и защитительного даже! Весь мир сельское хозяйство поддерживает и не считает зазорным это делать, а у нас, видимо, думают, что само всё вырастет.

Станет ли нам лучше жить? Хотелось бы... При этом, как мне кажется, в нашей области ещё не самая худшая ситуация. Есть регионы, где положение дел гораздо хуже!

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество