aif.ru counter
2102

«Царский» крестный ход: покаяние длиной в 20 километров

Автор фото: Артём Рыжаков / «АиФ-Урал»

Отправиться на крестный ход в рамках фестиваля «Царские дни» меня как человека не слишком религиозного подтолкнуло чистое любопытство: кто идет этим ходом? Как? Почему? И может ли одолеть 20 километров по сомнительной погоде человек, который не разделяет веры в святых царственных страстотерпцев и магию «Русской Голгофы»? В ночь 17 июля корреспондент «АиФ-Урал» прошел весь путь от Храма-на-Крови в Екатеринбурге до мужского монастыря Ганина Яма, слушал людей, слушал себя, и вот что из этого получилось.

Поющая колонна

В два часа ночи литургия, предваряющая шествие, близилась к завершению. Подступы к Храму-на Крови были заполнены людьми – бодрыми, сосредоточенными. Большинство внимало священнослужителям, кто-то готовился к ходу, кто-то перекусывал на дорожку, некоторые урывали последние минуты сна – при этом без опаски укладывались на мокрой траве и каменных бордюрах. Тем временем волонтеры освобождали улицу Толмачева от заграждений под начало шествия. Наконец около 02:40 по микрофону скомандовали – отправляемся.

Священнослужители настоятельно просили паству не толкаться и не торопиться, но вначале без легкой толкучки не обошлось. Фото: «АиФ-Урал» / Автор фото: Артём Рыжаков

По моим ощущениям, колонна получилась не менее чем на 10 тысяч человек – позднее эту же цифру назвали «АиФ-Урал» и в областном главке полиции. Тем временем в Епархии уточнили, что в шествии приняло участие от 25 до 30 тысяч человек. Священники неоднократно просили верующих не толкаться и не торопиться, но самый старт все равно вышел немного толкучим и суетным– улочка оказалась тесновата для столь мощной народной волны.

С первых минут участники крестного хода пели – мягкое и напевное «Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй нас, грешных». Быстро передвигаясь к голове колонны, я поймал себя на ощущении, что верующие, не сговариваясь, выдают пение каноном – настолько гармонично это было. К моему великому удивлению, эта вокально-молитвенная формула не затихала всю дорогу до Ганиной ямы.

По подсчетам Екатеринбургской епархии, в шествии участвовало более 25 тысяч человек. Фото: «АиФ-Урал» / Автор фото: Артём Рыжаков

Мимо «криминальных» вывесок

Тем временем шествие вылилось на простор проспекта Ленина. Крестный ход возглавлял митрополит Екатеринбургский и Верхотурский Кирилл – владыка бодро шагал и переговаривался с окружением. Сразу за ними на всю ширину колонны цепочкой растянулись волонтеры и казаки, которые не пускали излишне торопливых ходоков «вперед батьки».

За порядком в пути следили казаки и полиция. Фото: «АиФ-Урал» / Автор фото: Артём Рыжаков

Масштаб действа, конечно, впечатлил. Людской поток двигался размеренно и дружно, не истончаясь и не прерываясь. Шли и старые, и молодые, подростки, дети с родителями, взрослые дочери и сыновья с матерями. Многие шли с колясками, выйдя в ночное предприятие со всем семейством. Ближе к концу я ожидал услышать жалобы и ропот от самых маленьких участников хода, но так и не дождался. Детям, судя по их виду, было чрезвычайно интересно, и многие ребята переносили долгий пеший путь достойнее иных взрослых мужчин.

«Сколько уже прошли-то? Пять километров будет?» – спрашивает казачьего офицера какая-то бабушка. Между тем колонна только-только миновала Дворец Молодежи и заполняет ВИЗ-бульвар – позади нет и пятой части условленного пути. Пенсионерка не устала, но решила подстраховаться на случай, если все-таки ноги подведут. Ей рассказали про автобусы, следующие за крестным ходом – мол, если вы устали или поранились, до монастыря довезут на них. Оказалось, что Татьяна Дмитриевна – так представилась осмотрительная старушка – прибыла в Екатеринбург из Москвы в составе паломнической группы. По ее словам, она приехала помолиться и прикоснуться к уральским православным святыням.

Шествие буквально «накачивало» индустриальный ландшафт города особым, религиозным настроением. И поэтому яркие островки вывесок саун или закусочных выглядели неуместно. Едва ли не криминально.

Дети одолевали километры дороги легче, чем иные взрослые. Фото: «АиФ-Урал» / Автор фото: Артём Рыжаков

Колонну почти никто не тревожил: через равные промежутки пути дежурили постовые ГИБДД и бойцы ППСП – они провожали верующих внимательным взглядом. Правда, совсем без эксцессов не обошлось – с парковки торгово-развлекательного центра «Пекин» вылетел шальной Nissan Note, едва не разметал паломников и унесся в ночь. Раздраженно бибикая, за лихачом последовал экипаж ДПС. Как оказалось, водитель Nissan был пьян.

Случайные свидетели крестного хода – в основном, выходцы из СНГ – держались поодаль, оживленно обсуждая действо. Некоторые даже снимали на телефон. Самые любопытные горожане высовывались из окон.

«Царь скоро вернется»

Уже на подходе к Железнодорожному лесопарку я разговорился с одним батюшкой. Монах Разумник принимал постриг как раз в мужской обители на Ганиной яме, в 2003 году. До 2008 года он активно участвовал во встрече крестных ходов, а затем его отправили на служение в Омскую область. С этих пор он ежегодно приезжает в уральскую столицу с паломническими группами, чтобы принять участие в крестном ходе. По его словам, год на год не приходится, но в целом количество участников шествия растет.

– Суть крестного хода – в покаянии и искуплении страшного греха, цареубийства, – отвечает на мой вопрос отец Разумник. – Люди идут, молятся и каются, и Господь за это избавляет страну от грядущих кар и напастей. Ведь в начале прошлого века русский народ пал в страшный грех. Царь Николай II вместе с семейством принял смерть мученическую, повторив в каком-то смысле подвиг Иисуса Христа. И мы идем сейчас дорогой, по которой везли тела убиенного государя и его семьи. Это наша дань памяти, дань во искупление, ради скорого возвращения царя на российский престол.

– То есть, вы думаете, монархия восстановится? – удивляюсь я.

– Конечно. Так святые угодники предсказали. И будет это очень скоро, – в ответе монаха нет и тени сомнения.

Я замечаю, что хоть повод для крестного хода и невеселый, народ идет с радостным настроем.

– Это закономерно. Мы идем, обращаясь к Господу, и с нами незримо идут святые и ангелы. С каждым его ангел-хранитель идет. Как не радоваться? Богу угождаем, – скромно резюмирует монах.

«Духовный двигатель»

В пяти километрах от «финиша» у многих «двигатель физический» заменяется «двигателем духовным»: престарелые паломницы натужно чиркают клюками по асфальту, тяжело дышат, но идут. Пропускаю ряды верующих, ожидая «хвоста» процессии. Вспоминая рекомендации епархии для участников крестного хода, я автоматически рассматриваю ноги паломников – в большинстве, конечно, вижу практичные кроссовки, но нередко попадаются босоножки, резиновые шлепанцы, а то и туфли на каблуке. Отдельные подвижники шлепают босыми пятками. Верующие духом не падают и повыше поднимают кресты, иконы и хоругви.

Некоторые из паломников, к сожалению, бросали мусор в кусты или оставляли бутылки с водой на обочине. Видимо, не до всех еще доходит, что природа – тоже часть божественного дара. На «чек-поинте» стоит автобус для совсем изнемогших, но абы кого не сажают – за наполнением салонов следят строго. Однако тем, кто всего лишь немного натер ступни, здесь готовы оказать посильную медпомощь. Одна из сестер милосердия вообще сказала, что верующие по большей части не хотят садиться в автобусы – священный маршрут они хотят осилить своими ногами. Идет шестой час утра. Из горизонта «прорастает» радуга.

Утро порадовало верующих радугой. Фото: «АиФ-Урал» / Автор фото: Артём Рыжаков

С песней и молитвой последние пять километров ходокам даются легче – я снова пробираюсь в «голову колонны» и вижу, как упорно и аккуратно двое или трое паломников везут по грунтовке своих больных родственников в инвалидных колясках. Через пару сотен метров виден финиш – колонна облегченно выплескивается в чашу монастырского подворья. Миссия выполнена – крестный ход завершен.

Уже возвращаясь, я понимаю, что 20 с лишним километров дались на удивление легко. Гораздо труднее было разобраться с впечатлениями. В одном уверен – явление это исключительно положительное, во многом очищающее душу, и от религиозных убеждений не зависит. Пока меришь ногами уральскую «via dolorosa», есть время подумать о личном и вечном. Для себя парочку духовных неопределенностей снял: самое плохое – даже не то, что казнили царя. Хуже всего то, что здесь убили и совершенно не по-человечески похоронили целую семью. И сама земля страдает от такой ноши. Думается, что такие явления, как состоявшийся крестный ход, могут несколько облегчить этот тяжкий груз. И людей сделать лучше.

Смотрите также:

Оставить комментарий (4)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах