aif.ru counter
175

Александр Татаркин: власти не хотят сотрудничать с уральскими учеными

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 33. «АиФ-Урал» 13/08/2014

Всё сразу не получится

Артем Рыжаков, АиФ-Урал: Переселенцы с Украины – это хорошо или плохо для области?

Александр Татаркин: Нельзя оценивать это явление однозначно. Вроде бы численность населения растёт, и мигранты эти более профессиональные. Кроме того, переселенцы для Урала уже как свои: в советские времена у нас с Днепропетровской, Донецкой и Харьковской областью были традиционные производственные, научные и иные связи. Это практически побратимы. Но их надо трудоустраивать.

К нам в академию приехали недавно два доктора наук с Украины. Мы нашли им места в институте. Но ведь приезжают многие профи, которые требуются гораздо меньше. А места даже для высококлассных кадров не сразу подберёшь. Проблема утрясётся, но потребует времени и определённых издержек.

Кроме того, к такой миграции надо готовиться – и на федеральном, и на региональном уровнях. Сейчас обсуждается вопрос, надо ли подключать население к поддержке переселенцев. Я бы очень не хотел, чтобы в очередной раз использовались властные решения. Думаю, если президент обратится к населению с просьбой поддержать переселенцев посильно, многие его поддержат. К нему есть доверие. А вот к думе, мне кажется, нет. Депутаты, которые принимают совершенно непродуманные законы, уже вызывают раздражение. А слухи, которые злят население и исходят от членов правительства, вовсе не делают им чести – я говорю о предложениях отчислять деньги беженцам из пенсий.

– Мы писали об украинке с преподавательским стажем, которая уже два месяца не может найти здесь работу. Есть опасение, что даже те специалисты, в которых область нуждается, не смогут устроиться по профилю…

– Что касается преподавателя вуза, я считаю, что здесь, в Екатеринбурге, как нигде есть потребность в толковых преподавателях. Другой вопрос, что не всегда имеется возможность принять. Ведь сегодня высшая школа, наука, здравоохранение, среднее образование поставлены в жёсткие рамки. Вертикаль власти дошла до безумия – хорошего специалиста нельзя устроить хотя бы на небольшую ставку, чтобы через определённое время вывести его на должный уровень. Не все готовы ждать и соглашаться на то, что есть. Но нужно понимать, что не всегда получается сделать всё и сразу. Кроме того, очень многие из переселенцев хотели бы остаться в Екатеринбурге, в области же – не всегда охотно. А в село вообще очень тяжело привлечь мигрантов.

Абстрактные цифры

– Но село – это традиционно больная сфера нашей экономики…

– Это не больная, а «заражённая» сфера – заражённая невниманием. Я начал карьеру экономиста именно в селе, после окончания техникума, в 1964 году. В это время проходила реформа Косыгина, и началась она с села. Тогда обозначили принципы: самостоятельность, свобода производственных решений. Конечно, надо было согласовывать, но была возможность убедить – продумай только и просчитай заранее. И этот эксперимент 1964-1966 годов принёс такую прибыль от доходов, что её некуда было девать! Свобода дала возможность при точечной, обоснованной поддержке государства развивать хозяйство. А когда тебе дают грош и наказывают свернуть горы, это уже не экономика – это властное самодурство.

Политика, и внутренняя, и внешняя, – дело неблагодарное, но она должна быть рассчитана на результат, а не на показуху. А нас абстрактными цифрами пытаются одурачить.

– Как вы оцениваете взаимодействие власти и науки в регионе?

– Никак. Нет у нас взаимодействия, а если бывает, то только показное. До 1992 года Институт экономики УрО РАН был, по существу, штабом по социально-экономическому развитию области. Ни одного совещания по проблемам развития региона не проходило без участия 2-3 сотрудников академии, способных дать первую экспертную оценку решений власти. В период губернаторства Эдуарда Росселя мы ежегодно выполняли для области от 12 до 18 заказов – заказы небольшие, но мы всегда с правительством работали. А при губернаторе Александре Мишарине я ещё входил в экономический совет, но контактов уже было намного меньше, и решения были в основном единоличные. И если приглашали, то чисто «ритуально», чтобы послушать.

Правила рынка

– Ввиду последних событий президент Путин призвал к импортозамещению. Сможет ли область сама обеспечить себя тем, что по сей день больше всего закупает, – машинами и аппаратами?

– Это самый больной вопрос, который мучает меня с 1992 года. Был в истории России период, когда провели масштабную шоковую приватизацию, но оказалось, что более 90% частных собственников неэффективные. Сегодня можно по пальцам пересчитать людей, которые стали управлять активами эффективно. Рыночная структура устойчива тогда, когда она имеет минимум 6 видов производственной деятельности. Если одно-два производства падают, другие смогут структуру удержать на плаву. Это правило рынка сегодня начинают осознавать, но ведь прошло 20 с лишним лет! В 1994 году зампредседателя правительства господин Клебанов выступил с большой статьёй: мол, зачем нам развивать электронику, приборостроение, когда мы всё это купим дешевле за границей. Это говорил ни много ни мало зампредседателя правительства, и никто его не одёрнул! И до сих пор в России нет промышленной политики. Отсюда и наша повышенная зависимость от импорта с Запада. Научные работники талдычили об этом много раз, пока нам не сказали: «Не лезьте не в своё дело!». Как же не лезть, если РАН для этого и создавали? Непонятно. «Сколково» и «Роснано» создали, но они варягами ездят по регионам, скупают разработки академии наук, а потом отчитываются ими. Ну пора уже мыслить по-государственному!

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество