aif.ru counter
365

Когда плачут камни: областные власти не развивают геологический туризм

Уральский минералогический музей в Екатеринбурге, приговоренный к выселению, продолжает бороться за выживание и работает для посетителей, несмотря на отсутствие банальных удобств. О выживании, власти и перспективах туризма на Урале «АиФ-Урал» рассказал основатель и директор негосударственного музея Владимир Пелепенко.

Время безволия

Артем Рыжаков, «АиФ-Урал»: Владимир Андреевич, в вашем музее сейчас нет света, воды и тепла, и, тем не менее, галерея открыта для экспозиций, посетители оставляют отзывы благодарности…

Владимир Пелепенко: Нам пишут дети и студенты, пенсионеры и ученые, дипломаты и врачи – за годы работы оставлено множество отзывов благодарности. На коллекцию приезжают посмотреть со всей страны и из-за рубежа, и люди видят отношение власти к культуре. Оно не на бумаге в Указах Президента, не в новостных сюжетах из столицы. Хотите увидеть истинное отношение местной власти к местной культуре? Приходите к нам! Все понимают, что это с музеем сделал не я – винят наше правительство. Только нам это от этого не легче.

Я открыто говорю, что разочарован и в губернаторе, и в правительстве Свердловской области. Ни Александр Мишарин, ни Евгений Куйвашев, ни чиновники областных министерств ни разу не посетили наш музей, хотя проблема назрела давно, и от резиденции до нас – шаг шагнуть.

Почему-то, когда любая проблема доходит до внимания Владимира Путина, ее решают в мгновение ока, находят средства мгновенно, примеров тому несть числа. Но в остальных случаях – что? Воли нет и хозяйственного отношения. Региональный министр культуры Павел Креков даже не захотел выслушать меня о музее. А все потому, что здание, в котором расположен музей, федеральное. У правительства нет ни смелости, ни желания, чтобы вести переговоры с Москвой. Губернатор может поднять вопрос о передаче нашего здания в собственность региона перед президентом? Полпред может? А Федеральный Инспектор? Путин много раз говорил о поддержке культуры. А разве мы не учреждение  культуры? Мы смогли собрать 4-ю по качеству и разнообразию коллекцию минералов и окаменелостей в стране: в галерее выставлено 2 тысячи образцов, а в хранилище – еще 15 тысяч.

- Почему вас хотят выселить?

- Это помещение было отдано нам решением правительства Свердловской области в 1999 году при губернаторе Эдуарде Росселе. Условия были такие: 20 лет пользуемся, первые пять – без арендной платы в счет восстановления помещений. А в 2004 году «варяги» из Росимущества заявили, что им музей в центре Екатеринбурга не нужен. С тех пор мы много судов пережили. Сейчас ожидаем решения 17 апелляционного суда об очередном выселении и выплате 16 с лишним миллионов рублей – это якобы необоснованное обогащение от работы музея в античеловеческих условиях без света, воды и тепла…

В коллекции Пелепенко собраны камни музейного качества, дойстойные витрин зарубежных музеев. Фото: Из личного архива редакции «АиФ-Урал»

В мае 2012 года нас огородили бетонным забором: полгода водили экскурсии через подвал, потом пробили кувалдой проход в плите. Доходило до того, что нас специально затапливали, кидали в окна камни, зимой – засыпали вход тоннами грязного снега. Зачем это варварство? Я не прошу многого – всего лишь, чтобы нам оставили это помещение и дали спокойно работать, дали возможность сохранить музей до переезда в новые помещения.

Минералогический музей должен быть самым главным музеем на Урале. Ведь мы живем на камне. При нашем музее в двух клубах «Орлец» и «Кристаллик» занимается около сотни ребят - помещения для перевода детских клубов дала администрация города. О какой выгоде может идти речь, если музей сегодня просто борется за выживание?

Платим за своё

- В похожей ситуации оказалась экспозиция «Метальная лавка» в водонапорной башне…

- Это очень животрепещущая проблема. Например, есть у нас Дворец пионеров, который тоже находится в федеральной собственности. Здание детской библиотеки имени Пушкина, гостиница «Большой Урал» - тоже. Я не понимаю, почему зданиями, памятниками, которые были построены на уральской земле уральцами и для уральцев, должны распоряжаться какие-то непонятные чиновники из Москвы. При этом город и область платят за эти здания многие миллионы! Почему мы должны отдавать невероятные деньги за то, что и так наше? Разве мы мало платим налогов государству? Так, за дворец пионеров платится в этом году миллион двести тысяч рублей. С будущего года, говорят, за него требуют аж 20 миллионов! И у нас по области порядка полутора тысяч таких зданий. Ведь эти деньги уходят в никуда! Добавим, что здесь на местах есть управляющие организации – филиалы Росимущества, в которых работает по несколько десятков человек, которым еще и платят зарплату. Траты просто бессмысленные и чудовищные.

Проблема стоит широко: тенденция к переводу в федеральную собственность таких зданий появилась в 2004 году. Да, это и раньше было собственностью государства, но управляли этими зданиями на местах. А позже, с появлением федеральных агентств, начались откровенные купли-продажи, приватизации  и подготовки к ним. Здание гостиницы «Большой Урал», где находится наш музей, например, изъято в казну РФ в целях приватизации согласно решениюРосимущества. Кто приватизирует, рано или поздно известно станет. Огромная ненависть рождается в народе к руководству страны только из-за такого отношения к местным объектам истории и культуры.

Если существующую систему устранить, во-первых, будут сэкономлены огромные средства, а во-вторых, высвободится большое количество людей. Да, заставить их встать к станку вряд ли получится, но зато следующие поколения на их примере будут трудиться по-настоящему. Видимо, не доходит вся информация до президента, а может, специально не доводят…

Мекка самоцветная

- Есть ли перспективы развития геологического туризма на Урале?

- Перспективы есть, но подходят к этому делу безобразно. То, чем занимается Центр развития туризма Свердловской области – это просто не серьезно. Я обращался к руководителю центра, указывал ей на то, что геологический и промышленный туризм – это главные направления, на которых можно выиграть, продвинуть область. Массовое коллекционирование минералов началось именно в России, именно с Урала. У нас в области не менее 500 копей самоцветных камней. Ах, если бы восстановить, благоустроить хотя бы три-четыре из них, сделать там музеи, сувенирные лавки, маленькие гостиницы! Вместо этого Центр тратит по 300 миллионов в год на какой-то «событийный» туризм: на Ирбитскую ярмарку, которая и без них сто лет проводилась, на турнир косарей, и на фестиваль барбекю. Да разве мы в США, чтобы барбекю устраивать? Это не наш бренд. Я открыто заявляю об этом. Урал нужно и можно сделать минералогической Меккой! Очень бы хотелось на исходе Года культуры встретиться с Евгением Куйвашевым на каком угодно круглом столе и обсудить выполнение президентских предложений по культуре и туризму.

Я убеждён, за Россией – будущее, и совсем не в захватническом плане. Мы умная, думающая нация, у которой есть душа, сердце, совесть. У Акинфия Демидова был ёмкий девиз: «Делами, не словами!». Если у нас будут музеи, наша молодёжь будет знать свою историю, найдет своё место на родной земле.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах