aif.ru counter
33

Территории городских лагерей Екатеринбурга травмоопасны

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 25. «АиФ-Урал» 20/06/2012
Фото: Из личного архива В трудную минуту ребенку важно дать «соломинку»

Равнодушие, непрофессионализм взрослых - очаг, проблемы, связанные с детьми, - его «метастазы». Об этом мы беседуем с гостем «АиФ-Урал» уполномоченным по правам ребенка в Свердловской области Игорем Мороковым.

Истинность внимания

- Игорь Рудольфович, страшная тенденция - мы теряем детей. Причем ребятишки гибнут во дворах, дома… Горячая точка какая-то.

- И с каждым годом она накаляется все больше и больше. Хотя должен отметить, что уровень ответственности гражданского общества повышается, во всяком случае, люди уже не проходят мимо этих случаев, обращают на них внимание. Однако ситуация, связанная с обеспечением безопасности детей, действительно оставляет желать лучшего.

Между тем есть условие, при котором страна может решить демографическую проблему. Кроме того, что необходимо рождаемость повышать, мы должны научиться сохранять того, кого мы родили. И в этом смысле не хватает простого внимания. Внимания руководителей, педагогов, родителей - словом, тех людей, которые находятся рядом с детьми.

Свежий пример. Специалисты нашего аппарата посмотрели 80 образовательных учреждений, которые с 1 июня приняли детей на отдых в условиях так называемых городских лагерей. Пошли с фотоаппаратом. К великому сожалению, условий для получения травм в 90% школьных дворов предостаточно.

- Полагаю, вы не для личного фотоальбома снимали?

- Конечно. На основании этих материалов мы подготовили специальный «иллюстрированный» доклад, который отправили губернатору, председателю правительства, в администрацию Екатеринбурга.

Основательно мы посмотрели Екатеринбург, но побывали и в Нижнем Тагиле, Верхней Пышме, Березовском… Везде картина одна и та же. Как говорят, важны не факты - важна тенденция, а она налицо. Не думаю, что в Нижних Сергах, Североуральске и других городах области ситуация кардинально отличается.

Еще один момент - антитеррористическая безопасность. Один рапорт за другим: «У нас все в порядке». Извините! Ходят по территории школы два здоровых мужика, фотографируют… Только в шести (напомню, из 80!) образовательных учреждениях вышли и спросили: «Ребята, вы кто и что это вы тут делаете?»! А может, я смотрю, куда лучше машину с оружием подогнать или куда, извините, бомбу заложить? Это с моей стороны гротеск, конечно. Но по большому счету не смешно.

Причем, знаете, Рада, сижу подписываю этот самый доклад. В это время мне приносят на ознакомление информацию Министерства образования Свердловской области на трех листах. Суть: подготовка проведена, все ворота углублены, закопаны, забетонированы, все в порядке, все сделано. Вот, пожалуйста: информация и реальная картина. Это говорит об истинном «внимании» к проблеме. Мы уходим в такой формализм!

Порадовала, правда, реакция Евгении Леонидовны Умниковой (начальник Управления образования Екатеринбурга. - Ред.). Она попросила еще семь вариантов этого доклада с тем, чтобы разослать его главам администраций районов.

Дать соломинку

- То есть по большому счету не система виновата, все зависит от человека, который рядом (в прямом и переносном смысле) с ребенком?

- Конечно! Вот, скажем, еще одна горячая точка, боль наша всеобщая, - детские суициды. Самый главный момент - снять то острое напряжение, которое толкает ребят на то, чтобы… на этот страшный поступок. Да, есть телефон доверия… Мы смотрим, действительно, в образовательных учреждениях висит информация. Но! Поехали мы в подростковый клуб, девчонки, парни - человек 20. Спросили их, и выясняется, что никто (!) из них не знает номера и не представляет, где его можно узнать. А ведь это та соломинка, за которую в случае чего может ребенок ухватиться!

Вот мы и спрашиваем педагогов, да, информация у вас на стендах висит, так ведь на них много что висит, и на заборах много что пишут, а что вы сделали, чтобы этот телефон ребенок запомнил, чтобы он у него в мобильнике был? Формальный подход!

А суть-то в другом! Не для галки ты что-то делаешь - для конкретного ребенка. Вообще приходится с такими классно показательными ситуациями сталкиваться… Разбирали вопрос по усыновлению. Обращаемся к специалисту органов опеки, дескать, нам нужно то-то и то-то узнать. Отвечает: «Не положено по закону». Молодец, умница! Но… Мотивация знаете какая? «Я не хочу сидеть». А должна-то быть: «Я стою на страже интересов ребенка». Вот он, водораздел: Я, а не ОН. Это принципиально! Пока мы все не начнем понимать, что я делаю так не потому, что боюсь (потерять зарплату, сесть и т. д.), а потому что защищаю интересы, права ребенка, которые, кстати, прописаны в конвенции, ничего не изменится.

- Игорь Рудольфович, а вы не проводили исследование, о существовании конвенции о правах ребенка взрослые знают?

- Часто спрашиваю на окружных совещаниях тех, кто работает с детьми: сколько в конвенции статей? Бах - тишина. Это, конечно, не значит, что люди плохие. До определенного времени, честно признаюсь, я тоже не ответил бы на этот вопрос. Но понимание сути этого документа как руководства к действию пришло в процессе осмысления своей роли. Просто каждый, кто находится рядом с ребенком, должен осознать, что он лично может для него сделать. Ведь ребенок - главная наша ценность!

Досье:

Мороков Игорь Рудольфович родился 10 марта 1958 года в городе Свердловске. Окончил педучилище, после службы в армии - Свердловский пединститут. Работал в администрации Чкаловского района. В 2006 году назначен на должность председателя территориальной комиссии по делам несовершеннолетних Чкаловского района города Екатеринбурга. В 2010 году избран уполномоченным по правам ребенка в Свердловской области. Женат, две дочери. Увлечения: хоккей, дача.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)
Loading...

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество