aif.ru counter
118

Валерий Гудов: «Нам придется покупать воздух»

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 18. «АиФ-Урал» 30/04/2013

О проблемах гуманитарного образования на Среднем Урале мы побеседовали с деканом филологического факультета Уральского федерального университета Валерием Гудовым.

Система несовершенна

- Валерий Александрович, можно утверждать, что материальное положение уральских преподавателей улучшилось?

- Зарплаты преподавателей действительно выросли: в каких-то случаях ненамного, в каких-то - заметно, но они стали выше. Но, во-первых, они и были не ахти какие. А во-вторых, зарплата преподавателей возрастает не равномерно, а в связи с отдельными видами работы. Например, сейчас в высшей школе при определении уровня оплаты труда огромное значение имеет научная активность сотрудников. Однако в вузах есть люди, сосредоточенные на науке, и те, кто по объективным причинам сконцентрирован на преподавании. В нынешней системе этот факт учитывается значительно меньше. Возьмем, к примеру, предметника, преподающего иностранные языки. Объем работы, ответственность - очень большие. А научными исследованиями, привлекающими деньги, ему заниматься может быть некогда...

- В России до сих пор не утихают скандалы, связанные с «неэффективностью» отдельных вузов. С вашей точки зрения, гуманитарии оцениваются адекватно?

- Отвечаю коротко: нет. Очевидно, что те пять критериев, которые были взяты за основу оценки, не учитывают массу нюансов. Например, социально-педагогическая академия в Нижнем Тагиле показала неудовлетворительные итоги по 4 из 5 пунктов и была внесена в список «неэффективных». Но этот вуз курирует огромную территорию. Туда приезжают учиться люди из очень маленьких городов, из уцелевших сел и деревень. И для них эта академия - настоящий социальный лифт…

Молодежь осталась прежней

- Судя по всему, гуманитарии пострадали больше всего?

- Да, в отношении гуманитарных вузов возобладал технократический подход. Чиновники требуют от образования отдачи здесь и сейчас: объемы зарубежных публикаций, чудесных инноваций, денежной прибыли... Но из этого перечня куда-то исчезли студенты - люди, которые приходят в вуз, чтобы чему-то научиться. Хотя именно им предстоит поднимать в конечном итоге экономику страны. В этом отношении чиновники от образования далеки от народа.

- Кто сейчас, в век прагматизма, поступает на филологию? Чего хотят?

- Большинство тех, кто к нам приходит, хотят заниматься творчеством. Неважно даже, в какой сфере. Мальчики и девочки стали прагматичней, но романтизм никуда не исчез. Молодежь осталась прежней: она открыта к людям, миру, экспериментам, она не перестала быть категоричной и бескомпромиссной. Что касается гуманитариев вообще, то я часто говорю, что мы занимаемся «отапливанием атмосферы». С точки зрения технократов - занятие абсолютно бессмысленное. Но смотрите: когда-то на планете не было кислорода, а потом появились деревья, и в результате возникла жизнь. Технократу легче распилить дерево, чтобы прямо сейчас что-то из него сделать и продать. Воздух можно не включать в смету, потому что он достался ему даром. Если идти по этому пути, в обозримом будущем нам придется покупать воздух. Кому двадцать лет назад могло прийти в голову, что мы будем платить за обычную питьевую воду? То же самое с социальным капиталом: достаточно перестать людей учить грамоте - и в стране остановится все.

- Почему молодежь не идет работать в школу?

- Здесь все дело в зарплатах. До начала 90-х работал механизм распределения, да и возможностей гуманитариям реализовать себя на другом поприще было несравнимо меньше. Но потом произошло катастрофическое падение зарплаты, упал престиж профессии. Десять лет назад наши выпускники говорили: «Очень люблю свою школу, но зарплаты мне не хватает на еду». Сейчас ситуация меняется…

Не с тем боремся

- Государство сегодня постоянно пытается активно влиять на процесс развития русского языка. Приняли «закон о мате», хотят запретить употребление иностранных слов. Это нормально?

- Радует здесь только одно: люди «сверху» крепко задумались о культуре. Но у меня складывается впечатление, что для чиновников культура - это своеобразный бантик. Ну, запретили они мат в средствах массовой информации. А куда он уйдет из нашей жизни?! У нас подростки на окраинах матом не ругаются - они на нем разговаривают! Можно подумать, что это СМИ их научили…

- То есть запретами здесь ничего не изменить?

- Бороться надо с бедностью! Уничтожьте неравенство - материться будут меньше. У нас почему-то все время воюют с последствиями. Образуется информационный шум, идет огромное количество разговоров. Но за всем этим ажиотажем мы перестаем видеть реальные задачи. Литература предполагает ответственность писателя. Но это ответственность перед собой, перед обществом. А мы вопросы честности, совести, здравого смысла пытаемся заменить бюрократическими процедурами.

- Власти поговаривают о том, чтобы всех литературных персонажей в школе поделить на «положительных» и «отрицательных»…

- Государство должно будет, в конце концов, ответить на вопрос: нужны ли ему бездумные исполнители указов или думающие люди. Самое простое - это посадить литературного героя на скамью подсудимых. Но станет ли общество от этого лучше - большой вопрос. Возьмем Достоевского: детям можно сколько угодно внушать, что Раскольников - плохой. Но любой юноша или девушка обязательно столкнутся в жизни с теми же проблемами, что и он… 

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)
Loading...

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество