aif.ru counter
205

Проблема с детскими садами: матери Екатеринбурга вновь выходят на пикет

Фото автора

Екатеринбург, 7 июня, АиФ-Урал. Лукавство власти, помноженное на правовую безграмотность и инертность народа, порождает в результате множество проблем. Об этом, в частности, мы беседуем с руководителем регионального общественного движения «Класс родителей» Юлией Столба.

Недочет

– Юлия, кажется, конкретные сроки решения проблемы с детскими садами определены, власти пытаются в них уложиться, а родительская общественность продолжает выходить на пикеты. Почему?

– Я не могу сказать, что власти сегодня ничего не делают. Пять-шесть лет назад вводилось не более трех детских садов в год, причем новых ни одного – места появлялись лишь за счет ввода зданий после ремонта и реконструкции. В этом же году нам пообещали только в Екатеринбурге ввести 31 садик. Прогресс налицо. Но…

Вся соль в том, что такие меры необходимо было принимать, когда проблема только обострилась. Насколько я знаю, первый родительский протест относится к 2004 году. Именно тогда рождаемость начала превышать «стандартную», и родители заявили власти, что их детям не хватает мест в детских садах. Никакой реакции не последовало, и сегодня мы имеем острую, критическую ситуацию: сколько бы ни вводили мест, сколько бы садов ни открывали в течение года, покрыть существующую потребность не получается. И до 2016 года они не смогут это сделать! Целевая программа уже корректировалась неоднократно, и всякий раз за основу берутся неверные статистические данные. Я не знаю, что происходит. Есть же, в конце концов, здравоохранение, которое ведет статистику по рожденным детям – точнее ее ничего быть не может. Почему эти данные значительно расходятся с теми, которыми пользуется образование? Это расхождение порождает проблемы: неправильное планирование, недостаток финансирования и т. д.

– Полагаю, что у вас есть основания так утверждать?

– В Екатеринбурге официально озвучена очередь – 7 тысяч человек. Но это дети с 3 до 7 лет. Хотя численность общей очереди нам тоже называют – 23 тысячи. Как известно, существует электронная очередь, в которую родители, желающие получить место в детском саду, записывают своего ребенка. С помощью родителей мы собрали данные по всем категориям детей по всем районам Екатеринбурга и суммировали их. Получилось, что в системе «Электронная очередь» зарегистрировано 68 тысяч человек. Как это коррелирует с официальными данными, мне непонятно. А внятного ответа мы получить не можем. Может быть, система работает некорректно? Тогда нужно ее менять. Разбираться с этим нужно.

Нам власти Екатеринбурга говорят: мол, если мы не выполним к 2016 году поставленную задачу, нас всех с работы снимут. Очень сомневаюсь. В течение 10 лет в городе существует проблема, но все находятся бессменно на своем посту. И через три года ничего не изменится, разве что целевую программу в очередной раз пролонгируют.

За язык не тянули

Фото автора

– В ближайшую субботу, 8 июня, в 12:00 на проспекте Ленина, возле олимпийских часов, пройдет очередной пикет. Какие цели вы преследуете?

– Во-первых, еще раз обратить внимание на моменты, о которых я только что говорила. Во-вторых, обсудить повышение родительской платы за детские сады, которое, я думаю, произойдет с января 2014 года в связи с вступлением в силу 1 сентября нового закона «Об образовании».

До января, конечно, вряд ли что-то произойдет. Грядет ряд политических событий, которые нельзя портить такими непопулярными решениями, и бюджет сверстан. А вот что будет с 2014 года, совершенно непонятно, и никто никаких прогнозов давать не берется.

По новому закону на плечи родителей ложится оплата услуг по уходу и присмотру за детьми, куда может быть включено что угодно. Предсказать невозможно, что придумает управление образования или детский сад.

Поскольку никто не знает, что должно входить в стандарт услуг по уходу и присмотру за детьми, Министерство образования Свердловской области разослало по городам региона запросы, с тем чтобы управления образования подумали и предложили свой список этих услуг. По словам Евгении Леонидовны Умниковой, они свой перечень составили и передали его в Минобр. Но назвать этот перечень нам она отказалась категорически.

Будет же приниматься областной закон «Об образовании», и там как раз можно было бы конкретизировать эти моменты. Мы выразили жгучее желание принять участие в обсуждении этого закона, может быть, даже провести общественные слушания. Я не думаю, что такие решения должны быть на коленке под полой записаны, формализованы. Очень хочется, чтобы там было больше конкретики, чем в федеральном законе. (Когда готовился материал, стало известно, что в регионе утвержден проект закона «Об образовании в Свердловской области». – Ред.)

– В обществе бытует два мнения. Кто-то считает, что государство должно помогать семье, оппоненты же придерживаются мнения: мы не вправе что-то требовать, поскольку ответственность за семью и детей – личное дело каждого. Вы, Юлия, какой позиции придерживаетесь?

– Государство за язык никто не тянул, чтобы Конституцию написать и прописывать в ней гарантию доступного дошкольного образования. Если оно на себя это обязательство добровольно приняло, мне очень обидно, когда потом говорят: «А что вы хотите от государства?» Я, по большому счету, нахожусь с государством во взаимовыгодном сотрудничестве и свои обязательства выполняю – плачу налоги, например. Попробуй я этого не сделать – сразу начнется закрывание счетов, начисление пени и т. д. Почему-то к государству я не могу применить такие санкции. Оно добровольно гарантировало по Конституции право моему ребенку на доступное дошкольное образование, но реализовывать это право не собирается. При этом говорит: «Какие к нам вопросы?» Это как минимум неэтично.

Жест отчаянья

– Мамы Екатеринбурга, как известно, использовали даже такую крайнюю степень протеста, как голодовка. Насколько это было необходимо? И таким образом люди выказывали свою гражданскую позицию или был сугубо личный интерес?

– Конечно, некоторыми участниками акций протеста движет личный интерес. Есть у человека проблема, он приходит в движение и пытается ее решить. А с уходом проблемы уходят и люди. Но многие остаются и, добившись чего-то, очень нам помогают.

Та голодовка, о которой вы говорите, была не что иное, как жест отчаяния конкретных мам конкретных детей. И цель ее была – получить путевки. В то же время они своей акцией, объединившись, выразили чувства женщин, доведенных до отчаяния. А это уже гражданская позиция.

Фото автора

Знаете, женщины очень выносливые, но очень часто мне приходится слышать: «Я устала». Ситуации ведь разные бывают, и, не будем лукавить, детский сад – это для семей финансовая передышка. Сегодня я все чаще наблюдаю: у людей становится все меньше и меньше денег. Инфляция растет, а зарплаты за ней не успевают. Нам говорят, что средняя зарплата в Екатеринбурге 33 тысячи рублей. Давайте посчитаем. Прожиточный минимум на взрослого человека – 7 тысяч рублей, на ребенка – 6 тысяч. Семья из трех человек, ребенку от полутора до трех лет, стало быть, пособия мама не получает, на работу она выйти не может, работает только папа. Прожиточный минимум у них на троих 20 тысяч. За коммуналку у них получается в среднем по 2 тысячи рублей на человека. Мы еще не посчитали затраты на одежду-обувь, лечение, обучение и т. д. А если у людей ипотека или они снимают квартиру? Остается от зарплаты 6 тысяч рублей, на которые можно, как говорится, ни в чем себе не отказывать.

При таком раскладе единственная возможность женщине помочь мужу – выйти на работу. Тем более что по семейному законодательству супруги должны в равной степени в меру своих возможностей обеспечивать благосостояние семьи и ребенка. Но женщине такой возможности не дают.

Но есть те, кто вопреки всему выходит на работу, оплачивает частный сад, пытается как-то выжить. При этом распространяют листовки, собирают подписи, чтобы что-то изменить, спрашивают: «Чем вам еще помочь?» Потому что не могут больше. Потому что вот еще одна законодательная инициатива типа повышения платы за муниципальный сад, которого ждут годами как спасения, как небольшой финансовой передышки, – и хребет переломится. Лошадь сдохнет. Она двужильная, но не бессмертная. Вот что означает фраза «Я устала».

Пока не коснулось

– Как вы считаете, такое отношение к народу может остановить кривую рождаемости, которая в последнее время поползла вверх?

– Демографический спад неизбежен – это обычный эволюционный процесс. Власти ждут его к 2017 году. Будет ли он зависеть от отношения к народу или это произойдет как естественный процесс – трудно сказать. Скорее всего, и то и другое.

У нас сегодня главная проблема – неинформированность населения, правовая безграмотность. Возьмем закон «Об образовании». Перед новым годом мы пытались регулярно поднимать эту тему, объяснять, какие проблемы ждут родителей. Люди говорили: «Нет, такого быть не может. Государство с нами так не поступит». Все, закон принят.

Увы, большинство смотрит по телевизору, как перерезают красные ленточки у детских садов, и предпочитает не вдаваться в подробности. Пока их это не коснулось.

Я не питаю иллюзий в плане отношений между властью и народом. Ни одна из принимаемых социальных программ у нас нормально не реализуется, все оборачивается фикцией. Детсады к 2016 году? Значит, у нас очередь будет 7 тысяч, потому что больше не построим. Раздать молодым семьям земли? Значит, их надо выстроить в такую очередь, чтобы они там стояли до тех пор, пока не потеряют статус «молодая семья». Почему-то все вот так, через тернии к звездам.

Хотя понятно почему. Есть цель декларировать эти программы, а реализовать их – цели нет. Это государство этот народ не ценит. Но, с другой стороны, каждый народ имеет то государство, которое он заслуживает. Европа прошла эволюционный путь борьбы за свои права, в итоге сегодня там каждый пенсионер знает, куда и по какому закону он может обратиться и где и кто нарушил его права. У нас же элементарного не знают – это возвращаясь к вопросу о правовой безграмотности. Вопиющее отсутствие интереса к своим правам.

Смотрите также:

Оставить комментарий (1)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах