177

Бездомные на Среднем Урале никому не нужны

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 42. «АиФ-Урал» 19/10/2016

Если сегодня бездомного не накормить, не приютить и не дать ему возможность заработать, завтра он на улице с кого-нибудь серёжки снимет. Организатор и бессменный руководитель Бюро по трудоустройству лиц, попавших в экстремальную жизненную ситуацию, автор проекта «Бедолаги. С надеждой на будущее!» Юрий Потапенко знает, что говорит.

«Зашивай карман»

Рада Боженко, «АиФ-Урал»: Юрий Иванович, непривычно вас, деятельного и оптимистичного человека, хмурым видеть. И повод для радости есть: проект «Помощь бездомным» получил субсидию регионального министерства соцполитики.

Юрий Потапенко: Это действительно радостное событие. Во-первых, мы получили возможность и дальше оказывать неотложную помощь людям без определённого места жительства. Во-вторых, поддержка проекта даёт основания полагать, что наша работа не остаётся незамеченной. Но нас нынче «прокатили» с федеральным грантом, получателем которого мы были неоднократно. И это удручает. Главное, что в распределении этих грантов нет прозрачности. Почему Васе дали, а Пете не дали, непонятно. Никакой аргументации! При этом мы видим, что есть организации, которые за год умудряются получать по нескольку грантов. Мы в этом году проанализировали результаты конкурса и выяснили, что 79,2% денег остались в Москве и только жалкие остатки были распределены по всей России-матушке. Сейчас собираем документы, будем судиться с грантоператором.

– Всерьёз рассчитываете на успех?

Досье
Юрий Потапенко. Родился в 1954 году в г. Новокузнецке. Окончил семь классов средней школы. Много лет провёл в местах лишения свободы. В «статусе» бомжа исколесил всю Россию. 17 лет назад создал и возглавил Бюро по трудоустройству лиц, попавших в экстремальную жизненную ситуацию. Обладатель российских и международных грантов. Вошёл в энциклопедию «Who is Who в России».
– У нас уже был подобный опыт в 2011 году с другим грантоператором. Тогда мы в суде проиграли, но зато выиграли в глобальном масштабе. Этот грантоператор был в итоге отстранён от дел, а его преемник всю процедуру проведения конкурса и отбора получателей поддержки сделал абсолютно прозрачной.

– Честно скажите, вы за что боретесь? За справедливость или всё же за деньги?

– В первую очередь за справедливость. За то, чтобы конкурсы на получение грантов были открытыми и понятными. А сегодня много вопросов возникает. Мне, помню, тогда, в 2011-м, один влиятельный человек от власти сказал: «Ну всё, Потапенко, зашивай карман! Или успокойся». Но в борьбе за справедливость я привык идти до последнего.

А что касается денег… Глупо кокетничать, они всем некоммерческим организациям нужны. Сегодня не только мы переживаем сложные времена. Работодатели, с которыми мы сотрудничаем, испытывают серьёзные проблемы. Трудоустраивать бедолаг становится всё сложнее. А куда их девать? Хорошо региональное министерство выручило, мы хотя бы их накормить сможем, медикаментами обеспечить. А жильё, работа, восстановление документов, то-другое-третье?.. Мы же по всем фронтам в плане социальной реабилитации с бездомными работаем.

Общественным организациям сегодня без поддержки государства невозможно выжить. Я на днях сказал Татьяне Георгиевне (Татьяна Мерзлякова, уполномоченный по правам человека в Свердловской области. – ред.) что, работая с бывшими заключёнными, с бездомными 17 лет, готов сегодня закрыть бюро.

Клеймо

– Чем это чревато?

– Не будет организации, которая реально помогала людям. Тысячи человек останутся без помощи – бытовой, социальной, правовой. А больше ста человек, которые сегодня у меня имеют крышу над головой, работу, которые получили уверенность в завтрашнем дне, вновь окажутся на улице. Или вынуждены будут пойти работать за баланду. По большому счёту сегодня бездомные могут рассчитывать только на помощь общественников, больше им податься некуда. Такая ситуация почти по всей России складывается. У нас в регионе, только согласно официальной статистике, больше 14 тысяч бездомных. Но ведь это только вершина айсберга!

Государственные учреждения для этой категории граждан есть, какая-то поддержка оказывается. Но в работе с бездомными государство не мобильно. Чтобы попасть в государственный реабилитационный центр, где-то нужны документы, где-то свидетельство о прохождении медосмотров, где-то ещё что-то. То есть они скованы рамками, правилами. Да и просто мест для всех бедолаг не хватает. А мы работаем по принципу: накорми, дай крышу над головой и работу, пусть с небольшим, но гарантированным заработком. А уже потом можно заниматься всем остальным, в том числе восстановлением документов. Потому что, если человеку неотложную помощь не оказать, если ему жрать нечего, он пойдёт на улицу и с вас серёжки снимет. И вернётся туда, откуда вышел. Бездомные приходят к нам порой в удручающем состоянии. На днях встретили у офиса мужика: еле-еле ноги переставляет. Четыре дня ничего не ел… И он не один такой.

Некоммерческие, общественные организации могут этим людям оперативно помочь, дать, как я говорю, удочку. Но у общественников денег нет, потому им нужна поддержка.

– А как же благотворители?

– Тема бездомных вообще никому не интересна! Понятно, что и старики и дети нуждаются в помощи – это святое. Но бездомные, оказавшиеся в силу различных обстоятельств, на дне, тоже люди. Только от них все открещиваются, брезгливо называя бомжами. Это как клеймо, означающее «ты не такой, как мы».

Надеюсь, у нас в области всё же будет принят закон о социальной реабилитации этой категории граждан. Недавно мы провели общественные слушанья. Я там представил такой закон, прекрасно работающий в Архангельской области.

– Вы несколько лет с аналогичным законопроектом во все двери бьётесь. И что толку?

– Да, он всё время натыкался на препоны, не нужен был никому. Сегодня ситуация изменилась, все, от кого зависит будущее этого законопроекта, пришли к общему знаменателю и, главное, к выводу, что нужен такой документ. Тьфу-тьфу-тьфу, надеемся, что он будет принят.

– И что изменится?

– Ты понимаешь, закон есть закон. Одно дело программа: есть финансирование – работает, нет денег – не работает. А закон ты, брат чиновник, должен выполнять. И бездомные, наконец, будут признаны и включены в правовое поле. И нам, общественникам, будет проще отстаивать права бедолаг. Мы с принятием этого закона всегда сможем прийти к чиновникам в кабинет, в суд и сказать: «Родные мои, права этого человека ущемлены».

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах