154

Борис Долинго: «Чтобы достичь звёзд, нужен перенос сознания на цифру»

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 13. «АиФ-Урал» 25/03/2020

Всероссийский фестиваль фантастики «Аэлита», проводимый в столице Урала с 1981 года, в этот раз перенесён на октябрь. Тем не менее он был и остаётся одним из важнейших культурных брендов Среднего Урала. О нынешней ситуации в жанре фантастики мы побеседовали с писателем Борисом Долинго.

Наше всё

– Борис Анатольевич, прошлый год был на Урале Годом Бажова – в каком-то смысле писателя-фантаста. Как он вам?

– Считаю, в целом нам удалось, что называется, освежить имя писателя. Как Пушкин для всей русской словесности, для уральской литературы Бажов – это наше всё. Это бренд нашего края, который нужно поддерживать и развивать. Бажова, безусловно, можно называть писателем-фантастом, и в этом нет ничего зазорного. Фантастика – это полноценный жанр русской и мировой литературы, к ней нельзя относиться свысока.

Кстати, в этом году мы впервые за много лет сумели поднять премию Бажова почти в два раза, сейчас она составляет 50 тысяч рублей. Кто-то покритикует нас за приземлённость при оценке премии по материальной составляющей, но я считаю, что размер суммы говорит о многом, в том числе о статусности.

– Сегодня в России и в мире пишут хорошую фантастику?

– Пишут, хотя последние десятилетия стали для этого жанра не самыми лучшими. Да не покажется странным, но, несмотря на железный занавес, в СССР выпускалось очень много качественной зарубежной фантастики в прекрасных переводах. А когда началась перестройка и у нас стали издавать огромное количество иностранной фантастики, оказалось, что все лучшие на тот момент образцы мы уже прочитали в советский период! К нам хлынул в основном разнообразный шлак.

Проблемы начались, когда в начале 90-х исчезли советские издательства. Стали появляться новые, но их могли открыть лишь те, у кого были большие деньги. Часто это были люди, которые не очень хорошо разбирались в литературе. Они могли нанять компетентного главного редактора, но политику издательства, как правило, определяли вкусы хозяина, часто не самые утончённые.

– Электронные книги постепенно заменяют бумажные?

– Да, примерно в 2010 году появились удобные гаджеты, и народ начал массово читать книги в электронном виде. Появилась категория людей, которые привыкли читать с экрана. Для меня, например, главное – это текст, и без разницы, на чём он написан: на бересте, на папирусе, на бумаге или на экране компьютера. Кроме того, бумажные книги постепенно дорожали, а права в Сети никак не охранялись (сегодня ситуация постепенно меняется).

Двадцать лет назад, когда у меня вышла первая книга, она стоила в рознице рублей тридцать. Сегодня средняя стоимость бумажного издания – 400–500 рублей. Одновременно резко упали тиражи бумажных книг и гонорары авторов. Для сравнения: в начале 2000-х раскрученный писатель-фантаст мог получить за новую книгу около миллиона рублей. Сегодня это в лучшем случае тысяч двести. Но у писателей появилась другая возможность заявить о себе. Есть различные литературные порталы, где автор может выставляться сам. И если он набирает какой-то рейтинг, ему дают право назначать за свои произведения какую-то цену.

Писатели и читатели

– Какие жанры фантастики сегодня предпочитает массовый читатель?

– Хорошо читают литРПГ (жанр фантастики, основанный на субкультуре популярных ролевых компьютерных игр), женское и юмористическое фэнтези, мистику, истории про вампиров. Очень часто читатели такой литературы – это любители компьютерных игр и домохозяйки. Существенный минус нынешней фантастики – отсутствие редактуры и корректуры. Между тем они нужны любому автору, поскольку в своём тексте ты сам никогда не отловишь всех ошибок. При отсутствии редакторов и корректоров в текстах авторов нередко проскальзывает откровенная глупость, логические нестыковки, это сказывается и на уровне читателей.

Но пишут и много хорошего, в том числе достойную научную фантастику, хотя она сегодня однозначно другая, чем сто лет назад. Для среднестатистического писателя передний край науки находится где-то за горизонтом. Даже я, будучи физиком по образованию, с трудом могу понять, что там сегодня происходит.

– Часто ли затрагивается экологическая тема?

– Не очень часто, так как здесь есть свои сложности. Дело в том, что экология – это тема одновекторная, в ней сложно придумать что-то новое. Обычно экология – это один из элементов фантастического произведения, некий фон.

– Вы приняли решение о переносе «Аэлиты»?

– Да, собирались провести фестиваль в начале мая, хотели презентовать новую премию им. Алексея Толстого, но из-за пандемии перенесли все мероприятия на октябрь. Американский фантаст Майкл Суэнвик отменил свой приезд (писателю уже более 60 лет, врачи не рекомендовали ему покидать страну). Но я считаю, что «Аэлита» – один из важных региональных брендов. Это самое старое культурное мероприятие у нас в области. Фестиваль проводится с 1981 года, премия внесена в международный справочник Fandom Directory.

Конвентное движение в нашей стране начало развиваться в 80-е, в разных городах были попытки создать что-то подобное «Аэлите», но всё это были разовые акции. Дело в том, что у нашего фестиваля был центр кристаллизации – журнал «Уральский следопыт». Люди, которые в нём работали (Виталий Бугров, Станислав Мешавкин и другие), были настоящими энтузиастами своего дела, а журнал был крепкой экономической структурой. Питерский «Интерпресскон» появился только через восемь лет после нашего фестиваля. Но они гордятся тем, что их конвент ни разу не прерывался, а «Аэлита», к сожалению, три раза не состоялась.

ДОСЬЕ
Борис Долинго. Родился 3 декабря 1955 года в Коканде (Узбекская ССР). Окончил физический факультет УрГУ. Автор восьми изданных романов, в том числе цикла «Странник по Граням», «Понять вечность», «Точка Джи-Эл», фантастических повестей и рассказов. Лауреат нескольких литературных премий. С 2002 года – главный организатор фестиваля фантастики «Аэлита». Член Екатеринбургского отделения Союза писателей России.

– Состав участников фестиваля с годами меняется?

– Да, и очень ощутимо. В 80-е это были любители фантастики, которым не хватало общения друг с другом. Ведь никаких соцсетей тогда не было. Конвент чем-то напоминал движение любителей авторской песни, только с иными целями и интересами. На «Аэлите» 1989 года было примерно 80% любителей фантастики, и только 20% пытались сами что-то писать. Тогда человек, который пару раз опубликовался в «Уральском следопыте», однозначно считался писателем. Но в 90-е всё стало меняться. На «Аэлите» 2001 года уже было на порядок меньше людей, а примерно 4/5 всех участников сами были литераторами. То есть можно сказать, что сегодня все конвенты – это больше форумы профессионалов или тех, кто хочет таковыми стать.

Тема стандартная

– Как полагаете, нынешняя история с коронавирусом станет темой для фантастических произведений?

– Наверняка что-то появится, но на тему разных пандемий уже очень много чего написано. Например, Джек Лондон ещё в 1912 году создал совершенно великолепную повесть «Алая чума». Он там весьма прозорливо говорит о том, что человечество ждут глобальные эпидемии. Потому что микробы (вирусы) меняются, а скученность и интенсивность межматериковых коммуникаций способствуют быстрому распространению болезней. Там у него человечество погибло примерно за неделю. Рухнула промышленность, а немногие выжившие люди вернулись в первобытное состояние.

– Человечество когда-нибудь полетит к звёздам?

– Мы с вами, к сожалению, не полетим. Для этого человечеству нужно достичь определённого уровня технического развития. Есть такое мнение: чтобы стать существом космическим, человек должен меняться. Как биологический вид он для Вселенной существо уязвимое, сугубо земное. Возможно, чтобы достичь звёзд, потребуется перенос сознания на цифровые платформы. В этом случае мы можем уменьшить человека в разы и отправить в космос маленькую коробочку с ядерной батарейкой, которой не нужно ни есть, ни пить, ни дышать. Мы же выросли в условиях силы тяжести, нам нужны вода, воздух, определённая температура.

– А что касается Солнечной системы?

– По Солнечной системе мы летать будем. Сейчас основная проблема полётов в космос заключается в том, что это слишком долго. Но недалёк тот день, когда появятся работоспособные ядерные двигатели, а это уже минимум 50–60 км в секунду и выше. И мы будем лететь до Марса не полгода, а гораздо быстрее, и по более свободной траектории. Наконец-то освоим Луну, будем летать на Марс, в систему Юпитера, а может быть, и к Сатурну, начнём работать на орбите Венеры. Хотя в том, чтобы постоянно жить на других планетах, лично я смысла не вижу – это не места для жизни, только для исследований. Если на Земле проводить рациональную демографическую и экономическую политику, 15 млрд человек она выдержит. Но я уверен: близлежащие планеты мы освоим в обозримые 50–60 лет. Если, конечно, за это время сами себя не угробим. Или что-нибудь не угробит нас… Но давайте надеяться на лучшее!

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах