aif.ru counter
2241

«Фермы в каждое село!» Василий Мельниченко о спасении деревень и жуликах

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 34. «АиФ-Урал» 21/08/2019
Алексей Витвицкий / АиФ

В этом уверены авторы пилотного проекта «Развитие сельских территорий», члены Федерального сельсовета и его председатель Василий Мельниченко, который поделился с «АиФ-Урал» своими мыслями.

О цепной реакции

В своё время у нас «потерялось» и население, и экономика сельских территорий. Вспять этот процесс не повернуть, но эти забытые, запущенные, неосвоенные территории могут стать драйвером роста всей экономики страны. Каким образом? Приведу простой пример. Чтобы нам достичь уровня оснащения сельскохозяйственной техникой, нет, не европейского, пока хотя бы Белоруссии, необходимо 160 тысяч тракторов и 66 тысяч комбайнов. Предприятиям, производящим эту технику, надо работать в три смены, чтобы ликвидировать этот дефицит. Плюс перерабатывающие, кожевенные заводы и другие предприятия, завязанные на сельском хозяйстве. Отсюда рабочие места в экономике, а если смотреть дальше – восстановление промышленного потенциала страны. Цепная реакция.

О причине неудач

Наши неудачи пока, увы, значительно показательнее наших достижений. И причина наших неудач кроется в отсутствии или малом количестве крестьянско-фермерских хозяйств. Сравним. В Свердловской области 870 тысяч га земель сельхозназначения, при этом здесь 900 фермерских хозяйств. Между тем в Швеции, например, при чуть большем количестве земель сельхозназначения (980 тысяч га) – 15 тысяч фермерских хозяйств.

Другой пример – Ирландия, страна с количеством населения, незначительно превышающим население Свердловской области, имеет 150 тысяч фермерских хозяйств и ни одного агрохолдинга. Земельные участки там небольшие, фермы небольшие: 100–300 голов скота – это уже крупная ферма. Но! Все хозяйства объединены в огромные кооперативы: производственные, перерабатывающие и так далее. Кроме того, кооперативы имеют свои логистические центры и другие «прелести жизни». Ирландия выручает от экспорта всей сельхозпродукции 13 миллиардов евро! Уровень жизни и зарплаты очень высокие.

Я хочу, чтобы мы, наконец, осознали: возможно, в ближайшее время мы не научимся делать лучшие в мире самолёты; возможно, мы ещё какое-то время не сможем развить наноиндустрию до тех золотых обещаний, которые слышим; возможно, Сколково ещё не скоро изобретёт гроб, в котором можно будет брать на тот свет всё наворованное, но коров-то мы можем научиться пасти! Пастуха можно обучить за три-четыре месяца. И Россия при определённых условиях может продавать на экспорт сельхозпродукции на 500 миллиардов долларов.

Развитие сельских территорий – это не только вопрос экономический, но и демографический, это вопрос здорового питания, наконец. Здорового молока в России больше не существует – всё на антибиотиках. По этому поводу уже и врачи бьют тревогу.

О постыдных зарплатах

У нас есть все условия для развития сёл и деревень, но пока люди их покидают, не видя будущего, не видя перспектив. По разным данным, на наших глазах исчезли 20–30 сёл и деревень. Нам в министерстве сельского хозяйства говорят, мол, в деревне никто не хочет работать, никто не хочет жить. Да, там никто не хочет работать… бесплатно. Или за 10–12 тысяч. Это постыдная зарплата, нельзя так унижать людей.

Я на всех совещаниях, в том числе в Совете Федерации, говорил, что нам необходимо установить уровень минимальной заработной платы в сельских территориях 50 тысяч рублей. Все, особенно большое начальство, говорят: «Это фантастика». Тогда я всегда прошу поднять руки тех высоких чинов, сидящих во время больших форумов на первых рядах, кто ходит на работу меньше чем за 50 тысяч рублей в месяц. Почему-то считается, если ты, например, чиновник, замминистра, то ты должен получать больше 50 тысяч, а доярки, зоотехники и другие жители села могут обойтись и без денег.

Да, встаёт вопрос, откуда платить?

Тут в тупик встают даже наши передовые хозяйства, также платящие налоги, захлёбывающиеся от цен на дизельное топливо и электроэнергию. Давайте спросим наше министерство сельского хозяйства (которое на самом деле должно называться министерством развития сельских территорий): а есть ли у вас типовые модели безубыточных хозяйств? Расчёты для начинающих фермеров, семейных хозяйств, какой должна быть ферма, чтобы она была безубыточной? Сколько в ней должно быть коров – пять, десять, тридцать? Нету, говорят, каждый крутится, как хочет. А есть у вас, спрашиваем, сево­оборот, разработанный для нечернозёмной зоны, для южной? А есть у вас понимание, сколько должно быть гектаров сада-огорода у семьи, чтобы она могла заработать за сезон (раз уж вы даёте гранты на садоводство)? Нету.

О кооперативах

Предположим, будет на всю Свердловскую область две-три фермы: одна в Красноуфимском районе, вторая – в Тавдинском, третья – в Краснотурьинском. Фермы вроде бы есть, а рынка сбыта нет. Потому что молочный завод им, например, говорит: «Мужики, готовы вам дать за молоко высшего сорта 19 рублей». Ежу понятно, что фермер, который рассчитывал получить за молоко хотя бы 25 рублей и продающий его за 19 при себестоимости 20 рублей, обречён на убытки и банкротство. Поэтому мы и говорим о создании сети кооперативов.

Фермы должны быть расположены в каждом (!) селе. На территории, где я живу, где 15 сёл и деревень, совсем недавно, как говорится, ещё при нашей жизни, ходили и доились 12 тысяч голов. Сегодня уныло пасётся небольшое стадо. Но земля осталась, кормовая база осталась. Почему в одном селе не поставить две фермы хотя бы по сто голов? Почему в Галкино три-четыре фермы не поставить, поля ведь позволяют! И так в каждом селе. Надо, чтобы люди понимали, что коровы существуют, а то ведь уже забыли, как они выглядят.

Кооперация – основа развития сельского хозяйства. Как в Ирландии, Швеции. Нам говорят: «Ничего не получится». Правильно, потому что мы не хотим, чтобы получилось. Как сделали в Польше? Они заявили, что все крестьянско-фермерские хозяйства с объёмом производства до 1 млн 200 тысяч евро не облагаются налогами, если они являются членами кооператива. Это стало стимулом. Почему у нас не получается? Нет стимула. Приди сейчас к моей супруге, скажи: «Давай, Людмила, в кооператив», она скажет: «Какой кооператив, у меня приличное количество гектаров земли, крепкое хозяйство, а у них ничего нет. Не буду я с ними объединяться». И будет права. Но если вы ей скажете, мол, вступишь в кооператив – и не будешь платить налоги, она задумается, ведь наше хозяйство хоть и небольшое, но в год платит полтора миллиона налогов.

Об агрохолдингах

Наше государство в лице министерства сельского хозяйства очень заинтересовано в развитии крупных агрохолдингов. Все уже получили ордена и медали за то, что произвели много свинины, курятины и так далее.

И тут вырисовывается интересная ситуация. Есть в России вполне реальный «молочный король», «образец для подражания», который строит «молочные пирамиды» и каждые три-четыре месяца заявляет о строительстве новой фермы. Получает он на это три миллиарда рублей инвестиций: полтора миллиарда тратит на строительство, полтора – его прибыль на начальном этапе. Но не может коровье место стоить полтора миллиона рублей, максимум – 400–500 тысяч, и это со всеми условиями, с грелкой, массажем и шампунем. Это, извините, жулики: они строят место за полтора миллиона, забирая субсидии и дотации. Так вот, этот холдинг за 2018 год получил, внимание, 9,1 млрд рублей субсидий от государства. Назовите фермера в Свердловской области или в любом другом регионе России, который получил бы от государства хотя бы один миллиард рублей субсидии. Нет таких!

Поэтому, уверен, сверхподдержка агрохолдингов в ущерб крестьянско-фермерских хозяйств – это неверная, жуликоватая политика развития сельских территорий, она на этом развитии ставит крест. Потому что на три миллиарда рублей могут быть полностью обеспечены три района нашего пилотного проекта. И если одна ферма упомянутого мной агрохолдинга даёт 100 рабочих мест, то кооператив – 618 рабочих мест. Молока будет больше, производства и переработки больше – всё это создаёт рабочие места. Все при деле, все в выигрыше, в том числе и потребитель.

О пессимистических прогнозах

Если мы всё-таки поставим крест на развитии сельских территорий, то нечего и говорить об улучшении демографической ситуации (в сёлах и деревнях рожать будет некому), об увеличении занятости населения (самые безработные территории – сельские), об увеличении доходов у граждан (самые бедные люди живут в сёлах и деревнях России). А также нечего будет говорить и об улучшении экономических показателей. Поэтому, уверен, крестьянство – основной драйвер экономики.

Оставить комментарий (2)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество