aif.ru counter
124

Председатель облсуда о декриминализации побоев: «Логику сложно понять»

Дмитрий Шевалдин / «АиФ-Урал»
Екатеринбург, 16 февраля - АиФ-Урал.

Председатель Свердловского областного суда Александр Дементьев в четверг, 16 февраля, на пресс-конференции подвел итоги прошедшего 2016 года и проанализировал работу судебной системы касательно громких дел в отношении блогера Соколовского и шансонье Новикова, передает корреспондент «АиФ-Урал».

Блогер Руслан Соколовский: «Нельзя шутить с законом»

– Соколовскому была переизбрана мера пресечения вместо заключения под стражу в виде домашнего ареста. Но он демонстративно делал все, чтобы нарушить установленные правила ареста. Нельзя шутить с законом.

Сначала уголовно-исправительная инспекция стала получать сигналы, что браслет Соколовского находится не на его теле, а в другом месте. Сделали предупреждение. Затем был нарушен запрет на пользование интернетом – от его имени появились в сети сообщения. Еще одно предупреждение. Еще был запрет на общение, который тоже был нарушен. У инспекции иссякло терпение, и в результате ему была изменена мера пресечения.

То, что его снова отпустили под домашний арест, инициатива следователя. Это его право, и мы можем либо только согласиться с ходатайством либо отказаться от существующей меры, что под стражей его содержать нельзя.

Дело барда Новикова: «Никакого шараханья в деле Новикова нет»

– Существуют процедурные вопросы, которые внешне смотрятся, будто в них нет никакой логики. Но они строго прописаны процессуальным законодательством. В отношении Новикова и Шилиманова есть апелляционное определение областное суда. Там прямо написано: «Оснований для принятия решения следователь не представил необходимых документов и обоснования для принятия избрания меры пресечения».

В мае прошлого года пленум Верховного суда РФ по избранию меры пресечения в виде содержания под стражей установил обязательные требования, согласно которым следователь должен доказать, что человек может скрыться за границей и должен предоставить материалы, свидетельствующие о подозрении лица в совершении преступления.

Поэтому все решения приняты строго с правовыми мерами, установленными Верховным судом РФ и Европейским судом по правам человека. Никакого шараханья в деле Новикова и Шилиманова нет.

Александр Дементьев: «По делам Соколовского и Новикова вынесены решения, предусмотренные процессуальными нормами».
Александр Дементьев: «По делам Соколовского и Новикова вынесены решения, предусмотренные процессуальными нормами». Фото: «АиФ-Урал»/ Дмитрий Шевалдин

Ответственность судей: «Судьи тоже люди»

– Решение судов не нравится никому, ни проигравшей стороне, ни тем более органам следствия, если принят оправдательный приговор. Если только понизить планку, кому в итоге по делу принимать решение, то любое непонравившееся решение мы сведем на «нет». Будет нарушена независимость правосудия, которой мы так долгой стремились.

К сожалению, есть человеческий фактор. Судьи же тоже люди. У нас их в области 919 человек, и несмотря на большой фильтр строгости прохождения на кандидатуру должности судьи, может что-то произойти. И гарантий здесь дать невозможно.

В этому году некоторые из судей будут привлечены к дисциплинарной ответственности – есть просчеты в организации работы, сроков рассмотрения дел. Поймите, что не каждому юристу дано выполнять роль судьи. Это как пересесть с «Оки» на «БелАЗ». Это реально тяжелая работа: кого-то обвинить, у кого-то что забрать и кому-то отдать. Но это их обязанность.

Декриминализация побоев: «Людей ничто не удерживает»

– Категории таких дел (легкой и средней тяжести) подсудны мировым судьям. Это 9 - 9,5 тысяч дел в год. Из них половина – кражи и мелкие преступления, остальные 5-6 тысяч – частного обвинения. Но большая часть из них прекращена по заявлению самих потерпевших.

С учетом декриминализации, которая произошла еще в июне 2016 года, появится больше административных дел. Раньше административной ответственности за нанесение побоев не было – сразу уголовная. При рецидиве такие дела перейдут в уголовную ответственность. Как показывает практика, людей ничто не удерживает. Пример: за повторное вождение в пьяном виде ввели уголовную ответственность, что-то изменилось? Нет!

Я думаю, что дела по предполагаемым статьям будут поступать чуть попозже после первого административного взыскания. Будет спад какое-то время. Но насколько уменьшится процент привлеченных к уголовной ответственности, объективная картина вырисуется 2018 - 2019 году.

Новые законы: «Мы корректируем недоработки законодателей»

– Логику законодателей порой сложно понять: последние два-три года мы, то вводим уголовную ответственность, то выводим из нее. Таких крайних решений было неоднократно и много. Например, ввели новое понятие (в трех чтениях прошел законопроект!) – «совершение изнасилования в отношении несовершеннолетней от лица, не достигшего половой зрелости». Взяли – ввели. Кто ее придумал? Где ее взяли? Поскольку закон имеет обратную силу, из колоний освободилась часть лиц по этой статье. Через полгода выяснилось, что критериев медицинских достижения половой зрелости не существует! Взяли – убрали, и вернулись к старой редакции. Со статьей о клевете то же самое!

Действительно, обсуждался закон о домашнем насилии. Но в действительности закона нет, но появились нормы о декриминализации. Хотя речь шла об усилении ответственности за домашнее насилие. Кто прорабатывал эту норму? Кто эти советники, разработчики? Но то, что эта норма не соответствует логике, очевидно.

Мы, как правоприменители, должны руководствоваться законом. Но у нас есть иные механизмы – применение другого законодательства, позволяющее назначить низшую или высшую меру наказания. Мы корректируем такие недоработки законодателей. 

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах