aif.ru counter
24.08.2016 15:50
80

Уральский писатель Роза Ахтямова уверена, незрячесть не повод для уныния

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 34. «АиФ-Урал» 24/08/2016

Эта удивительная женщина доказала – незрячесть не повод для уныния, безделья и запирания себя в четырёх стенах.

Жить добрым

Рада Боженко, «АиФ-Урал»: Роза Захаровна, вы много путешествуете по России, навещаете своих одноклассников по интернату, сокурсников, ведёте с ними переписку. Сегодня это такая редкость.

Роза Ахтямова: Да, мы крепко друг за друга держимся. А больше не за кого… Слава Богу, что мы можем друг друга поддержать, помочь в случае необходимости. И потом, знаете, у интернатских детей обострённое чувство локтя. Тогда же между нами не было этого чудовищного деления – богатый-бедный. Хотя всякое, конечно, случалось. У меня одноклассница была немка – она сегодня в Белгороде живет, ей, бывало, несладко приходилось. Причём всяческие намёки, выпады не со стороны детей были, а со стороны воспитателей. Она до сих пор это забыть не может. А я ей говорю: «Люба, забудь, такая память разрушает человека изнутри». Жить надо добрым. У каждого человека, уверена, было и есть в жизни что-то хорошее.

Я, например, часто вспоминаю своих сокурсников по филологическому факультету Казахского университета. Бесспорно, в то время они были счастливее меня, и всё же, именно ко мне большинство из них шли с какими-то неудачами, рассказывали о неприятностях, потому что я уже тогда уживалась со своей большой бедой. И всё-таки мне невероятно повезло. Я не употребляю по отношению к ним слово «бескорыстны», потому что о корысти и не могло быть речи. Пять лет мы «варились в одном котле». Они помогали мне, не дожидаясь, когда я попрошу сама о помощи, много читали вслух, так как специальной литературы для филологов по Брайлю тогда почти не было. А ещё они покупали со мной одежду, шили мне к празднику наряды, часто прибегая к помощи своих родителей, приглашали на дни рождения, свадьбы и позже – на дни рождения своих детей. Они тащили меня на интересные фильмы и, несмотря на шиканья зрителей, продолжали шёпотом комментировать то, что происходит на экране. Вот такими воспоминаниями надо жить и с такими людьми поддерживать отношения.

– Вы говорите, не за кого держаться. Разве многочисленные социальные программы инвалидам не в помощь?

– Про социальные программы я вообще слышать не могу! Декларируется-то очень много, на деле, извините, ни шиша не делается. А если и делается, тихой сапой, шёпотом, чтобы как можно меньше людей об этом знало. Это же колоссальная экономия. Не знает человек о льготах, положенных выплатах и так далее, и хорошо. Вроде как никто не виноват, сам дурак.

Но даже если человек получает какую-то надбавку к пенсии, он всё равно остаётся в проигрыше. Потому что она потом ещё и с лихвой отщипнётся. Безудержным ростом цен, оплатой социальных услуг. В регионах, я знаю, расценки разные, в Свердловской области, например, терпимые. А в Мурманске, где я сейчас живу, чтобы социальный работник положил мне сто рублей на телефон, я должна заплатить 95 рублей 72 копейки. Но самое печальное, самим соцработникам от этого ничего не перепадает. Если бы они эти деньги себе в карман положили – Господь бы с ними. Так ведь нет. Куда они идут? Понятия не имею. Но знаю, что соцработники при такой нагрузке получают гроши. Это чревато вообще развалом службы.

Словом, всё время не покидает ощущение, что у меня кто-то шарит в кармане. Причём оно обостряется, как только на уровне власти начинаются разговоры о реализации очередной социальной программы.

Превращают в марионеток

– Но ведь перспектив у людей с ограниченными возможностями всё равно сегодня больше?

– Слушайте, чем больше нам внимания, тем тяжелее жить. Парадокс, но так и есть. Сегодня любят козырять, мол, в раньше в нашей стране про инвалидов не говорили, не писали, их прятали. Кто, кого, куда прятал? Я не знаю! Я училась в университете, и до сих пор сокурсники, повторюсь, остаются самыми моими близкими друзьями. И училась я на общих основаниях. И двойки получала, и пятёрки получала, и слёзы лила, и шпаргалила… У меня подруга, тоже незрячая, великолепно закончила мехмат. Никто нас не прятал! Мы вели обычную молодёжную жизнь.

Сейчас же инвалидов превращают в каких-то марионеток, достаточно вспомнить всевозможные телешоу. На нас кто-то неплохо зарабатывает. Это омерзительно. А с идеей инклюзии сегодня носятся… Зачем? Никто не готов. Равному сосуществованию с инвалидом с пелёнок детей надо воспитывать. Кто это будет делать? Сегодня ребёнок с какими-то отклонениями в садик (или в класс) приходит – кто в первых рядах возмущается? Родители здоровых детей. Но даже если ребёнок-инвалид в обычную школу попадает, к нему там относятся не как к равному. Учителя предпочитают внимания не обращать – сидит и сидит, ну, может, жалеют, двойки не ставят – как ему, допустим, слепенькому, двойку-то поставить? Сверстники на переменах над ним ржут, потому что поведение у таких ребятишек не всегда в «рамки» укладывается. Какая у него перспектива? В лучшем случае кое-как закончить школу и выйти из неё без знаний, без друзей. Поэтому многие родители детей-инвалидов, решаясь на такой эксперимент, в итоге всё равно забирают ребёнка из общеобразовательной школы и ведут его в коррекционную. Так что ситуация печальная… Родители ребятишек-инвалидов ведь понимают, что не вечны, что своё дитя нужно готовить к жизни в социуме. Только вот социум не готов принять таких детей.

– Несмотря ни на что вы находите в себе силы для яркой жизни, пишете книги, публицистику, ещё и продвигаете коллег по цеху. Откуда эти силы черпаете?

– Из понимания того, что жизнь – дар. Приходя в этот мир, человек не знает, что уготовила ему судьба, и, даже если окружающая действительность не всегда такова, как нам бы хотелось, нужно ценить саму возможность жить и отработать этот бесценный дар.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество