aif.ru counter
134

«Беспамятный народ — это не народ, а лишь население»

Зачем человеку фамилия и как изучить свой род, рассказывает доктор исторических наук, автор Cловаря уральских фамилий, профессор УрФУ Алексей Мосин.

Часть истории страны

- Алексей Геннадьевич, что может изучение фамилий дать конкретному человеку, региону, обществу в целом?

- Недавно господин президент говорил о том, что нужно знать, кто твои предки, изучать историю своей семьи, страны. Изучение имен и фамилий - это часть общего интереса к истории предков. Тайна имени, все эти потусторонние его значения - глупая игра для незрелых умов, мне это не интересно. А вот действительно проследить фамилию, узнать, когда она возникла, как... В каждой фамилии заложена информация. Но не потусторонняя, а реальная. И чем глубже погружаешься в изучение своего рода, тем шире и сложнее становятся связи, увеличивается география фамилии. Так получается, что твоя семья это часть истории всей страны.

Дело не в том, что эти вещи важны, потому что о них говорит президент. Всё наоборот - уже и президент заговорил об этом! Нужна серьезная программа по сохранению национальной памяти. Нужны средства на содержание архивов, они уничтожаются, нужно отцифровывать их, создавать открытые базы данных. Если это будет осмыслено как задача государственной важности - будет просто замечательно. Потому что беспамятный народ - это не народ, а население.

- Допустим, я хочу изучить свой род. Смогу ли я сделать это самостоятельно?

- На своих курсах я учу, каким образом находить информацию, как работать в архиве, как обрабатывать, выстраивать и хранить эту информацию. Самостоятельно это сделать можно, но трудно, когда чем-то серьезно занимаешься, всегда лучше сначала научиться. Благо, сейчас есть масса различных пособий, где в доступной форме (понятно и семикласснику) объясняется, как делать первые шаги в изучении своей родословной. Всегда спрашивают: с чего начать? И это совершенно правильный вопрос! Я всегда по-доброму советую - начни с себя. Когда изучаешь историю своей семьи, с нее-то и нужно начинать, собрать всю возможную информацию, не выходя из квартиры.

- Если встречаются однофамильцы, может ли это значить, что их рода когда-то пересекались?

- Это может значить многое. Если два человека встречались и у них были одинаковые фамилии - это называлось свестись родством - они сразу узнавали - мы не родственники? Кто дед, прадед? Часто до четвертого-пятого колена могли проследить родственные связи. Может быть и более далекое родство - в десятом, пятнадцатом колене. Каждый раз нужно проводить такое маленькое исследование. Чем реже фамилия, тем больше вероятность, что все-таки люди принадлежат к одному роду. Но иногда эти ниточки связать очень непросто, нужно обращаться к архивам. Бывает, что род расходится на несколько частей, люди переезжают, женщины выходят замуж и меняют фамилию. Когда проводишь исследование, восстанавливаешь связи, они оживают, и каждый член рода занимает свое место в семейном древе.

Ответственность за род

- Фамилия может вообще исчезнуть, умереть?

- К сожалению, может. Чаще всего, когда фамилия мало распространена, локальна. Дальше действуют уже демографические факторы. В каком-то роду рождается много мужчин, соответственно больше шансов продлить фамилию, так как она наследуется. А в другом роду - больше женщин, а им свойственно фамилию менять.

- Как быть, когда ты женщина и хочешь сохранить свою фамилию?

- Можно не менять фамилию, это нормально. Есть люди, которые очень серьезно к этому относятся, они неравнодушны к истории своей семьи. С одной стороны в этом есть что-то искусственное. А с другой - я понимаю и с уважением отношусь к этому мотиву людей, потому что намерения самые добрые. Очень важно, в какой семье человек вырос, потому как качества одной фамилии наследуются. Говорят: «это человек из хорошей семьи, я знаю его родителей». Хорошо, когда семейные традиции поддерживаются.

Встречаются люди, которые боятся своих предков. Наша кровавая история - это миллионы жертв, но это значит, что были и палачи, доносчики. И вы узнаете, что кем-то из них был ваш предок. Было бы спокойнее не знать этого, да? В любом случае лучше знать, как все было на самом деле. Это серьезный взрослый подход к жизни, когда человек берет на себя ответственность за свой род. Были ведь и славные страницы в истории страны и каждой семьи. Ни в коем случае нельзя предавать своих предков, отказываться от них. Каждому из них мы обязаны своей жизнью.

Бывало, люди корректировали фамилии из-за этого, иногда это меняло фамилию до неузнаваемости, а иногда позволяло сохранить общие черты. Вспомнить времена, когда фамилия могла погубить человека - в двадцатые-тридцатые годы она означала принадлежность к социальному слою. Например, в семьях из дворянских родов с двойными фамилиями детям давали по одной фамилии - и род сохраняется, и фамилия уже вроде бы не та.

- Вот еще один выход для женщин, стремящихся сохранить свою фамилию!

- В том числе. В этом нет ничего плохого, это может быть даже очень красиво. Другое дело, что все равно надо смотреть, чтобы фамилии сочетались, во избежание непредвиденного комического эффекта. Вообще, когда человек дорожит своей фамилией - это хорошо. Я считаю, что это проявление уважения к своим предкам. Из истории семьи складывается история общества. Окажется, что каждый из нас тысячами нитей связан с историей страны через своих предков.

Иванов сын

— Алексей Геннадьевич, расскажите, от чего вообще образовывались фамилии?

— Во-первых, из имен отцов. Например, Алексей Иванов сын. Раньше отчества писали без окончания «вич». Имя Ивана могло преобразоваться в фамилию. Потом каждое имя могло насчитывать до сотни вариаций. Отсюда возникали не только Петровы, но и Петрушины, Петряковы, Петряевы, Петечкины. Индивидуальные прозвища по внешности, чертам характера (иногда едва уловимым) тоже порождали фамилии. Прозвища возникали по ранениям — отсюда фамилии Колотов, Резанов, Строганов. Род занятий человека — Поповы, Кузнецовы. По месту происхождения человека. Если мужчина из Казанской области, его могли звать Казанцев. А если женщина, например, овдовевшая, то проявлялась фамилия Казанкины. Это чьи детишки? Казанкины. Искусственные фамилии часто были у представителей духовенства. Был Пьянков, а после окончания духовной академии стал Собриевский. Собриус на латыни — трезвый. Называли по духовным праздникам, другим памятным дням. Факторов происхождения было великое множество.

— Что происходило в этой сфере, когда духовенства еще не было? Как происходил переход от языческих имен к христианским?

— Существует неверное представление, что принятие христианства на Руси было одномоментным. Все было гораздо сложнее, это растянулось на века. И на протяжении многих веков человеку давалось два имени. При рождении — традиционно языческое по происхождению, а при крещении — христианское, крестильное имя. Это не мешало человеку нормально жить и развиваться. Иногда бывает сложно человека идентифицировать, потому что в одном документе он проходит под христианским именем, а в другом — под традиционным. На протяжении семнадцатого века от таких языческих имен образовалось множество фамилий: Третьяков, Баженов, Дружинин. Употребление неполных форм имени и языческих по происхождению имен было запрещено указом Петра I.

— Раньше разнообразие имен было больше?

— Да, намного. Я составлял частотные списки имен по метрическим книгам Камышловского уезда за 1822 год. Тогда в уезде родилось 2900 мальчиков и на них пришлось около 250 имен. Конечно, самое частое имя — Иван. Но были десятки имен, которые были даны один раз. И это не все имена, которые бытовали в то время, оставались имена, которые в этот год просто никто не использовал. Представляете, какой колоссальный выбор у родителей! Когда я зачитываю некоторые имена студентам, они очень удивляются, потому что никогда таких не слышали. Катун, Текусса... Красивые, необычные имена!

А потом произошло вот что. После революции пытались отказаться от всего старого, появлялись имена, связанные с революцией. Если были в семье мальчик и девочка их называли Рево и Люция, соответственно — вместе получалась революция. Могли мальчика назвать Трактор. Но эти новые имена не смогли совсем вытеснить классические. Были имена, которые никогда не теряли своей популярности, например Анна и Мария. Возможно, для выживания этих имен имеет значение то, что Мария — это Богородица, а Анна — мать Богородицы. Часто имена возвращают свои позиции, так возродились Дарьи, Кристины, Оксаны. Лет тридцать-сорок назад были в почете Светланы. В последние полтора-два десятилетия круг имен снова расширяется.

Возвращение старых имен и увеличение их разнообразия это очень хорошо и красиво. Когда входишь в сад, где много-много разных цветов, хочется подойти к каждому, каждый индивидуален. Также и с именами. Когда все носят одинаковые имена, уникальность стирается и становится не так интересно. Когда изучаешь историю своих предков, открываешь для себя эти интересные старинные имена, они оживают.

— В последнее время изредка появляются странные имена. Чего стоит, например, Биологический Объект Человек... Это зарождение новых имен или глупая прихоть родителей?

— Скорее всего, это глупости. В советское время это была такая акция государства по отречению от старого мира. Под раздачу попадали и старые имена — они были связаны с верой, имя давали при крещении. Имена должны были быть революционные (В «Собачьем сердце» так девочек назвали — Клара и Роза). Это была часть идеологической работы, делали нового человека. А сейчас, если женщина смотрит сериал и называет ребенка каким-то Луисом Карлосом, — это глупость, конечно.

Уральский Пьянков

— Как далеко вы зашли в изучении своей фамилии?

— По разным веточкам это удалось по-разному. Чем глубже погружаешься в историю семьи, тем больше раскрывается родов, ветвей. При чем бывают чисто уральские родословные: сколько ни копай — все уральцы. Восемнадцатый, семнадцатый век. И вот на семнадцатом веке находишь, что люди откуда-то пришли — из Перми Великой, с Кавказа. Оказывается, что история твоей семьи, твоего рода — это не только история твоего края, но всей страны. Потом двадцатый век все сильно перемешал, произошли глобальные демографические изменения, социальные. Первая мировая война, когда люди срывались с мест, уходили на фронт. Потом они не всегда возвращались в родные края. Революция, гражданская война, коллективизация-индустриализация — огромные массы людей начали перемещаться по стране. Война, эвакуация. Многие семьи образовывались из людей из разных регионов. Соответственно, приходится историю предков изучать на материалах иногда очень отдаленных регионов — Прибалтики, Украины.

По папиной линии, то есть от моего внука, через моего сына, меня, отца, деда и так далее, я знаю всех до шестнадцатого колена. Наш далекий родоначальник — Моисей Сергеевич, его отец — Сергей, точнее Сергунка. Я нашел документы на Пинеге, где сказано, что были два брата, Сергунка и Карпушка, а их отец Иов. Какие библейские имена были у пинежских крестьян!

Некоторые цепочки и более долгие — порядка двадцати звеньев. Все это уходит в историю шестнадцатого века, есть, например, два предка эпохи Ивана Грозного.

Получилось, что даже чисто крестьянское родословие можно проследить довольно глубоко. А вот по маминой линии сложнее. С мужской стороны (то есть по моему деду с маминой стороны) — это Нижегородский край, а с женской (по бабушке) — Смоленская и Владимирская губернии. Дальше искать корни нужно уже в других местах, это далеко, материалы хуже сохранились.

Очень трудно искать, когда нет фамилий. На наше счастье, на Урале очень рано стали фиксировать тройное наименование человека — имя, отчество, фамилию. А в документах Средней России вплоть до середины 19 века только имена и отчества. Очень сложно выстроить цепочку, когда нет фамилий, приходится гадать.

— Уральские фамилии обладают своими региональными особенностями?

— Это может быть связано с особенностями заселения края, с этническим составом населения Урала. Некоторые имена или прозвища заимствованы из языков уже живших здесь народов — манси, татар, башкир. Иногда мы этого не осознаем. Всегда привожу свой любимый пример. Нередкая на Урале фамилия Пьянков не имеет никакого отношения к известному человеческому пороку. Она происходит от имени Пиан или Пианко, что на языке коми-пермяков означало всего лишь «сын».

Екатеринбург — большой город, и, как всякий мегаполис, когда-то вобрал в себя близлежащие районы. Я могу сказать, что одна фамилия из этой части Свердловской области, а другая из той. Есть фамилии, которые везде встречаются (Ивановы, Петровы), а есть фамилии редкие, про них я могу точно сказать, откуда они пошли и где жил родоначальник. Есть фамилии, которые распространяются по территории Урала — люди переселяются и увозят с собой свою фамилию, поселяются на новом месте, и оно получает их имя. Так происходит заселение края, расширяется топонимическая картина. Имена людей отражаются и в названиях мест, где они жили. Я был на родине предков в деревне Мосино, там до сих пор есть поле Устиново, а Устин Михайлович — это мой прадед, он умер в 1930 году. Фамилия как всякое явление движется во времени и имеет свою историю. Эту историю очень интересно изучать.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах