aif.ru counter
329

Уральский паводок: деревни теряются, паромщики ленятся, дети не учатся

Фото: АИФ

Свердловчане понемногу оправляются от паводка. Однако, несмотря на теплую и солнечную погоду, вода спала далеко не везде. В отдаленных районах благодаря капризам рек десятки деревень остаются «отрезанными ломтями». Корреспондент «АиФ-Урал» побывал на месте событий и своими глазами увидел, что натворили вешние воды.

Забытая деревня

Путешествие по «мокрым точкам» области началось с деревни Заречная в Талицком районе. По официальным сводкам регионального ГУ МЧС, разобранный на период разлива мост через Пышму поставил в трудное положение 28 зареченцев - все население деревни. Поиски заняли долгое время: на указателях такие деревеньки не помечены, и добираться пришлось, разъезжая по грунтовкам и колдобинам, расспрашивая местных жителей. GPS-навигатор оказался в этих поисках не помощником, а скорее помехой: высокоточный прибор будто спасовал перед хитросплетением уральских путепроводов. В итоге корреспондент издания наткнулся на другую Заречную - стоящую на речке Юрмыч близ села Вновь-Юрмытское. Здесь живут аж 214 человек, они также пострадали от паводка, однако в сводках МЧС почему-то не значатся. «Видать, забыли про нас», - вздыхают зареченцы.

Как рассказала староста деревни Людмила Золотавина, три года назад высокий и широкий деревянный мост обрушился под весом трактора с телегой. Зареченцы наскоро сколотили пешеходный мостик на развалинах старого, а рядом, пониже, - автомобильный, из бетонной плиты, трех бревен и горбылей. Его-то и заливает каждую весну. Те, у кого есть мотоциклы или мопеды, могут проехать по пешеходному, а всем остальным приходится топать пешком два километра до Вновь-Юрмытского. Вся жизнь зареченцев связана с этим селом: там больница, школа, магазин.

«Ладно, в этом году автомост недолго под водой пробыл - неделю назад открылся, - рассказывает Людмила Павловна. - А так, если «скорую» вызываем, бригада до реки доезжает и идет пешком до больного. Если его госпитализируют, то на носилках тоже по мосту переносят до кареты. Хлеб привозили сюда же к мосту с местного производства по понедельникам, средам и пятницам. Дети в школу тоже пешком ходят».

По словам пенсионерки, глава Талицкого района про деревню совсем забыл, - не раз и не два зареченцы писали просьбы о восстановлении моста, но тщетно. «22 миллиона на дороги и мосты нам в правительстве пообещали, а мы их так и не видели. Говорят, мост проектировать некому». Так и живут.

Речные «блокадники»

Из Талицы поехали в Туринскую Слободу - по данным уральских спасателей, во время паводка это один из самых напряженных районов. В самой Слободе все спокойно, а вот девять селений, в которых живут больше тысячи человек, река Тура перевела, по сути, на блокадное положение.

Мост у Туринской Слободы скрыло почти на метр - из воды едва виднеются дорожные знаки, а очертания путепровода можно угадать только по куче мусора и веток, прибитых к нему течением. Высота путепровода - 4,6 метра, а уровень воды по состоянию на 26 апреля - 5,35 метра. Между берегами курсирует паром, на который при желании могут погрузиться три легковушки или грузовик.

Ведущий специалист по ГО и ЧС местной администрации Николай Ботин сообщил, что мост в этом году затопило 21 апреля. За 300 тысяч рублей казенных денег администрация привлекла по контракту стороннюю организацию, которая и спустила на воду паром. Он работает каждый день без выходных с 8 утра до 6 вечера, с часовым перерывом на обед. Судно, по словам Ботина, делает около 20 рейсов в день, впрочем, бывают и рейсы вне графика - когда надо перевезти медиков, пожарных или полицейских, спешащих на вызов. В окрестностях работает еще четыре лодочных переправы. И так каждый год. Порой переправа нужна по три месяца в году.

«Мы каждый год с этим имеем дело, сложно только предугадать «час Х». А вообще процесс налажен», - успокаивает Ботин.

Переправившись на другую сторону, мы добрались до ближайшего из девяти поселков - Красного Яра, где живут 350 человек. Сельчан за рекой паводок не очень беспокоит: здесь есть своя пожарная машина, три магазина, куда раз в неделю завозят провиант. Красноярцы неторопливо, с ленцой управляются с хозяйством, не обращая внимания на большую воду. Беспокоит их не сам по себе паводок, а скорее то, что обостряются давно наболевшие проблемы. Несмотря на заверения спасателей о том, что во всех пунктах есть запас медикаментов, в Красном Яру лекарств нет. «Наш фельдшер не может закупать лекарства: лицензии не дают», - посетовала староста Елена Наумова. Иногда медик закупается на собственные деньги, но много на жалованье сельского фельдшера не запасешь. Тяжелее всего пенсионерам: приходится заказывать препараты «гонцам», идущим за реку.

Три десятка деревенских школьников, кто постарше, с наступлением половодья размещают в слободотуринском приюте, вблизи от школы. Ученики начальных классов занимаются на дому - родители ходят за заданиями в слободскую школу. Хотя, по словам Наумовой, дисциплины на ежедневные занятия у ребятишек не хватает.

На паромщиков местные жители жалуются: мол, с рейсами не торопятся, мягко говоря. В этом мы убедились на собственном опыте: возвращаясь из деревни, пришлось прождать целый час - перевозчики, по всей видимости, ждали, пока наберется достаточно желающих перебраться на другой берег. «Нам бы толковый высокий мост, - мечтают местные. - Тогда бы и деревня не гибла». Впрочем, такой, по словам Николая Ботина, строить нельзя: может запросто снести во время ледохода.

Лодка жизни

Уже на обратном пути удалось пообщаться с жителями еще одного «отрезанного ломтя» - деревни Яр близ Елани в Байкаловском районе. Здесь мост исчез под водами реки Ницы, известной своим сложным характером. В Яру живет 45 человек, в основном пенсионеры, и, как ни странно, паводок им на руку: в «сухое» время от Елани до Яра топать 8 километров, никакой транспорт там не ходит. А во время паводка трижды в день (как часы) ходит 4-местная моторка - для пожилых большое облегчение, потому что лодка довозит их прямиком до деревни. Лодочник Михаил Бороздин добровольно вызывается возить земляков, правда, посадит не всякого. «Если пьяный - не пущу. Я же за всех на борту несу ответственность», - поясняет перевозчик. Администрация по договору платит ему небольшую сумму. А всего на паводковые мероприятия местные чиновники выделили 70 тысяч рублей. В деревеньке есть магазин, своя водонапорная башня, машина. Фельдшер из Елани до Яра доедет в любое время. Впрочем, по признанию ярцев, жизнь у них все равно не сахар - редеет деревня без связи с остальным миром.

По итогам экспедиции стало понятно: «замочить ноги» уральские сельчане не боятся, их больше беспокоят «старые мозоли» - бездействие районных чиновников, отсутствие нормальной инфраструктуры и работы. Просто паводок заставляет чувствовать их острее. О «болячках» уральской глубинки читайте на сайте «АиФ-Урал» на следующей неделе.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество