aif.ru counter
730

Уральские моногорода страдают от безработицы и стремительно пустеют

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 9. «АиФ-Урал» 25/02/2015
Таков текущий облик Богословского индустриального парка.
Таков текущий облик Богословского индустриального парка. © / с личной страницы ЖЖ Андрея Альшевских

Градообразующие заводы теряют заказы и становятся нерентабельными для собственников. Как бизнесмены, они поступают очень просто – продают или закрывают производство. Между тем за прагматичным решением кроются человеческие переживания и боль. Люди остаются один на один со своими проблемами.

Провалы на карте

«Ничего в Краснотурьинске к лучшему не меняется, – рассказывает «АиФ-Урал» рабочий Богословского алюминиевого завода Павел. – Паники нет, но настрой у людей все больше негативный. Молодежь как уезжала из города, так и уезжает – либо на север работать вахтовиками, либо в Екатеринбург, Березовский. Немудрено: работы, кроме как на алюминиевом заводе, нет, зарплаты маленькие, а цены растут. Про технопарк, о котором в газетах пишут, на деле ничего не слышно, не видно. Многие считают, что все закончится как обычно: деньги разворуют, а чистое поле останется…»

Подобных писем, наполненных горечью и нерадостными думами о будущем, приходит в редакцию все больше. На карте Свердловской области, пожалуй, и не встретишь города, который так или иначе не столкнулся с экономическими проблемами. Несмотря на то, что статус моногородов официально присвоен лишь 17 свердловским муниципалитетам, на деле их куда больше – чуть ли не каждый второй. Урал ведь и развивался по такому принципу – города и поселки вырастали рядом с крупными производствами и приисками. Естественно, проблемы у каждого свои, но есть и общие для всех – это высокая безработица, неразвитый рынок труда и стремительный отток населения.

Возьмем Новоуральск – некогда благополучный уральский город. Еще лет 15 назад на градообразующем предприятии – Уральском электрохимическом комбинате – работала большая часть трудоспособного населения. Сегодня из 12 тысяч работников остались не больше пяти. Количество тех, кто покинул некогда почти стотысячный город, приближается к десятку тысяч. «Молодежь на завод работать не идет, и понять их можно, – рассуждают работники УЭКХ. – Производство приравняли к конфетной фабрике, и люди лишились всех льгот за работу в особо вредных условиях труда. Кто будет работать с ураном за 20 тысяч рублей? Да молодежь лучше в охранники пойдет за те же деньги». Другой пример – Асбест. Еще в 2014 году город входил в федеральный список успешных моногородов, а сегодня здесь назревает социальный взрыв. Из-за стремительного падения спроса на хризотил к увольнению были «приговорены» 800 сотрудников градообразующего предприятия «Ураласбест».

«Парковая» терапия

Если у жителей моногородов, близких к столице Урала, еще есть шанс найти работу в том же Екатеринбурге, то обитатели отдаленных муниципалитетов обречены на безработицу и безденежье. Умирает завод, а следом за ним – и сам город.

Основной метод, которым областные власти пытаются оживить такие территории, это так называемые индустриальные парки – комплексы кооперирующих площадок, призванные заменить гибнущие производства. В частности, в Краснотурьинске уже четвертый год население «заклинают» позитивными прогнозами о работе Богословского индустриального парка. На днях в город снова приезжала комиссия Фонда развития моногородов. Из официальных релизов следует, что после подготовки проектных документов по парку власти заключат соглашение с фондом о предоставлении федеральных субсидий в 1,5 миллиарда рублей на развитие инфрастуктуры парка и города в целом, и в 2017 году парк должен вовсю заработать.

Проекты в чистом поле

Между тем, как сообщает депутат областного Заксобрания Андрей Альшевских, на месте «спасительного» комплекса пока распахнулось чистое поле – русский простор разбавляют только каркас здания, фургончик и план будущего парка.

Единственный действующий резидент, Богословский химкомбинат, сейчас снимает цех на алюминиевом заводе и делает стиральные порошки. Там работает около 40 человек, что не исправляет тяжелое положение на местном кадровом рынке. Осложняется ситуация тем, что Краснотурьинск является центром притяжения для нескольких близлежащих городов – Волчанска, Карпинска, Североуральска и Серова, а также небольших поселков.

«Проблема в том, что бизнес не хочет вкладывать в проекты дальше чем 50 километров от Екатеринбурга, – пояснил лидер профсюза электролизного цеха БАЗ Сергей Липовский. – Их сюда, на север, надо чуть ли не калачами заманивать. Те, кто уже стал резидентами, просят налоговых льгот». В условиях кризиса, нестабильности бизнес не хочет рисковать, зная переменчивый характер государственной машины. Разумеется, такие меры, как создание парков, требовались еще годы назад, но чиновники начали шевелиться только сейчас. Да и в опасениях простых рабочих насчет «распила» субсидий есть свои горькие опыт и правда.

Никто сейчас не может дать стопроцентных гарантий, что индустриальные парки спасут положение – слишком долго раскачивались. Как правило, на заводах остаются пенсионеры и близкие к ним по возрасту люди, которым уже нечего искать в других краях. А молодежь, представляющая будущее экономики и страны, уходит в крупные города, где состояться гораздо сложнее. И в связи с этим перспектива свердловских моногородов, как и раньше, скрывается в чистом поле.

Пятница начинается в среду

Нестабильная ситуация на свердловских предприятиях привела к тому, что тревожные звоночки раздаются сегодня из разных городов области. Кое-где на заводах людей уже перевели на трехдневную рабочую неделю. По этому поводу сотрудники горько шутят: «Пятница у нас теперь начинается в среду».

– С февраля нам на треть урезали зарплату, работаем три дня в неделю, – возмущается сотрудник ведущего предприятия Сысерти – Уралгидромаша – Виталий Сорокин. – Людей ставят в такие условия, что волей-неволей напишешь заявление об увольнении. При этом до сих пор с народом не расплатились еще за ноябрь прошлого года. Тут в любом случае начнешь волком выть. Многие ведь набрали ипотек в сытые времена, как теперь отдавать долги, непонятно. Работяги от безнадеги выпивать начали. Если раньше только по выходным употребляли, то теперь пьют по четыре дня в неделю. Другой хорошо оплачиваемой работы в Сысерти нет. Завод всегда был нашим единственным кормильцем и поильцем.

Если сысертчане еще могут поискать счастья на стороне и найти работу в соседнем Екатеринбурге, то жителям отдаленных моногородов типа Краснотурьинска не позавидуешь.

– Собственно, только за последние годы население нашего города сократилось на 5 тысяч человек, – говорит депутат гордумы Краснотурьинска Ильдус Хакимов. – Социальная сфера загибается. Если раньше люди могли съездить в какой-нибудь санаторий от предприятия, поправить здоровье, то сегодня все здравницы позакрывали. Спортивные секции в городе держатся только на энтузиастах, которые работают за копейки. Да и тренировки все стали платными и недоступными для ребят. Молодежь без дела слоняется по дворам, юноши и девушки употребляют наркотики.

Добавим, что особенно остро проблема распространения наркотиков сегодня встала еще в одном уральском моногороде – Североуральске. Как отмечают местные врачи, из-за безработицы уже не первый год стремительно растет количество наркоманов. А этот факт со своей стороны порождает еще одну беду – распространение ВИЧ-инфекции. Сегодня в городе смертельным вирусом поражено более 2% от количества всего населения.

Моногорода Свердловской области*. Фото: «АиФ-Урал»/ Инфографика Ульяновой Юлии

Человечный подход

Татьяна Мерзлякова, уполномоченный по правам человека Свердловской области:

– По моему глубокому убеждению, поддерживать в условиях экономического кризиса необходимо не только успешные, крупные предприятия, но и те, что считаются убыточными. Особенно если они являются градообразующими. Мне говорят, это не рыночный подход. Наверное… Но это подход человечный. Сегодня нужно думать о людях, которые могут остаться без работы. Человек должен быть защищен. Уральцы умеют работать, знают цену труда. Но оставшись без работы, люди быстро деградируют.

Вернулись в 2008-й?

Дмитрий Ионин, депутат Свердловского Заксобрания:

– У людей пропала уверенность в завтрашнем дне. А, между прочим, всего этого можно было бы избежать, прими мы во внимание опыт кризиса 2008 года. Тогда власти точно так же пытались спасти небольшие населенные пункты, вливали в это дело огромное количество денег, но как только трудные годы прошли, о моногородах будто забыли. Теперь же мы точно в такой же ситуации, мы возвращаемся в 2008 год. Именно в межкризисный период власти должны были вплотную заняться проблемами моногородов и проблемами их жителей. Но нет, все радовались жирным, тучным годам.
Сейчас все навалившиеся разом сложности придется решать экстренно и в «ручном режиме», просить поддержки в Москве. Мы, возможно, справимся с этими бедами, но какой ценой? Каких ресурсов спасение моногородов будет стоить? Мы сейчас опять занимаемся тушением огромного пожара, вместо того, чтобы в свое время провести качественную профилактику.

Важны детали. А их нет

Константин Селянин, финансовый аналитик:

– Жизнь заставляет перекраивать экономику, и делать это приходится в условиях жесточайшего кризиса. Другое дело, что пока не предпринято никаких конкретных шагов. Более того, они не прописаны в антикризисных планах. Удивляет, например, что в этих документах очень мало цифр. Между тем, когда речь идет о поддержке градообразующих предприятий, крайне важны именно детали. Думаю, что решающим в этом вопросе станет именно февраль. Откладывать уже некуда. В нынешних финансово-экономических обстоятельствах многие предприятия оказались в состоянии банкротства или в предбанкротном состоянии.

Очень бы хотелось, чтобы декларации не разошлись с делом. В противном случае закрытие предприятий (особенно градообразующих) приведет к тому, что люди начнут выходить на улицы. И социальный взрыв тогда неминуем.

Вопрос о целесообразности существования моногородов очень серьезный. Универсального решения здесь нет и быть не может. Скажем, целесообразность ряда предприятий в советское время была неоспорима, сегодня же она не столь очевидна. И бесконечно дотировать заведомо убыточные предприятия – не дело. Это черная дыра. Но в этом случае людям необходимо предложить здравую, адекватную альтернативу. С другой стороны, перспективные предприятия нужно сохранять и поддерживать.

Удар по культуре?

Александр Буланов, директор Ирбитского музея мотоциклов:

– К сожалению, со всей этой экономической обстановкой сейчас не до культуры. Особенно в небольших городах. Например, снова отложен проект нового здания для нашего музея мотоциклов, который, к слову, является единственным в стране государственным мотомузеем. Скорее всего, отложен на достаточно продолжительное время. Когда проект вернут в дело? Никто не знает, но мы не перестанем прилагать усилия к своему любимому делу. Нужно держаться изо всех сил. Сейчас, в этой непростой экономической ситуации, всей стране плохо, всем городам плохо – и крупным, и малым. Наш Ирбит тоже не исключение. Но мы не перестаем бороться. Приходится справляться с этим, а что делать? Руки сейчас опускать нельзя. Ведь были и хуже времена, но мы перетерпели.

И знаете, что я заметил как руководитель музея? Несмотря на все эти трудности – люди к нам идут, идут в другие музеи. В тяжелый момент они больше стали тянуться к духовному – к искусству и образованию. Бывают потоки целый день – приезжают из других городов. Да потому что уральцы устали от всего этого нагнетания. Кризис кризисом, а жителю хоть маленького города, хоть большого нужен отдых от всех этих проблем.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах