aif.ru counter
Алексей ЗАЯКИН 270

«Кухонный боксер? Вон из квартиры!». Российский и узбекский опыт

Эксперты обсудили всплеск сообщений о семейном насилии в Екатеринбурге.

Закон о декриминализации семейных побоев, принятый Госдумой РФ в январе этого года, вызвал у свердловчан неоднозначную реакцию.

Первые ласточки

«Не понимаю я наших народных избранников, – пишет читательница «АиФ-Урал» Евгения Коростылёва. – Ведь они фактически разрешили домашний террор! Теперь мужикам можно бить жён, и им за это ничего не будет! Вместо того чтобы ужесточить законодательство и призвать насильников к ответу, власти развязали им руки…»

…Ажиотаж и волнения среди горожан вызвал даже не сам закон – его даже не все поняли, а информация, озвученная главой города 9 февраля. «Закон о декриминализации побоев дал первые результаты, – сообщил Евгений Ройзман, мэр Екатеринбурга. – До внесения и вступления в силу этого закона полиция Екатеринбурга выезжала на бытовые конфликты и семейное насилие 120-130 раз в сутки. Сразу после принятия закона количество вызовов увеличилось до 300-350 в сутки. То есть декриминализацию по статьям 116 и 117 УК РФ (побои и истязания) восприняли так: было нельзя, а стало можно! Те, кто работает с этим «на земле», прогнозируют увеличение количества случаев и утяжеление последствий».

Позднее начальник УМВД по Екатеринбургу Игорь Трифонов, подводя итоги работы ведомства, также отметил, что «количество протоколов об административных правонарушениях после декриминализации выросло в разы». По его словам, в 2016 году по городу было прекращено 1,2 тысячи уголовных дел, в том числе по статье «Побои», так как они были переведены в административную плоскость. Впрочем, шеф полиции подчеркнул, что в целом количество преступлений на бытовой почве уменьшилось. В прошлом году их число составило 882, а в 2015-м – 955. Снижение составило 7,6%.

Однако на самом деле отдельной статистики по преступлениям, связанным с насилием в семье, в Свердловской области не ведётся, и всей серьёзности проблемы мы даже не знаем. А проблема эта есть. Разнообразные ЧП, связанные с «домашним терроризмом», фигурируют в криминальной хронике почти ежедневно.

Бьёт – любит?

В прошлом году в Белоярском судили мужчину, который много лет, изо дня в день, издевался над своей гражданской супругой. Однажды в ходе ссоры домашний тиран схватил кухонный нож и нанёс женщине резаную рану запястья левой руки. В другой раз он избил свою подругу, ударил её головой о стену и пытался задушить. Терпение у жертвы закончилось, когда муж, вооружившись топором, стал угрожать её убийством. В подтверждение серьёзности своих намерений он демонстративно размахнулся и вонзил колун в пол. Перепуганной свердловчанке удалось выбежать из дома, спрятаться у соседки и оттуда вызвать полицию. При этом ранее женщина никому о происходящем в доме не рассказывала! В суде мужчина признал себя виновным, но… По ходатайству жертвы мировой судья прекратил уголовное дело за примирением сторон!

Между тем далеко не все случаи насилия в семье заканчиваются таким образом. В конце прошлого года житель Екатеринбурга, работавший слесарем механосборочных работ на одном из городских предприятий, был признан виновным по статье 111 УК РФ (умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлёкшее смерть потерпевшего). Мужчина в порыве ревности, находясь в состоянии сильного алкогольного опьянения, жестоко избил свою сожительницу. В результате женщина скончалась.

«Результаты исследований показывают, что благоприятный исход событий в подобных ситуациях – редкость, – рассказал «АиФ-Урал» Валерий Горелых, официальный представитель областного полицейского главка. – Развитие бытовых конфликтов, которые выливаются в насилие, происходят циклично. Это отчасти объясняет, почему многие жертвы терпят избиения и издевательства годами, каждый раз убеждая себя, что скоро всё наладится».

«Сложно понять»

Правоохранители также отмечают, что человек, прибегший к насилию один раз, с вероятностью в 99% будет делать это снова и снова.

Напомним, что, согласно новому закону, за побои, совершённые впервые и без причинения вреда здоровью, виновному грозит административная ответственность: арест на срок от 10 до 15 суток, штраф в размере от 5 тысяч до 30 тысяч рублей или обязательные работы. Однако если вас в течение года привлекут повторно, речь будет идти об уголовной статье.

Впрочем, ряд экспертов не одобряют изменения в законодательстве. «С учётом декриминализации, которая произошла ещё в июне 2016 года, появится больше административных дел, – уверен Александр Дементьев, председатель Свердловского областного суда. – Раньше административной ответственности за нанесение побоев не было – сразу уголовная. При рецидиве такие дела перейдут в уголовную плоскость. Как показывает практика, людей ничто не удерживает. Простой пример: за повторное вождение в пьяном виде ввели уголовную ответственность – что-то изменилось? Нет! Да, обсуждался закон о домашнем насилии. Но в итоге закона нет, а появились нормы о декриминализации. Хотя речь шла об усилении ответственности за домашнее насилие! Кто прорабатывал эту норму? Кто эти советники, разработчики? То, что эта норма не соответствует логике, очевидно…»

Дом уже не крепость

Жестокое обращение c детьми в семье, к сожалению, сегодня стало нормой жизни. По статистике преступлений в отношении несовершеннолетних, каждый третий случай связан с родственниками. И если, к примеру, на улице ребёнок защищён своими родителями, то дома, по сути, он беззащитен.

Вопиющие случаи последних лет действительно заставляют содрогнуться. Год назад вся область обсуждала инцидент в Дегтярске, где на улице была найдена четырёхлетняя девочка с поводком на ноге. Как выяснилось, малышке удалось сбежать от родной матери, которая держала её на привязи. Случайные прохожие нашли ребёнка практически без одежды и передали полиции. Девочку поместили в реабилитационный центр под присмотр психологов, а нерадивую мать лишили родительских прав.

Не так давно в Среднеуральске жительница города заморозила в холодильнике двух своих новорожденных сыновей. Приговор, вынесенный детоубийце, обескуражил многих: женщина получила лишь два года колонии-поселения и была освобождена по амнистии.

Памятна всем и жуткая история в Алапаевском районе, когда родной отец и дед на протяжении нескольких лет насиловали девочку-подростка. Причём ещё до зверских преступлений семью поставили на проф­учёт как неблагополучную, но даже несмотря на это ЧП «проглядели». Ребёнку после всего случившегося потребовалось лечение у психиатров. Извращенцев по приговору суда отправили в колонию строгого режима на 14 и 16 лет.

Взрослая жестокость

Увы, но социальные службы и правоохранители нередко закрывают глаза на преступления в отношении детей. В ходе проверок отделов полиции и учреждений системы профилактики областная прокуратура регулярно устанавливает, что работа с детьми и их родными во многих случаях проводится некачественно.

«Не секрет, что все детские проблемы возникают из-за недосмотра, безалаберности, жестокости их родителей, – говорит Игорь Мороков, уполномоченный по правам ребёнка в Свердловской области. – Детей мы многому научили, а вот родителей, увы, пока не получается. А ведь именно взрослые и только взрослые ответственны за детские жизни. Я приведу вам такой шокирующий пример, произошедший несколько лет назад. Мамаша оставила трёхмесячного ребёнка на попечение няни, которая позвала друзей и устроила пьяную вечеринку. Приехавший на место инспектор не забрал у женщины ребёнка – поступил по инструкции. Она ведь формально за ним присматривала. Через три часа грудничок был жестоко убит».

Кстати, сейчас по поручению президента в Свердловской области создана рабочая группа, которая как раз и занимается вопросами допустимого вмешательства в жизнь семьи. В неё кроме специалистов аппарата уполномоченного по правам ребёнка вошли представители силовых ведомств и общественники.

«Понятие жёсткого обращения с детьми очень широкое, – говорит Мороков. – Я бы поделил его на несколько основных видов: физическое, сексуальное, социально-психологическое. На мой взгляд, созданная сегодня нормативно-правовая база исчерпывающая. Просто наша жизнь многообразна и непредсказуема, поэтому не все случаи подходят даже под эти три вида. Вот, например, муж не платит ребёнку алименты. Это в какой-то степени тоже семейное насилие над ребёнком, и каждый случай требует особого, повышенного внимания».

По словам детского омбудсмена, большая надежда по профилактике насилия возлагается на комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав. У них в общем-то все проблемные семьи на глазах. Но они, к сожалению, в большинстве своём работают по-старому. Вызывают на заседание комиссии, отчитывают нерадивых родителей, но проблема от этих «взбучек» никак не решается.

«Сегодня крайне важно менять формат работы с учётом медиативных технологий, – продолжает Мороков. – Стоит пригласить человека на чай, попытаться понять, откуда в нём сидит эта резкость по отношению к ребёнку. Пусть он поверит, что вы хотите и можете ему помочь. Когда ты взаимодействуешь с человеком, в надежде исправить ситуацию, эффект будет только тогда, когда тебе этот человек доверяет».

На заметку
8-800-300-11-00 – телефон психологической помощи регионального Минздрава. 8-800-300-83-83 – «детская» линия телефона психологической помощи.

Назад к «Домострою»?

Ольга Селькова, психолог Кризисного центра для женщин и детей «Екатерина»:

– Ситуация в регионе и так была очень сложная. Но сейчас творится просто кошмар! Увеличилось количество именно побоев, именно рукоприкладства. Складывается такое ощущение, что в семьях насильники и дебоширы восприняли этот закон как разрешение. Также увеличилось насилие в отношении детей. Происходит возвращение к «Домострою», где прописано, что родитель не бьёт, а воспитывает. Слоган «я тебя породил, я тебя и убью» начал реализовываться.

Осложнение пришло ещё и с тем фактором, что в обществе в последнее время выросла напряжённость в связи с кризисом. Это связано и с продуктовой корзиной, и с работой. Получается, что везде, где человека прищемляют, унижают его достоинство, сокращают на работе, понижают в должности, он вымещает ответную агрессию на своей семье. Люди, которые транслируют насильственное поведение, не хотят управлять агрессией. Им проще это сделать с близкими и за их счёт повысить свою самооценку.

Я очень надеюсь, что декриминализация статьи заставит законодателей принять закон о домашнем насилии, который давно пора было принять в нашей стране. Такой уже приняли в Узбекистане, Таджикистане, Казахстане. Например, в Казахстане после принятия закона за год количество на 40% снизилось насилие в семье.

Насильники стали бояться, поскольку поднявший руку выселяется из своего жилья, даже если он является его собственником. Так законодательство позволяет держать склонных к насилию людей в рамках.

Поживём – увидим

Татьяна Мерзлякова, уполномоченный по правам человека в Свердловской области:

– Я вообще сторонник гуманизации Уголовного кодекса. Не самый лучший вариант – отправлять в тюрьму всех и каждого, тем более что мы знаем, какие «уроки воспитания» может там получить человек. Но самое главное, вопросы семьи, детей, взаимоотношений супругов лежат всё же в плоскости нравственности и морали. И решать семейные проблемы нужно всё же не в суде, а в семье. И рычаги тут должны быть иные, в том числе – общественное осуждение.

Если человек совершил безнравственный поступок, это не значит, что он должен отправиться в тюрьму. Упование только на Уголовный кодекс заведёт нашу страну в тупик. В конце концов, семья всегда была опорой государства, основой России.

Знаю, что есть немало противников «закона о декриминализации». Но давайте поживём в этой ситуации. Поймём, что без УК никак? Что же, всегда можно восстановить прежний подход…

Токсины общения

Анна Кирьянова, философ, писатель:

– Токсины общения проявляются в «обволакивающей агрессии», которую иногда трудно распознать. Что агрессивного в том, что муж читает переписку жены в чате? Мы же близкие и любящие люди, о каких личных границах ты толкуешь? Тебе всё кажется агрессией! Пора к психиатру обратиться! Вот это предложение – дальнейшее проявление агрессии, так называемый газлайтинг – один из признаков токсического общения, когда вам намекают, что вы не вполне адекватны. Токсическое общение проявляется в обесценивании, когда ваш успех – разве это успех? В желании говорить так называемую правду в глаза. Токсические отношения и токсичные люди разрушают ваши личные границы.

Личные границы определяют безопасность и самостоятельность нашей личности, её свободу. Ощущение дискомфорта при общении, чувство тревоги, как при пересечении минного поля, – точный признак, что границы «продавливают» и нарушают. Проблема токсических отношений может стоить человеку жизни и здоровья, физического и психического. Да и токсичные люди попросту опасны: в любой момент их эмоциональные реакции могут выйти из-под контроля.




Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Оставить свой комментарий

Актуальные вопросы

  1. Экономия правды. Что такое постправда и как она работает
  2. Как обманывают лжеврачи? 9 советов против жуликов в «медицинских» центрах
  3. Шипулин и Смирнов. Как распределились места в политической гонке на Урале?
  4. Сухая осень. Что говорят синоптики о погоде на Среднем Урале?
  5. Климакс: как вернуть яркость ощущений от секса
  6. В доме скопились горы мелочи. Как обменять монеты на бумажные купюры?
  7. Гриппуют все! Что делать, чтобы не заболеть?
  8. Как построить несокрушимую компанию? Семинар Ицхака Адизеса в Екатеринбурге

Самое интересное в регионах
Роскачество