aif.ru counter
6741

Смертельный «остеохондроз». Многодетная мать умерла из-за ошибки в диагнозе

27-летняя мать троих детей, длительное время получавшая лечение от остеохондроза, скончалась от рака в последней стадии. Изначально ошибочный диагноз не дал молодой женщине ни единого шанса на выздоровление. Евгения Попова умерла в тот день, когда ее младшему сыну исполнилось 8 месяцев.

За два часа до смерти

Евгении Поповой не стало 11 января около двух часов дня во 2-м хирургическом отделении Краснотурьинской городской больницы. Она скончалась спустя 45 минут после того, как ее отвезли на скорой помощи из дома. Последние дни она провела в собственной постели в тяжелом состоянии - из местного онкоотделения ее выписали со смертельным диагнозом. Исход был предрешен, а потому родные и близкие семьи морально были к этому готовы.

«С Женей я провела всю ночь перед ее смертью. Она была в плохом состоянии, ей постоянно требовался кислород – из-за метастаз было трудно дышать», - рассказывает ее двоюродная сестра Олеся Желтова.

«Я видела Женю за два часа до ее ухода из жизни. В последние минуты она испытывала такие боли, что иногда теряла сознание. Когда приходила в чувства, то начинала общаться, хотела взять на руки детей, но не могла – ее руки и ноги были в отеках, все тело в синяках. Даже пыталась улыбнуться», - говорит замглавного редактора газеты «Вечерний Краснотурьинск» Наталья Калинина. За минувший год она стала другом семьи.

Однако история их дружбы начиналась с другой трагедии.

«А с чем мы ее положим?»

В конце октября 2016 года муж Жени Алексей Попов собрался на работу в поселок Рудничный вблизи Краснотурьинска, где работал на пилораме. Ранним утром он взял термос с чаем и сумку с рабочей одеждой, вышел из дома и... больше его никто не видел. До работы он так и не добрался. О его местонахождении и дальнейшей судьбе до сих пор ничего неизвестно. 

Жизнь многодетной малообеспеченной семьи, оставшейся без кормильца, обрастали другими печальными событиями. После рождения третьего ребенка в 2017 году у Жени начались сильные боли в спине, но их она никак не соотнесла с другим симптомом. «Уплотнение в груди она обнаружила вскоре после рождения младшего сына, - рассказывает ее двоюродная сестра. - Но связала это с кормлением грудью. Тем более что к беременности она относилась ответственно, все анализы сдавала, все осмотры проходила, никто из врачей никаких отклонений в ее здоровье не находил».

После рождения третьего ребенка в 2017 году у Жени начались сильнейшие боли в спине. Фото: из семейного архива, предоставлено газетой «Вечерний Краснотурьинск» 

В октябре 2017 года невыносимые боли заставили ее пойти к терапевту в краснотурьинской больнице. Начались многочисленные обследования, анализы, затем визит к местному онкологу, который направил на компьютерную томографию. Но конкретного диагноза выявить не мог, в медицинской карте написали «остеохондроз» - естественная для многих болячка. А поэтому никаких назначений и направлений. «После очередного визита к онкологу я сама зашла к нему и спросила: «У нее может быть рак?», на что он ответил: «Утверждать ничего не могу». И в онкологическое отделение ее не госпитализировали: дескать, с чем мы ее положим?», - говорит Олеся.

В итоге сестра, глядя на невыносимые мучения Жени, все же добилась от краснотурьинских врачей направление в Свердловский областной онкологический диспансер. Специалистам учреждения  Екатеринбурга хватило одного приема, чтобы сказать Жене: «У вас рак в четвертой стадии». Это было 30 ноября. После этого женщину госпитализировали в онкоотделение Краснотурьинской городской больницы, где 26 декабря она отпраздновала 27-летие и позже встретила Новый год. Последний.

Врачи отделения до последнего поддерживали молодую мать в состоянии, чему остались благодарны родственники. Она умерла в тот день, когда младшему сыну исполнилось 8 месяцев.

Папа на работе, мама в больнице

Похороны Евгении Поповой состоятся 16 января. Причина задержки – проведение судебно-медицинской экспертизы и, по словам родных, банальная нехватка денег. Неравнодушные жители Краснотурьинска организовали сбор помощи. В общежитии на улице Ленина, 23, где проживала семья с детьми, на вахте установлена коробка для сбора пожертвований.

После похорон родственники намерены решить вопрос об опеке детей, за которыми, как планируется, будет следить их бабушка. Маленьким ребятам не говорят, что произошло с матерью. Двое детишек совсем еще маленькие, а старшая дочка в возрасте 4,5 года до сих пор считает, что ушедший более года назад отец находится на работе, а мама – в больнице.

Старшая дочь Жени, которой 4,5 года, до сих пор считает, что отец находится на работе, а мама – в больнице. Фото: из семейного архива, предоставлено газетой «Вечерний Краснотурьинск» 

К слову, на этой неделе Краснотурьинский городской суд признал отца семейства без вести пропавшим – теперь семья сможет оформить дополнительную пенсию по утере кормильца. 

Без комментариев

В областном Минздраве приняли решение не комментировать ситуацию до окончания начатой учреждением проверки. Но еще в конце прошлого года заявляли, что не оставят ситуацию без внимания. «Сейчас мы проводим проверку, результаты которой будут получены в середине февраля. До этого времени никаких комментариев не даем», - прокомментировал пресс-секретарь министерства здравоохранения Свердловской области Константин Шестаков.

Тем временем, следственные органы организовали доследственную проверку по факту смерти жительницы Краснотурьинска. «В рамках проверочных мероприятий будет выясняться, в полном ли объеме указанной женщине оказывалась необходимая медицинская помощь, в том числе, и по своевременному диагностированию возникшего у нее тяжелого заболевания. По итогам проверки будет принято процессуальное решение», - сообщил старший помощник руководителя СУ СКР по Свердловской области Александр Шульга.

Вопиющий случай. Мнение

Максим Стародубцев, эксперт по вопросам организации бесплатного медицинского обслуживания и медицинского страхования:

- Онкология у женщин после беременности – не редкость. Подобные случаи бывают во всем мире. Бросается в глаза, что все произошло в Краснотурьинске – в городе, где не самая плохая медицина в Свердловской области. К тому же, хорошо развита онкологическая служба.

Не зная ситуацию, нельзя сразу обвинять медицинских работников. Но сам по себе случай вопиющий - такое расхождение в диагнозах! Вопрос в том, насколько были заинтересованы доктора на месте отправить пациентку для углубленной диагностики в областной центр.

Сейчас у меня возникает один вопрос: подключилась ли к делу страховая компания, которая выдавала полис? Потому что первой в подобных случаях должна разбираться именно она. Минздрав, конечно, проведет проверку, но она точно не будет ориентирована на то, чтобы выплатить компенсацию погибшей и ее семье. В ведомстве определят виновных, может, сделают выговор врачам или лишат премий, сделают организационные выводы, поймут, почему не был поставлен диагноз, и можно ли было предотвратить ситуацию. Но другая сторона, которая должна этим заниматься – страховая компания, которая выдала погибшей девушке полис. Большой минус, если она этого не делает, это значит, что организация не выполняет свои обязанности. 

В случае возникновения судебного разбирательства, судебная инстанция как правило, встает не на сторону потерпевших. Обычно объясняют это следующим: да, было расхождение диагнозов, но даже если бы заболевание выявили своевременно, его течение было таково, что исход вряд ли мог быть иным. Вот и в случае с этой девушкой, может быть также. Врачи скажут, мол, да, признаем ошибки, но онкология была такого характера, что в любом случае вмешательство не привело бы к положительным результатам.

Смотрите также:

Оставить комментарий (2)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах