aif.ru counter
297

Средний Урал почти еженедельно сотрясают скандалы с участием силовиков

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 43. «АиФ-Урал» 21/10/2015

Возникает ощущение, что чем больше мы с ней воюем, тем сильнее становится это зло. И оно многократно страшней, когда правонарушения совершают люди в погонах…

Наркота в СИЗО

Не успели свердловчане опомниться от истории с задержанием пятерых высокопоставленных правоохранителей, подозреваемых в применении пыток (см. «АиФ-Урал» №40), как в СИЗО Нижнего Тагила поймали надзирателя с героином. Он собирался передать наркотик одному из арестованных, находящемуся в следственном изоляторе, но был задержан оперативниками. В сентябре подполковник ГУФСИН попался на взятке в размере 210 тысяч рублей. Параллельно по приговору суда отправились за решётку два взяточника из ДПС Асбеста. Мошенничество и побои, разбой и вымогательство, причинение тяжкого вреда здоровью и наркоторговля, фальсификация доказательств и превышение должностных полномочий – всё это и многое другое успели совершить представители силовых и надзорных ведомств в текущем году.

Впрочем, самое «любимое» преступление у людей, наделённых властью, – это, конечно же, взятка. В 2014 году основную долю всех коррупционных дел (69%) составляло у нас мздоимство. Для сравнения: в 2013 году этот показатель равнялся только 62%. В частности, за получение мзды были осуждены пять сотрудников правоохранительных органов, восемь работников ФСИН, один судебный пристав. При этом самые крупные взятки брали, как водится, силовики: от 250 тысяч до 2 с половиной миллионов рублей!

Стоит отметить, что в 2014 году за преступления коррупционной направленности на Среднем Урале были осуждены 308 человек. При этом 82% взяток не превышают в каждом конкретном случае 10 тысяч рублей. Лишь 6 человек были привлечены к ответственности за мздоимство в размере более 1 миллиона. То есть борьба с коррупцией ведётся в основном на бытовом уровне и мало распространяется на действительно серьёзные злоупотребления.

Размер «благодарности» с каждым годом растёт.
Размер «благодарности» с каждым годом растёт. Фото: «АиФ-Урал»/ Инфографика Ульяновой Юлии

Давать стали больше

Правда, нужно признать: сегодня сотрудники госструктур, пойманные на преступлениях, получают серьёзные наказания. Например, взяточницу из Свердловского УФАС Марину Пушкарёву приговорили к 10 годам колонии и штрафу в размере 55 миллионов рублей. Бывший начальник ИК-62 Александр Гусев также получил 11 лет зоны.

Но порою силовики отделываются «лёгким испугом». Полицейский из Екатеринбурга Павел Мирошников, в 2011 году в состоянии алкогольного опьянения из табельного оружия застреливший своего соседа Евгения Ильющенко, сначала был приговорён к 13 годам зоны. Однако вскоре суд скостил ему срок до… 5 лет, из которых бывший силовик отсидел всего 3, выйдя на свободу по амнистии, посвящённой 20-летию Конституции РФ.

Одним из самых громких и ажиотажных скандалов этого года стало, конечно, происшествие в ИК-46 в Невьянске (строгий режим), вызвавшее бунт летом этого года. После нанесённых побоев скончался один из заключённых, после чего более 400 человек объявили голодовку. Благодаря вмешательству правозащитников и СМИ, «замять» эту историю в ГУФСИН не смогли. Начальник колонии и двое его подчинённых сейчас находятся за решёткой, каждому из них грозит до 15 лет лишения свободы.

Сергей Кириллов, правозащитник, член общественно-наблюдательной комиссии (ОНК) по Свердловской области:

– Именно потому, что в конфликт вмешались правозащитники, а сама история получила широкое освещение в СМИ, руководству колонии не удалось скрыть свои преступления. В результате начальник колонии Илья Чикин и два его зама сейчас находятся за решёткой, им грозит до 15 лет лишения свободы. Этот случай ещё раз показывает: сегодня в такого рода инцидентах вся надежда – на общественность и на СМИ, на людей с активной гражданской позицией. Если уральцы будут интересоваться не только сериалами, но и следить – что вообще происходит в мире, в стране, в регионе, даже на соседней лестничной площадке, только тогда мы сможем построить нормальное гражданское общество. И все проворовавшиеся чиновники, высокопоставленные виновники ДТП, прокурорские сынки и оборотни в погонах будут получать по заслугам.

Из табельного оружия

Между тем бывает так, что у силовиков от тяжёлой и нервной работы реально «сносит крышу». На прошлой неделе Камышловская прокуратура утвердила обвинительное заключение по уголовному делу сотрудницы исправительной колонии №52 Татьяны Левиной. Женщина обвиняется по статье 105 УК РФ (убийство). По версии следствия, младший инспектор отдела охраны, вооружённая табельным автоматом Калашникова, расстреляла начальника караула – своего деверя. В результате полученных ранений мужчина скончался.

Показательно, что в процессе стрельбы злоумышленница перезаряжала автомат: видя, что после первых выстрелов жертва продолжает подавать признаки жизни, она сменила «рожок» и произвела по мужчине ещё несколько очередей. Уголовное дело уже направлено в Камышловский районный суд. Женщине грозит до 15 лет лишения свободы.

Без них в этом мире никак нельзя

Уже одно слово «полицейский» у некоторых людей вызывает негативную реакцию. Но всё-таки у большинства из нас силовик – будь то сержант ГИБДД, лейтенант полиции или майор МЧС, ассоциируется с защитником, который всегда придёт на помощь в трудную минуту и вытащит из любой передряги.

«Мы привыкли хаять полицейских налево и направо, – пишет наш читатель Иван Коломиец. – И взятки они берут, и служебные обязанности плохо выполняют. Но давайте хоть на минуту представим себе, что в стране не будет ни одного стража правопорядка. Это же сразу анархия наступит! На улицу будет страшно выйти. Всё-таки силовики в современном мире нужны, без них нормальная жизнь невозможна. Есть большое количество положительных примеров. Да, спасать – их прямая обязанность, но всё же…»

…Недавно в Верхней Пышме наряд ГИБДД в составе инспекторов капитана Вадима Мазуркина и старшего лейтенанта Григория Величко ночью патрулировал улицы. На одном из перекрёстков стражи правопорядка заметили, что горит баня.

Правоохранители не только вызвали пожарных, но и стали будить жителей дома. Люди в этот момент спали. Если бы не помощь инспекторов, то многие, в том числе и дети, могли погибнуть.

Благодаря бдительности сотрудников ДПС из Верхней Пышмы, капитана Вадима Мазуркина и старшего лейтенанта Григория Величко,  удалось спасти несколько человеческих жизней.
Благодаря бдительности сотрудников ДПС из Верхней Пышмы, капитана Вадима Мазуркина и старшего лейтенанта Григория Величко, удалось спасти несколько человеческих жизней. Фото: www.gibdd.ru

Не менее яркий случай произошёл в Красноуфимске. Прапорщик ППС Владислав Альмакаев находился в отпуске. Ночью он услышал крики, выбежал на улицу и увидел, что мужчина пристаёт к женщине. Владислав задержал преступника и вызвал подмогу.

«Если ты выбрал эту профессию, то должен понимать: защита граждан – не только твоя профессиональная обязанность, но и долг, – отмечает правоохранитель. – А это значит – нельзя отвернуться и сделать вид, что не видишь преступления. Да и вообще думаю, что на моём месте так же бы поступил любой мужчина».

За свой поступок прапорщик был награждён медалью «За доблесть в службе».

Помощь с вертолёта

До сих пор всем памятен случай, произошедший на севере Свердловской области в 30 километрах от Серова. Местные жители отправились в тайгу на рыбалку, но из-за сильного снегопада обратно выбраться на своём вездеходе не смогли. Тогда уральцы по спутниковой связи запросили помощи у знакомых. К месту их стоянки выдвинулись волонтёры на 6 снегоходах, но пробиться к ним не сумели из-за глубокого снега и незамёрзшего болота.

На помощь пришли сотрудники МЧС, которые на вертолёте вывезли людей на большую землю. Причём спасатели действовали очень оперативно, что помогло людям не получить обморожений.

Каждую весну сотрудники МЧС снимают горе-рыбаков с отколовшихся льдин. Полгода назад семеро любителей рыбалки на Белоярском водохранилище уже готовились к смерти на отколовшейся льдине, но на помощь вовремя подоспели спасатели.

– Только благодаря катеру на воздушной подушке нам удалось спасти этих людей. Если бы не машина – семь трупов бы было, – делится воспоминаниями начальник спасательной станции Сергей Хрущёв. – А однажды мы сняли со льдины 43 человека. Больше эти люди, хочется верить, никогда не выйдут на тонкий лёд…

А в этом году в Туринске проезжавшие мимо полицейские спасли из объятого огнём дома 8-летнюю девочку. Ребёнок прижался к стеклу и звал на помощь.

Правоохранители попросили её отойти от окна, после чего разбили стекло и помогли выбраться наружу. Родителей дома не было: они уехали в сад вместе с младшим братом. Девочку ждала незавидная участь, если бы не вовремя подоспевшая помощь.

Каждый год особенно отличившиеся стражи правопорядка получают награды «За спасение погибавших». Надо признать, что за каждой из этих медалей не одна спасённая человеческая жизнь.

Увязли в болоте

Анна Пастухова, председатель общества «Мемориал»:

– К сожалению, доверия к нашим правоохранительным и надзорным органам нет. Слишком часто приходится сталкиваться с нечестностью их сотрудников, с откровенным враньём, которое процветает на фоне отсутствия гласности, прозрачности, гражданского контроля. Без гражданского контроля любая, даже самая добропорядочная структура закисает в собственном соку. А вседозволенность порождает деформацию любой личности.

Главным противоядием в этой ситуации может быть свобода слова, истинная свобода СМИ. Все факты недобросовестного отношения к своему делу, коррупции, злоупотребления полномочиями должны становиться достоянием общественности. СМИ – это, образно говоря, почки, которые выводят из организма токсины. Если они не работают, организм неизбежно будет отравлен. Только свобода слова, как форма гражданского контроля, поможет нам выйти на твердую почву. Пока же мы блуждаем по болоту, увязли в нём.

Бороться всем миром

Валерий Горелых, представитель ГУ МВД России по Свердловской области:

– Говорить о том, что в последние годы коррупционеров в погонах стало больше, некорректно. Подобные случаи выявлялись всегда. Другой вопрос, что в советские годы информация о такого рода ЧП не доводилась до широких слоёв населения. Сегодня система МВД строится на принципах гласности и открытости. Министерство внутренних дел Российской Федерации, по данным социологов, является самой открытой госструктурой в нашей стране.

Процесс самоочищения гарнизона продолжается и находится на контроле у начальника полицейского главка генерала Михаила Бородина. Его позиция с момента прихода в структуру и до сегодняшнего дня остаётся предельно ясной и чёткой: кто бы ни преступал черту закона, вне зависимости от званий и должностей, в случае доказательства вины должен нести наказание. Каждый подобный случай обсуждается на совещаниях. И каждый раз решение суда доводится до всего личного состава. Подчеркну, что факты задержания предателей полицейского дела всегда честно и открыто доводятся до общественности и СМИ.

Всего за 9 месяцев 2015 года только по материалам управления собственной безопасности возбуждено 14 уголовных дел в отношении взяточников в погонах. 42 должностных лица уволены из системы МВД за утрату доверия. Моё мнение – бороться с подобным явлениями можно только сообща, всем миром, только в этом случае будет эффект.

Выкорчевывать с корнем

Андрей Альшевских, депутат Свердловского Заксобрания:

– Считаю, что любые факты коррупции, вне зависимости от того, кто их совершает, это очень страшная вещь. Любой гражданин, который находится на государевой службе и встаёт на путь незаконного обогащения, является угрозой для общества и страны в целом. На подобные вещи надо обращать самое пристальное внимание. Даже если есть малейшие поводы, их надо с корнем выкорчёвывать. Может быть, громко сказано, но от этого зависит и оздоровление общества, и будущее благосостояние страны в целом. Самое страшное, когда преступления совершаются в структурах, призванных контролировать и осуществлять надзор.

Думаю, что коррупция была всегда – вопрос в объёмах. Если раньше взяточники хоть как-то стеснялись, то сейчас никакого стеснения нет. Но если госслужащие увидят, что рано или поздно мздоимство становится достоянием гласности, это многих остановит.

А на государеву службу должны идти фанаты своего дела, которые живут работой. В свою очередь, государство должно обеспечивать сотрудников, создавать им комфортные условия для выполнения обязанностей и полномочий. Тогда и будет смысл спрашивать с чиновников. А все эти громкие заявления на тему борьбы с коррупцией – это так, для выпускания пара.

Тонкая грань

Татьяна Мерзлякова, уполномоченный по правам человека в Свердловской области:

– Несмотря на давность лет, я на всю жизнь запомнила несколько дел, которыми мне пришлось заниматься. В начале «двухтысячных» в мои руки попался диск с записью, как опытные сотрудники милиции давали «уроки» молодым по выбиванию признательных показаний. Подозреваемого тогда допытали до смерти. Аналогичный случай жестокости был в Шале. Тогда, помню, один из ветеранов Афганистана сказал: «После Афгана я думал, что ничего страшнее в жизни уже не увижу. Увидел». Всё это, безусловно, ужасно. Как и то, когда представители силовых структур прикрывают какую-то группу, занимающуюся противоправной деятельностью.

Да, мы не должны забывать, что наши правоохранительные органы работают не с ангелами. И вседозволенность обществу не нужна – за преступлением должно следовать наказание. А для этого порой приходится применять специальные средства. Но только те, которые прописаны законодательством! Очень важно не переступать эту тонкую грань! И силовые структуры должны понимать, что общественный контроль пришёл не на время – он пришёл навсегда. Но и те, кто берёт на себя функции этого контроля, должны быть безупречны, безгрешны и объективны.

Рука должна дрожать!

Юрий Потапенко, директор «Бюро по трудоустройству лиц, попавших в экстремальную жизненную ситуацию»:

– Злоупотребление своим положением – проблема, существующая в России испокон веков. Но это не значит, что с ней надо смириться. Говорить, обсуждать, осуждать можно сколько угодно. Только толку не будет никакого. Вопрос «Что делать?» в отношении тех, кто позорит общество, свою профессию, погоны, уже стал риторическим. В действительности же всё дело в мягкотелости, в лицемерии и двойных стандартах. Некие «мадамы» воруют миллиарды и отделываются за это лёгким испугом: домашним арестом в комфортных условиях, кратковременным пребыванием в колонии, из которой легко и просто выходят условно-досрочно. А какой-нибудь мужик за мешок картошки два года отсиживает от звонка до звонка. И УДО ему не подписывают, потому что «не раскаялся», «не осознал», «не исправился». Терзают смутные сомнения: может, что-то не так с нашим законодательством?

Жесткость по отношению к тем, кто берёт взятки, превышает свои полномочия, плюёт на честь погон, – единственно верное решение проблемы. И ни должность, ни статус, ни имя «оборотня» не должны влиять на правосудие! Законодательство и его исполнение должны быть такими, чтобы у взяточника рука дрожала! Чтобы страх перед неминуемым и суровым наказанием «душил» порочный соблазн.

Казалось бы, отбор в различные серьёзные структуры, в том числе в правоохранительные органы, сегодня жесткий. И попадают туда только безупречные, честные, «белые и пушистые» люди. Но почему-то, как только они чувствуют запах денег (равно как и безграничной власти), вся пушистость пропадает. Может, дело в менталитете? Или в отсутствии нравственности, совести? Сегодня нередко говорят, дескать, надо зарплату поднять, тогда воровать не будут. Будут, хоть миллионы плати. Потому что ручонки не дрожат!

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество