aif.ru counter
138

Уникальные роды. Пациентка трансплантологов родила двойню

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 48. «АиФ-Урал» 25/11/2015
фото предоставлено семьей Гаренских / «АиФ-Урал»

Почему нельзя?

Четыре года назад Юля Гаренских отправилась к своим врачам в Областную клиническую больницу №1 с очень серьёзным вопросом. Она надеялась получить добро на беременность и роды. Медики собрали консилиум. Гинекологи, нефрологи, специалисты в области трансплантологии взвесили все за и против и вынесли вердикт – категорическое «нет». Беременность для Юли, перенёсшей трансплантацию почки, могла закончиться фатально. «Особое положение» могло спровоцировать отторжение донорского органа.

– Конечно, расстроилась… Но я упёртая. Решила искать, кто бы смог мне помочь, – рассказывает Юля. – Я люблю своего мужа, но нельзя же всю жизнь прожить вдвоём. Мы со Славой, конечно, рассматривали вопрос усыновления ребёнка. Но сначала я должна была убедиться, что шансов родить собственного нет. Оказалось, шанс есть. Перелопатив гору информации, я узнала, что в столичном НИИ трансплантологии есть доктор, которая помогает таким, как я, женщинам родить.

Юля связалась с московским специалистом, узнала, что корректировка медикаментозной терапии в период беременности даёт неплохой результат – сводит к минимуму риск отторжения донорского органа. И отчаянная девушка решила – буду рожать.

– И муж, и родители, конечно, отговаривали. Беспокоились за меня. Но я стояла на своём, – признаётся Юля. – В итоге же, узнав о моей беременности, все были очень рады. Помню, мы поехали сообщать эту новость родителям. Мама даже не удивилась. Она накануне сон видела, что я к ней прихожу и говорю, что жду ребёнка. Только я ждала двух… Мне об этом после первого же УЗИ сказали.

Какой шанс?

Проблемы со здоровьем у Юли начались в подростковом возрасте. Существенная отёчность пациентки дала основание врачам заподозрить почечную патологию. В 14 лет девушке был поставлен диагноз – острый гломерулонефрит. И потянулись годы лечения…

– Я лежала в Областной детской больнице. Почти постоянно. Ненадолго отпускали домой и снова госпитализация, – вспоминает Юля. – Пришлось перейти на домашнее обучение, но год, когда было особенно интенсивное лечение, я всё равно в школе упустила и очень переживала по этому поводу. При этом никаких определённых прогнозов никто не давал. Потом я плавно перешла под опеку врачей в областной взрослой больнице. А в 18 лет у меня резко ухудшилось состояние, и без гемодиализа уже было не обойтись. Ездила на эту процедуру из Невьянска в Нижний Тагил на электричке три раза в неделю.

Тагильские врачи тогда предложили девушке встать в очередь на трансплантацию почки. Полтора года она свыкалась с этой мыслью, пыталась побороть страх. Папа Юли готов был отдать дочке свой орган, но в результате лабораторных исследований выяснилось, что он не может стать донором для Юли. Оставалось ждать…

– Мне позвонили из ОКБ №1 через полгода. Поздно вечером, – вспоминает Юля. – Я только из бани пришла, а тут: «Срочно приезжайте». Мы с мамой на такси – и в Екатеринбург. Было очень страшно, переживала – проснусь после операции или нет? Меня прооперировали той же ночью.

Восстановительный период длился долго и нелегко. Юлю поддерживали родные и Слава, с которым они познакомились незадолго до операции. Это время стало для молодого человека своего рода проверкой на искренность чувств.

– Я переживала, думала, что Слава меня бросит, – признаётся Юля. – Мне же была показана гормональная терапия, которая красоты не добавила. Плюс отёчность долго держалась. Комплексовала…

Славу же такие мелочи не волновали. Так что «проверку» он прошел на «отлично». А спустя два года после операции ребята сыграли свадьбу.

Кто дал имена?

Известие о двойняшках Юлю не удивило. По её линии в семье близнецы в порядке вещей. А вот врачи в областной больнице, под наблюдением которых Юля находится и по сей день, тогда были изрядно обескуражены. Но что ж поделаешь с непослушной пациенткой?

– Почти всю беременность пролежала в областном перинатальном центре, – рассказывает Юля. – Его специалисты были все время на связи с моими врачами из областной больницы, консультировались с московскими коллегами по видеосвязи. Изначально планировалось «дотянуть» мою беременность до 34 недель. Не получилось… На 31-й неделе резко ухудшились анализы, и мне сделали кесарево сечение.

Как известно, в Областном перинатальном центре ОДКБ №1 выхаживают даже 500-граммовых младенцев. По этим меркам Юлины девчонки родились крепышами: 1 450 и 1 440 грамм. Но им, конечно, всё равно потребовалась помощь медиков. Впрочем, и молодая мама находилась под пристальным вниманием врачей. Домой счастливую троицу отпустили только спустя месяц после рождения малюток.

Имена для будущих детей родители придумывали «напополам». Ульяна – это мамина идея. Александра – папина. Если честно, Слава не терял надежду на то, что один из двойни будет пацан, потому и имя заготовил компромиссное. Теперь папа надеется, что Александра, повзрослев, будет разбираться в машинах и станет в этом деле отцу-водителю помощницей.

Похоже, маленькая Сашка решила надежды отца оправдать. По словам Юли, она уже проявляет «не девчачий» характер. То и дело норовит спровоцировать малышковые ссоры с сестрой по поводу права владеть игрушкой. И к папе, вернувшемуся с работы, тянется первая, лопоча: «Па-па-па-па».

… Юлия Гаренских среди медицинской общественности Среднего Урала теперь знаменитость. Она первая женщина в регионе, ставшая мамой после трансплантации почки. Даст Бог, не последняя. Ведь, по сути, она (с помощью медиков, конечно) доказала – невозможное возможно.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах