aif.ru counter
167

Слуги народа: уральские чиновники получают больше, чем стоят

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 49. «АиФ-Урал» 07/12/2016

Откуда деньги?

Если судить по зарплатам, то уральские чиновники голодать не должны. С учётом того, что получают они в среднем почти 44 тысячи рублей в месяц (и это - без соцвыплат), а средняя зарплата по области - 31 835 целковых, на хлеб с маслом, а возможно, и с икрой, у слуг народа хватать должно. Хотя самые «бедные» из них - представители местного самоуправления - получают порядка 34 тысяч.
Однако понятно, что это - средняя температура по палате. Например, зарплата мэра Екатеринбурга, по его собственному признанию, составляет 150 тысяч рублей. При этом глава города умолчал, что помимо должностных окладов заработок чиновников включает надбавки за выслугу лет, классный чин, доступ к работе с секретными данными, а также премии. Благодаря дополнительным выплатам реальная зарплата слуг народа заметно выше.

Любопытный проект был недавно внесён в свердловское заксобрание. Главе региона, отработавшему менее двух сроков, предлагается выплачивать 135% от должностного оклада, а кто проработал более 7 лет - 155%. Если более 12 - 175%. Деньги будут идти из областного бюджета.
Отдельная тема - транспорт. Так, служебные поездки депутатов Госдумы РФ от Свердловской области по региону обойдутся бюджету в 10,4 млн рублей. Конкурс на оказание транспортных услуг в 2017 году опубликовали областные власти. Народных избранников будут перевозить на представительском седане (не ранее 2013 года выпуска). Такие автомобили ищут для девяти федеральных парламентариев.

Во сколько нам обходятся слуги народа?
Во сколько нам обходятся слуги народа? Фото: «АиФ-Урал»/ Ульянова Юлия

Конечно, уральцам хочется, чтобы за оклады «выше среднего» чиновники выполняли свои обязанности не абы как. Ведь именно от их работы во многом зависит состояние дорог и улиц, ЖКХ, благоустройство городов и посёлков, социальное обеспечение. Но все эти сферы у нас постоянно «сбоят».

Судите сами: несмотря на разбитые автотрассы, главы свердловских муниципалитетов умудрились не освоить целый миллиард, выделенный им именно на дороги. 14 городов и районов до сих пор не воспользовались средствами, а три из них освоили менее 50% от предусмотренных денег.
Стоит отметить, что в конце ноября народные избранники приняли в первом чтении проект бюджета Свердловской области на 2017 год. Но поддержали его не все.

Что пострадает?

«Есть два вида бюджетов, - отмечает областной депутат Александр Ивачёв, в корне не согласный с предложенным проектом. - Первый направлен на то, чтобы развивать, вкладывать, зарабатывать и повышать благосостояние граждан. Второй - на то, чтобы урезать, экономить и проедать потенциал. К сожалению, бюджет Свердловской области на 2017 год относится ко второму типу. Больше всего в нём пострадали статьи, связанные с инвестициями в будущее. Падает практически всё - начиная с дорожного строительства, заканчивая сельским, водным, лесным хозяйством и транспортом. При этом, если у нас остальные статьи оптимизируются, на чиновников мы не стали тратить меньше».

Согласно данным прокуратуры, основные прегрешения слуг народа - волокита, бюрократизм, бездействие, кумовство и, куда от неё деться, коррупция.

Напомним, что в 2015 году средняя взятка на Среднем Урале составила 80 тысяч рублей. Между тем судье из Асбеста Максиму Виноградову сегодня грозит 15 лет за мзду в 6 миллионов. Ранее за взятку в размере свыше 1,5 миллиона на 10 лет посадили бывшую замначальника УФАС региона Марину Пушкарёву.

Хотя, конечно, в большинстве случаев суммы у нас гораздо скромней. Например, экс-сотрудника областного Ростехнадзора Александра Зубчика будут судить за взятку «всего-то» в 250 тысяч рублей.

Зачем идут в чиновники?

Алексей Бухаровский, фермер:

- Если в советское время чиновники получали деньги за просиживание штанов, то сегодня они плетут вокруг себя коррупционные схемы.

Практически любому чиновнику выгодно что-то возглавлять или быть держателем подписи, без которой никому ничего не решить. И это «молчаливое согласие на кормление» прямой путь к коррупции. Что характерно, чиновник непотопляем. Стоит сократить его отдел в каком-то ведомстве, как он обязательно всплывёт в другом. При этом сегодня нещадно сокращают научно-исследовательские институты - учёные, оказывается, никому не нужны. В условиях идеологического и духовного вакуума ценится только способность продавать и покупать. Продаётся всё, святого ничего не осталось.

И молодёжь эту «идеологию» впитывает как губка. Спросите у студента, планирующего стать госслужащим или, скажем, юристом, почему он выбрал этот путь. Он вам по полочкам разложит свою будущую карьеру, конечной целью которой будет та или иная выгода. Никто не скажет, что выбрал этот профессиональный путь ради торжества справедливости.
Уверен, если вывести чиновников как класс, ничего чрезвычайного не произойдёт. Во времена военного коммунизма их не было. Было все чётко и жёстко, никто сопли на стол не мазал. Но если сегодня и брать кого «в чиновники», то только, во-первых, специалистов высокого класса. А во-вторых, ортодоксально честных людей. Уверен, такие есть.

Как борются?

Екатерина Петрова, глава проекта «Рос­Пил» на Урале:

- Моё мнение однозначно: чиновничий аппарат очень сильно раздут и на его обеспечение уходит немало бюджетных средств. Более того, только в последнее время появилось такое понятие, как нормирование, которое включает в себя установление нормы на обеспечение работы одного чиновника. Но, поскольку они сами себе эти нормы устанавливают, особо ничего не изменилось.

Российская борьба с коррупцией по сути своей - обычная политика. Надзорные и правоохранительные органы не будут работать по коррупции, выходящей за рамки бытовой (взятки в ГИБДД или в больницах и т. п.), пока это не будет нужно какой-то конкурирующей структуре. Поэтому общественный контроль играет роль только как элемент давления на конкретного чиновника. Но не заниматься контролем тоже нельзя, раз уж нам далии такую возможность.

Почему  их  не  любят?

Анатолий Меренков, профессор, доктор философских наук:

- Люди не любят чиновников прежде всего потому, что не видят эффективности в их работе, не чувствуют своей пользы от их труда. Кроме того, возникают вполне резонные вопросы по их зарплатам, которые зачастую не соответствуют потраченным силам слуг народа.

Вообще сложно объективно оценить их труд. Случаев, когда за плохую работу им сокращают зарплату или лишают премий, я, честно сказать, не припомню. К сожалению, нет чёткого критерия эффективности их работы. Например, сократилось или нет количество жалоб, поступивших из определённого населённого пункта.

Не будет преувеличением, если я скажу, что некоторые из них просто занимают своё рабочее место. При этом почти у каждого из них два источника доходов. Кроме зарплаты почти у всех ещё и собственный бизнес.

Если мы возьмём молодёжь, то увидим, что многие студенты мечтают после вуза устроиться на госслужбу и стать чиновниками. Они понимают, что на этой должности им гарантирована хорошая зарплата, а в будущем - неплохая пенсия.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах