Примерное время чтения: 10 минут
346

Где живёт единорог? Фильм об экспедиции в Арктику впервые покажут на Урале

Режиссёр Леонид Круглов отметил, что на Урале всегда интересовались северными землями.
Режиссёр Леонид Круглов отметил, что на Урале всегда интересовались северными землями. / представлены внешней пресс-службой Greenworks. / Пресс-служба

С 29 февраля в кинотеатрах Екатеринбурга стартует показ документального фильма «В Арктику», в котором экспедиция пробивается к самым недоступным землям. Режиссëр-документалист, фотограф, путешественник, этнограф, член Русского географического общества Леонид Круглов погружает зрителей в атмосферу приключений – не вымышленных, а настоящих. Его северная эпопея началась с поиска легендарного единорога. И этот зверь, оказывается, существует. Подробнее - в материале ural.aif.ru.

Непокорная земля

Дарья Попович, «АиФ-Урал»: – Леонид Леонидович, почему вы решили сначала показать свой фильм на Урале?

Леонид Круглов: – Я не в первый раз «штурмую» Екатеринбург, то есть показываю здесь своё кино. На Урале живут мои родственники по отцовской линии, поэтому я часто бываю в ваших краях. И заметил, что люди здесь интересуются Арктикой куда больше, чем в других регионах. Мне это стало понятно, когда я представил зрителям мою предыдущую картину – «Великий Северный путь». Тогда в кинотеатре был настоящий аншлаг. Поэтому первые показы фильмов о моих экспедициях на Север я делаю в вашем регионе и только потом везу свои работы в столицу.

– Вы были в Арктике многократно и снимали свои экспедиции. Что было самым сложным для такого опытного путешественника, как вы?

– В этот раз мы продвигались на наиболее отдалённые и труднодоступные арктические архипелаги. Среди них земля Франца Иосифа, Новая земля, Северная земля, остров Ушакова, архипелаг Новосибирских островов, остров Врангеля и архипелаг Де Лонга, а также другие скрытые уголки.

Самым сложным в экспедиции было сделать то, что мы не смогли сделать в предыдущих путешествиях: пробиться на ледоколе к месту, которое стало последним великим географическим открытием. Речь идёт о мысе к северу от полуострова Таймыр, к которому в 1913 году подошли судна «Таймыр» и «Вайгач».

Мы хотели попасть в ту самую точку, где больше ста лет назад высадились наши первооткрыватели и поставили там российский флаг. Они сделали первое описание архипелага Северная земля, который расположен к северу от полуострова Таймыр на границе Карского моря и моря Лаптевых. До них никто не представлял себе его очертаний.

Экспедиция в Арктику - это проверка на прочность, которая под силу лишь опытным путешественникам.
Экспедиция в Арктику - это проверка на прочность, которая под силу лишь опытным путешественникам. Фото: Пресс-служба / представлены внешней пресс-службой Greenworks.

Казалось бы, доплыть туда не такая уж трудная задача. Но мы не смогли этого сделать трижды! Дело в том, что возле этого места возникла сложная обстановка: туда стянуло льды, как магнитом. Кстати, в фильме упоминается, почему люди называли плавающее средство передвижения судном, – это от слов «суд Божий». Ведь никогда не знаешь, чем для тебя обернётся путешествие, особенно, если плывёшь посреди льдов. Вот и отдаёшь себя на суд высшим силам. Очевидно, северные земли так долго оставались недосягаемыми по одной причине: они всё время замурованы ледяной стеной.

Мне пришлось самостоятельно организовать экспедицию к берегам мыса на небольшой яхте, потому что на ледоколе туда было не подойти. Но даже так пробиться не удавалось. Когда я снова оказался в этих местах в прошлом году, то пошёл к заветному берегу вместе с военными гидрографами. Это специалисты, которые наносят на карты новые острова – совершают современные открытия. Мы шли на гидрографическом судне «Ромуальд Муклевич».

При этом фильм «В Арктику» был уже по большей части смонтирован, а в самой середине – где рассказывается об открытии экипажей ледоколов «Таймыр» и «Вайгач» – пустота. Северная земля никак мне не поддавалась. Но, когда мы с гидрографами пошли в ту самую точку, льды расступились, и мы всё-таки смогли сделать несколько высадок.

Сундук со скелетами

– Что вызывало у вас наибольшие опасения?

– В Арктике они есть всегда: те же белые медведи очень опасны. Мы встречались с ними каждый раз, когда высаживались на землю. Они активно надвигались на нас, пытаясь присмотреться к «добыче». Но потом оказалось, что моржи гораздо опаснее: они действуют более непредсказуемо.

Нам удалось снять редкий вид – лаптевского моржа. Это животное живёт только в море Лаптевых. Они непуганы, поэтому на берегу можно подойти к ним довольно близко: мне удалось приблизиться на расстоянии двух-трёх метров. На твёрдой поверхности этот зверь показался нам не таким уж опасным. Но, если ты встретишься с ним в воде, ему может прийти в голову всё что угодно.

Один раз на нас напала моржиха: она разбила лодку в трёх местах, и мы начали тонуть. Еле добрались до берега. Сначала мы не поняли, чем так еë разозлили. Только потом кто-то из команды сказал, что рядом проплывал моржонок. Видимо, она думала, что мы хотим обидеть её ребёнка.

Оказалось, что моржи ведут себя более непредсказуемо, чем белые медведи.
Оказалось, что моржи ведут себя более непредсказуемо, чем белые медведи. Фото: Пресс-служба / представлены внешней пресс-службой Greenworks.

– И всё-таки вас тянет на Север…

– Ещё бы! Даже если ты не можешь попасть в конкретную точку, Север неожиданно открывает тебе путь в какое-нибудь другое место. В конце концов ты окажешься там, где даже не рассчитывал. Представьте: ледяные стены до небес, голубовато-бирюзового цвета. Иногда они обрушивались прямо около нас, а на их фоне, на льдинах, стадо моржей. И по верхушке этих стен ходит белый медведь.

– К чему сложнее всего адаптироваться?

– В первую очередь к смене часовых поясов: из-за этого постоянно хотелось спать. А ещё надо было привыкнуть к ветру.

– Как вела себя техника при экстремально низких температурах?

– Мы не всё время находились в условиях экстремального холода. То есть мы застали низкие температуры во время одной из экспедиций. Когда я снимал «Великий Северный путь», мы приезжали к оленеводам на Оймяконе – на так называемый «полюс холода» – и жили в палатках. Так вот, северные пастухи нам сразу сказали: вам повезло – потеплело. А было минус 55 градусов!

Оказалось, до нашего приезда столбик термометра опускался до минус 64. На этот раз, когда я снимал свой фильм, мы работали летом. Арктическое лето – это время, когда солнце не заходит вовсе, а на градуснике минус 5–6 градусов, прямо как в последнее время в Екатеринбурге.

Для техники же хуже всего ветер. Он создаёт дополнительные сложности для съёмки, и это надо учитывать. А ещё мы потеряли несколько квадракоптеров. Они работали на пределе своих возможностей – против штормовых ветров – и были нам нужны, чтобы проверить новый остров или пролив.

От этого фильма даже веет холодом, но глядя на экран, сопереживаешь участникам экспедиции.
От этого фильма даже веет холодом, но глядя на экран, сопереживаешь участникам экспедиции. Фото: Пресс-служба / представлены внешней пресс-службой Greenworks.

– Какие моменты в путешествии оказались самыми волнительными?

– Я историк по образованию, поэтому особенно ценю моменты, когда прикасаюсь к артефактам, которые напрямую связывают меня с какой-то эпохой. Например, когда мы были на восточном побережье Таймыра, то дообследовали стоянку мореходов XVII века. Её уже обследовали учёные в 40-е годы, сразу после Великой Отечественной войны. Но в то время не было техники, которая была у нас.

Мы нашли на этой стоянке три скелета и сундук, в котором лежало просто немыслимое количество монет. Что за трагедия там разыгралась, неизвестно, и вряд ли получится это узнать. Перед нами лежали монеты: какие-то — времён Ивана Грозного, некоторые — Бориса Годунова. Я представил себе людей в тулупах, вывернутых шкурами наружу, последними трогали эти монеты. А потом их беру я!

Найти единорога

– Ранее вы совершили более 50 путешествий, в том числе в жаркие страны. Какие экспедиции интереснее организовывать?

– Арктика для меня как Олимпийские игры по сравнению с другими экспедициями: это выход на более сложный уровень. Поэтому отправиться туда особенно интересно для опытного путешественника.

– Фильм начинается с рассказа о том, как единорог приснился вам в детстве и позвал вас в новые земли. С детства и началась ваша тяга к путешествиям?

– Я читал книги Альфреда Шклярского: «Томик в стране Кенгуру», «Томик ищет Йети». Там были интересные рисунки. Затем увлёкся книгами британского путешественника Джеральда Даррелла. Он очень живо и с юмором описывал свои странствия.

– Почему вы хотели найти в Арктике того самого «единорога»?

– Члены нашей экспедиции пытались приблизиться к нарвалу – легендарному животному с рогом, растущим изо лба. Нарвал принадлежит к семейству китовых, это родственник белуги. Подойти к нему на близкое расстояние – непростая задача.

В фильме показано, как мы пытались это сделать и как он уходил от нас на глубину. Но, в конце концов, всё получилось. Отчасти потому, что в нашей команде присутствовал якутский режиссёр и отличный оператор Максим Арбугаев. В итоге мы впервые в российской Арктике смогли подобраться к нарвалу и снять его с близкого расстояния.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах