Примерное время чтения: 8 минут
419

Пробиться из тьмы. В фестивале Коляда-Plays примет участие театр незрячих

Дарья Попович / «АиФ-Урал»

«Я хочу видеть»! — актёр на сцене в порыве бросает чёрные очки. Эмоции накаляются. По сюжету спектакля «Страна Слепых» в затерянный мир к незрячим попадает зрячий человек и всё время говорит непонятное слово «видеть». Старейшины решают ослепить пришельца. «Зачем он согласился на это?! Он рассказывал мне о своём мире», — искренне возмущается юноша, житель той самой Страны Слепых. Подробности читайте на ural.aif.ru.

Главное – процесс

Кто бы мог подумать, что исполнитель этой роли, девятиклассник Артём Паршуков, действительно слеп от рождения. В первую неделю июня артисты театральной студии «Инклюзион» из Екатеринбурга приехали показать премьеру в Челябинск. Там в течение нескольких дней проходил форум-фестиваль инклюзивного творчества «Наше место». Театральная лаборатория – часть фестиваля, в котором участвовали коллективы из разных регионов России.

Изначально студия «Инклюзион» начинала работать со слепыми людьми. Их учили сценической речи, актёрскому мастерству и пластике, чтобы помочь раскрыться творчески. Затем в студию пришли люди с другими особенностями: ДЦП и другие заболевания.

Создать профессиональные условия для реализации помогают занятия с педагогами – театральными практиками, среди которых Наталья Гаранина – заслуженная артистка России, актриса «Коляда-театра» и художественный руководитель курса «Театр кукол» Екатеринбургского театрального института. Её студенты тоже участвуют в постановках.

Вера Семченкова играет старейшину.
Вера Семченкова играет старейшину. Фото: «АиФ-Урал»/ Дарья Попович

Понять, кто из актёров действительно слеп, глядя спектакли «Инклюзиона», не так просто. И только за кулисами кто-то из них берёт тросточку. Здесь все всё могут — такого принципа придерживается и куратор студии, и педагоги, и сами артисты.

«Для нас главное – театральный процесс, живой, настоящий, не без кризисов, но, преодолевая их, мы проверяем верность своего пути. В нашей студии есть занятия по пластической и музыкальной импровизации, по речи и по основам актёрского мастерства. Когда мы начинаем работать над спектаклем, все занятия становятся своего рода лабораторией, благодаря которой создаётся наше театральное высказывание. С помощью театральных практик мы пытаемся найти то общее человеческое, что всех нас объединяет и помогает реализоваться в жизни», — поясняет Наталья Киселëва, куратор театра и по совместительству руководитель литературно-драматургической части Екатеринбургского театра юного зрителя.

«У моего сына ДЦП. Мы стали ходить сюда, когда ему было 37 лет», — включается в беседу Ольга Гусева. По её словам, занятия пошли ему на пользу. Без репетиций многие чувствуют себя одиноко. Ведь если с детьми ведётся хоть какая-то работа, взрослый человек с особенностями развития чаще всего предоставлен сам себе.

«Многие приходят зажатые, с блоками в теле, боятся открыться в общении. Но проходит время, и они не просто становятся более уверенными по жизни, но и исполняют свои мечты, то есть решаются действовать», — Наталья приводит в пример девушку, ставшую детским массажистом. Вспоминает, как Вячеславу Каргаполову, слепоглухому артисту, без сомнений дали главную роль в «Короле Лире» — первом спектакле, поставленном в 2017 году. Чтобы стать актёром, в «Инклюзионе» человеку с ограниченными возможностями здоровья не нужно проходить кастинг. Но участие в репетициях — обязательно.

Король говорит

Сделать так, чтобы слепой или глухой понял задачу, не так-то просто. Наталья Гаранина поначалу и представить не могла, как работать со слепоглухим актёром. Но оказалось, что такие люди порой выполняют задачу точнее, чем её студенты на курсе. Вячеслав Каргаполов справился со сложной ролью короля Лира, когда театр только создавался.

Арсений Бельницкий: чёрные очки уравнивают зрячих актеров со слепыми.
Арсентий Бельницкий: чёрные очки уравнивают зрячих актеров со слепыми. Фото: «АиФ-Урал»/ Дарья Попович

По словам Натальи Гараниной, помощь в постановках важна и для её студентов. «Я им всё время напоминаю: вы здесь не те, что в своих дипломных спектаклях. У вас другая задача. Вы должны помогать этим ребятам, их направлять, а не себя выпячивать. И они это понимают».

Владимир Носов, исполнитель главной роли в «Стране Слепых», чутко смотрит на свою партнёршу по сцене — Татьяну Брагину. Эта девушка работает гидом в галерее в темноте «Смотри сердцем», где видящим людям дают возможность ощутить мир таким, как его ощущают незрячие. И если на сцене Владимир объясняет ей, что такое фотография, в жизни она сама выступает в роли проводника.

Цветные сны

Проводником между слепыми и зрячими можно назвать и Алексея Филатова. В прошлом преподаватель на факультете искусствоведения в Уральском федеральном университете, он потерял зрение в 2012 году. Некоторое время Алексей продолжил проводить лекции, а затем начал работать со слепыми детьми.

«Я слепой искусствовед. Это оксюморон, — улыбается Алексей Филатов. – Я всегда был визуалом и даже сейчас стараюсь нарисовать себе мысленно картинку». Алексею пришла идея, как объяснять слепым детям нюансы живописи. По его словам, важно передать им контекст эпохи и через неё объяснить суть любого полотна.

Алексей пошёл дальше и разработал уникальный метод, помогающий приобщать слепых к визуальным искусствам. Для этого он стал создавать объёмные макеты памятников архитектуры. «Можно десять часов рассказывать слепому, сколько звёздочек и куполов на соборе Василия Блаженного. Но стоит ему положить пальцы на макет, как всё становится понятно. Мы давали детям макет екатеринбургского цирка. У него можно было снять купол. И дети понимали, как устроена арена», — Алексей готовится к выходу на сцену. И успевает рассказать, как, будучи слепым, освоил хореографию. Правда, ему помогло то, что он ходил на танцы в детстве и в юности.

Алексей Филатов до сих пор видит яркие сны. Он даже думает, что люди, слепые от рождения, тоже видят сны в цвете. Только, в отличие от зрячих, они не знают, что это за цвета.

Артём Паршуков смирился со слепотой.
Артём Паршуков смирился со слепотой. Фото: «АиФ-Урал»/ Дарья Попович

«Я когда-то очень хотел видеть. А потом смирился с тем, что проживу без этого и проживу хорошо», — признаётся Артём Паршуков. В его планах — поступление в Уральский федеральный университет на факультет переводоведения. Поэтому он старательно изучает английский язык.

Все артисты «Инклюзиона» хотят показывать свои спектакли зрителям. Но такая возможность выпадает им крайне редко. А между тем для них это и общение, и возможность самореализоваться. На данный момент проводится мало театральных фестивалей инклюзивного творчества.

«Мы хотим, чтобы спектакль жил», — говорит Татьяна, пристегивая ремень: все сели в автобус и готовы отправиться обратно в Екатеринбург. С ней согласна 14-летняя Анна Дроботова. Возможность показывать спектакли зрителям важна мамам многих артистов: не каждому удаётся трудоустроиться. На сцене же они могут если не забыть про свой недуг, то, по крайней мере, жить полноценной жизнью.

Сейчас актёры готовятся к ещё одному показу. 21 июня на малой сцене ТЮЗа они покажут спектакль «Страна Слепых» в рамках офф-программы XVI Международного театрального фестиваля современной драматургии «Коляда-plays».

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах