aif.ru counter
331

Фейки о прививках. Эпидемиолог о необходимости обязательной вакцинации

Стоит ли вводить ответственность за антипрививочную пропаганду, с какой болезнью врачам действительно удалось справиться и самая распространенная дезинформация о прививках в интернете – интервью URAL.AIF.RU со специалистом Роспотребнадзора.

Валерий Христофоров / АиФ

«Врачебная заповедь гласит: «Не навреди», но ведь навредить можно не только своим неумением, своими действиями, ошибками, но и словом. И это относится не только к врачам», – говорит начальник отдела эпидемиологического надзора Управления Роспотребнадзора по Свердловской области Светлана Скрябина.

Вековое лобби

Рада Боженко, «АиФ-Урал»: Светлана Викторовна, как вы относитесь к инициативе введения ответственности за антипрививочную пропаганду?

Светлана Скрябина: Обеими руками «за». Понимаете, человек должен отвечать не только за свои поступки, но и за свои слова. Как известно, основная врачебная заповедь гласит: «Не навреди», но ведь навредить можно не только своим неумением, своими действиями, ошибками, но и словом. И это относится не только к врачам. Любой человек, априори считающийся существом разум­ным, прежде чем что-то сказать, должен подумать. Между тем эти люди абсолютно непрофессионально, руководствуясь исключительно своими личными мотивами (порой им самим непонятными), начитавшись в Сети всякой… как бы это помягче сказать, ерунды о том, что прививки – это вред, ужас, издевательство и т. д., выдают её как истину в последней инстанции. 

Хотя, знаете, этой антипрививочной теме больше двухсот лет. Она возникла, как только наша просвещённая царица привила себя от натуральной оспы, привила весь двор и ввела обязательную вакцинацию. И этот её указ спас миллионы жизней! К сожалению, натуральная оспа – это пока единственная инфекция, с которой человечеству удалось справиться.

Но именно с момента появления указа об обязательной вакцинации против натуральной оспы появилось и антипрививочное лобби. Распространялись слухи о том, что у привитых вырастают рога, появляются копыта, и так далее.

– Далеко ли от этого ушло современное лобби?

– Как сказать… Их главный аргумент: всё, что происходит после вакцинации, это её осложнение. Утрированно это выглядит так: вышел человек из прививочного кабинета, где вакцинировался против гриппа, поскользнулся на улице, упал, получил перелом – это осложнение. Ведь это после прививки случилось, так? Не придерёшься!  Повторюсь: я утрирую, но по сути это так, поскольку они говорят о каких-то сумасшедших, необычных реакциях, осложнениях.

Бывают реакции на прививки? Да, бывают. Совершенно обычные – в виде покраснения, припухлости, незначительной болезненности в месте укола и даже субфебрильной температуры. Есть ли противопоказания? Конечно. Это, например, недавно перенесённая инфекция (нужно подождать пару недель). Бывают ли необычные реакции? Да. Скажем, живая вакцина против полиомиелита – на миллион прививок у одного ребёнка после вакцинации возникала временная (!) хромоногость. Это поствакцинальное осложнение? Да. Не­обычная реакция? Да. Но она одна на миллион привитых, защищённых! А давайте вспомним, как в 2010 году у нас в области было два завозных, из Таджикистана, случая полиомиелита у пацанов 19 и 20 лет. Один погиб, а второй уехал домой инвалидом. Вот вам встреча с инфекцией!

Сегодня говорить о том, что вакцинация вредна, неэффективна, это, мягко говоря, неправда. Это, как сейчас модно выражаться, фейк. И слава Богу, что на законодательном уровне появляется противодействие государства этим фейкам.

Муравейник

– Почему бы тогда на законодательном уровне не ввести обязательность вакцинации?

– Смотрите, в наш достаточно либеральный закон об иммунопрофилактике заложена обязательность профилактических прививок в рамках Национального календаря и календаря по эпидемическим показаниям. Но в этот же закон заложена и возможность отказа от прививок. Наверное, это правильно, всё-таки у человека должен быть выбор. Но если человек отказывается от прививки, на него возлагаются дополнительные обязательства. Во-первых, он не может работать в определённых профессиях. Во-вторых, в период неблагополучия по прививаемой инфекции человек непривитой (т. е. незащищённый) должен покинуть организованный коллектив. Потому мы и предлагаем главам муниципалитетов на период неблагополучия по гриппу своими постановлениями вводить запрет на посещение непривитыми детьми садиков и школ. Садик и школа – это муравейник, в котором риски заболеваемости инфекциями, особенно передающимися воздушно-капельным путём, колоссально выше, нежели среди неорганизованных детей.

Если помните, в январе мы предлагали ввести подобные ограничения в Екатеринбурге и по гриппу, и по кори. Предварительно мы согласовали это с органами прокуратуры, поскольку родители, которые отказываются от прививок, весьма активны, – они сразу заявляют, что их ребёнка лишают возможности получать образование. Кстати, Верховный суд не так давно подтвердил, что эти родители злоупотребляют данным правом. Но, к сожалению, у нас есть целые общественные организации, которые противодействуют вакцинации, противодействуют туберкулинодиагностике. Что тут скажешь? То, что родители тоже должны нести ответственность за защиту своих детей от реальных опасностей, и эта ответственность должна быть закреплена законодательно.

Жуткая история произошла в прошлом году! Многодетная семья, двое ребятишек нормально прививались, а потом с родителями что-то случилось, и они отказались от прививки против туберкулёза третьему ребёнку сразу после рождения. А спустя год отказались от туберкулинодиагностики, которая позволяет выявить на ранних стадиях инфицирование ребёнка и помочь ему справиться с инфекцией. Отказались, а в 1 год и 2 месяца ребёночек погиб от генерализованной формы туберкулёза. Величайшее сочувствие семье, это горе, которое на всю жизнь останется с ними, но… невольно задумаешься об ответственности родителей за эту трагедию.

Она не прощает…

– С натуральной оспой удалось справиться. Почему другие инфекции не поддаются?

– Что значит «не поддаются»? Начнём с того, что гипотетическая вероятность возврата натуральной оспы существует, поскольку в двух странах этот возбудитель сохранён в виде биологического оружия. И если человечество совсем сойдёт с ума и применит его, мало не покажется никому.

А что касается других инфекций, то, например, Всемирной организацией здравоохранения, всем мировым сообществом реализуется программа ликвидации полиомиелита. Другое дело, что мы хотели его ликвидировать к 2000 году, но не получилось. Сейчас ставится задача ликвидировать его в ближайшие годы, и это вполне реально.

Если говорить об эффективности вакцинопрофилактики, хочу привести пример Свердловской области. В допрививочный период в нашей области за год регистрировалось более 180 тысяч случаев смертельно опасных инфекций: туберкулёз, полиомиелит, корь, краснуха, коклюш, дифтерия и так далее. В минувшем году – несколько сотен. Иными словами, мы снизили заболеваемость по отдельным инфекциям в тысячи раз! Мы посчитали, по прошлому году предотвращённый экономический ущерб, по самым скромным подсчётам, составил 5,5 млрд рублей. Мы также попросили коллег из ГКБ №40 посчитать, во сколько обошёлся им один среднестатистический случай кори. Выяснилось – 21 тысяча с «копейками». И речь не идёт об осложнённых случаях!

В допрививочный период в области в год регистрировалось до 80 тысяч случаев кори. С 2001 по 2015 год всего  20 случаев. Есть разница?

– И снова вспышки. Расслабились?

– Вот, золотые слова. Расслабились. И не только мы. Иллюзия победы над инфекцией сыграла жуткую шутку. Европа уже семь лет «горит» по кори, а 10 лет назад она претендовала на звание континента, свободного от кори. Европейцы тогда подумали, мол, зачем нам прививаться, если инфекции практически нет? И стали прививаться всё меньше и меньше. В итоге уровень коллективного иммунитета стал снижаться и достиг критической точки, когда очередные заносы инфекции повлекли за собой её распространение. 

Сейчас в целом ряде стран регистрируются десятки тысяч случаев кори и десятки смертей от неё. Это вирусная инфекция, а человечество ещё не придумало (за редким исключением) эффективного средства лечения вирусных инфекций. В середине 90-х годов у нас была, что греха таить, эпидемия дифтерии. Дифтерию мы к тому времени и в стране, и в области практически ликвидировали и тоже расслабились: «А давайте не будем прививаться!» Уровень коллективного иммунитета упал, инфекция оживилась. Тогда мы регистрировали в области тысячи случаев дифтерии и десятки смертей. И это после многолетнего благополучия. Помню, коллега рассказывал, как своими глазами видел: в детском инфекционном отделении мамы в буквальном смысле слова рвали на себе волосы, когда их детки умирали от этой инфекции, крича: «Почему нам никто не сказал, что это так страшно?!» Слава Богу, сейчас мы прививаем против дифтерии, как положено. Корь и дифтерия – это только два примера.

Аксиома: инфекция не прощает ослабления, отсутствия внимания к себе!

ДОСЬЕ
Светлана Скрябина. Родилась в Пермской области. В 1993 году окончила Уральский государственный медицинский институт (ныне УрГМУ). С 1994 года и по сей день работает в санитарно-эпидемиологической службе Свердловской области. Начальник отдела эпидемиологического надзора Управления Роспотребнадзора по Свердловской области.



Материал подготовлен: АиФ-Урал

Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Оставить свой комментарий

Актуальные вопросы

  1. Как обманывают лжеврачи? 9 советов против жуликов в «медицинских» центрах
  2. Шипулин и Смирнов. Как распределились места в политической гонке на Урале?
  3. Сухая осень. Что говорят синоптики о погоде на Среднем Урале?
  4. Климакс: как вернуть яркость ощущений от секса
  5. В доме скопились горы мелочи. Как обменять монеты на бумажные купюры?
  6. Гриппуют все! Что делать, чтобы не заболеть?
  7. Как построить несокрушимую компанию? Семинар Ицхака Адизеса в Екатеринбурге

Самое интересное в регионах
Роскачество