105

Квест не всем по плечу. Почему вынужденное самолечение — тренд COVID-19

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 46. «АиФ-Урал» 10/11/2020
В переписке с поликлиникой у пациентов часто сдают нервы.
В переписке с поликлиникой у пациентов часто сдают нервы. © / «АиФ-Урал»

Уральцы с симптомами коронавирусной инфекции честно пытаются следовать алгоритму действий, рекомендованному региональным и федеральным Минздравом, но многие проигрывают в замысловатом квесте под названием «Получи амбулаторную медицинскую помощь».

Почему медпомощь не для всех и не сразу

В минувший понедельник в России вступили в силу поправки в регламент лечения COVID-19 в амбулаторных условиях. Согласно новым правилам, установленным приказом Министерства здравоохранения РФ, люди с положительным тестом на коронавирус смогут лечиться дома, но только если у них есть отдельная комната и только если они возьмут на себя обязательства соблюдать все предписания врача. Те из больных, кто проживает в общежитиях или коммуналках, а также в одних квартирах с пожилыми родственниками и близкими, имеющими хронические заболевания, отправятся на лечение в больницу.

Эта информация у жителей области вызвала нервный смех, что объяснимо. Во-первых, ни для кого не секрет, что ковидные отделения лечебных учреждений Свердловской области загружены под завязку. Не зря же на минувшей неделе главный врач ЦГКБ № 24 Екатеринбурга Алексей Малинкин объяснял проблему пациентов в коридоре: «Не буду опровергать этот факт. Это объясняется тем, что иногда физически не хватает мест. Я больницу больше размером не сделаю. Что я должен людям сказать: идите домой и ждите? Люди ведь не просто лежат в коридоре, здесь стоят кислородные концентраторы, пациенты дышат кислородом, их лечат под постоянным наблюдением персонала. Проще было бы сказать, что койки закончились, и закрыть дверь. Но я так не сделаю».

Во-вторых, сегодня перегружены не только стационары, но и поликлиники, где специалисты работают на пределе возможностей. Но возможности эти не безграничны, по­этому немало заболевших уральцев остаются без внятной медицинской помощи.

На лёгкое недомогание жительница Екатеринбурга Мария Бубенцова поначалу не обратила внимания. Поняла, что нужно вызывать врача, когда температура поднялась до 38,5 градуса. Марии повезло: после четырёх часов беспрерывного набора номера поликлиники удалось дозвониться, и ей даже пообещали визит доктора. На момент подготовки материала у Марии шёл уже 11-й день болезни, врача она так и не дождалась. Кстати, о поправках в регламент – женщина живёт в одной квартире с мамой почтенного возраста, страдающей серьёзным сердечно-сосудистым заболеванием.

«За это время я выпила атомную дозу различных препаратов, следуя «протоколу» уже переболевших ковидом людей, – рассказывает Мария. – Кроме того, подруга, заявив, что хоронить меня ей обойдётся дороже, сумела пристроить меня на КТ, которое показало двухстороннюю пневмонию. Поражение лёгких небольшое, но всё же… Что теперь делать с этой информацией, я не знаю».

«Приходите на приём» vs «оставайтесь дома»

В редакцию «АиФ-Урал» в отчаянии звонят читатели, которые заболели, но не знают, что делать. Они рассказывают, что даже при повышенной температуре в поликлиниках им советуют приходить на приём к врачу. «Как так? Если у меня симптомы ковида (повышенная температура, кашель, потеря обоняния), а я приду в поликлинику, то ясно же, что заражу немало людей, – сетует жительница Екатеринбурга Марина Краснова. – Пусть даже у меня не коронавирусная инфекция, а банальная ОРВИ, зачем подвергать риску себя и окружающих? Тем более что чиновники от медицины из каждого утюга предупреждают: «При появлении симптомов оставайтесь дома».

Мария Бубенцова, кстати, тоже получила совет прийти на приём и даже смогла, мобилизовав оставшиеся силы, добраться до кабинета неотложной помощи. «В коридоре в очереди сидели человек 30 – все с высокой температурой, кашляющие, – рассказывает Мария. – Я посидела десять минут, за которые из кабинета не вышел ни один пациент, и поняла, что столь долгого ожидания приёма просто не выдержу. У меня нет вопросов и претензий к врачам, они работают на пределе сил, но у меня много вопросов к организаторам здравоохранения».

В коридоре в очереди в кабинет неотложной помощи сидели человек 30 – все с высокой температурой, кашляющие.
К специалистам поликлиник, больниц, скорой медицинской помощи, работающим «в режиме военного времени», у уральцев, действительно, нет вопросов. Они, как и их пациенты, оказались заложниками ситуации, которая для власти, судя по всему, стала сюрпризом.

«Создаётся впечатление, что наши верхи по традиции страшно далеки от народа, – говорит читатель «АиФ-Урал» Максим Воротников. – Почитаешь отчёты – всё предусмотрено, всё для блага человека сделано: студентов на помощь медикам отправили, телефонов горячих линий тьма-тьмущая и так далее и тому подобное. А на деле люди никуда дозвониться не могут! И в последней надежде звонят в скорую, которая, захлёбываясь от вызовов, вынуждена передавать вызовы врача в «неотложку» – то есть работать диспетчерами. Неужели нельзя навести порядок и облегчить жизнь медикам и пациентам?»

Осенью на Среднем Урале регистрируется гораздо больше тяжёлых форм COVID-19. Главный санитарный врач Свердловской области Дмитрий Козловских это объясняет так: «Мы анализируем, как меняется вирус, и изменений в вирусе не наблюдаем. Рост тяжёлых случаев в стационарах связан с тем, что многие граждане с лёгкими формами лечатся дома, а в больницы поступают уже тогда, когда тяжесть болезни усиливается». Да, иногда даже адекватное лечение под амбулаторным медицинским контролем (справедливости ради надо сказать, что и такое бывает) не останавливает развитие заболевания. Но велика вероятность того, что уральцы, сегодня вынужденно занимающиеся самолечением, завтра войдут в статистику как «тяжёлые».

Оставить комментарий (0)

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах