82

О семье для ребёнка, изобретении велосипеда и космических технологиях

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 41. «АиФ-Урал» 13/10/2021
Ежегодно 30 детей, нуждающихся в кохлеарной имплантации, получают лечение в центре.
Ежегодно 30 детей, нуждающихся в кохлеарной имплантации, получают лечение в центре. / ismcomp.ru / «АиФ-Урал»

Наука в сочетании с практикой плюс современное оборудование позволяют расширять горизонты лечения и реабилитации детей, ломая стереотипы. Об этом мы говорим с главным врачом многопрофильного клинического медицинского центра «Бонум», доктором медицинских наук Еленой Дугиной.

Особый подход

– Елена Александровна, когда создавался «Бонум», планировалось, что в нём будут реализовываться экспериментальные методики. Какие именно?

– Действительно, 30 лет назад центр создавался как экспериментальная площадка, где отрабатывалась модель оказания комплексной медицинской помощи. То есть помощи, в оказании которой участвуют не только медики, но и психологи, логопеды, педагоги, социальные работники, – сегодня это называется мультидисциплинарной бригадой. Причём в процессе задействована была и семья пациента, то есть помимо того, что детям проводилось хирургическое лечение, сотрудники центра работали с родителями – рассказывали мамам, как ребёнка кормить, как развивать его речь, как его воспитывать. С этой целью были организованы школы для родителей. Для семей были разработаны рекомендации, опираясь на которые им было легче определённым образом психологически настроиться и понять, какие задачи стоят именно перед семьёй, воспитывающих особенных детей.

Пациенты были сложные – дети с врождённой челюстно-лицевой патологией (расщелинами мягкого нёба, твёрдого нёба, губы и так далее), которая влияла в том числе и на процесс речеобразования. Поэтому с ребятишками работали логопеды и педагоги. В целом, лечение этой патологии  многоэтапное, дети находятся на динамическом наблюдении центра до 18 лет. Пациентам в определенный возраст требуется повторное хирургическое лечение с последующим курсом реабилитации.   И на протяжении  всего времени специалисты «Бонума» работают с семьями. Собственно, сегодня мы продолжаем следовать этому принципу. Более того,  с появлением аппаратов УЗИ экспертного класса, расширились возможности диагностики врожденной патологии у беременных женщин. При выявлении у плода аномалий развития костей черепа врачи стали направлять будущих мам  к нам в центр. И они ещё на этапе беременности уже понимали, где им с ребенком предстоит наблюдаться, какие специалисты с ней и её ребёнком будут работать. Но, самое главное,  мамам объясняли, что врожденный порок полностью устраним, просто это дело времени, и дети, имеющие эту патологию, ничем, кроме  патологии  лицевой части черепа, от других детей не отличаются – у них правильно сформирована структура головного мозга и всех других органов и систем.

– То есть вы решали и решаете важную задачу…

– …Сохранения ребёнка для семьи и семьи для ребёнка. По большому счёту, все в центре работают на это. Скажем, благодаря авторским технологиям, разработанным и внедрённым специалистами «Бонума» (челюстно-лицевыми хирургами, стоматологами), стало возможным проводить операции детям с челюстно-лицевой патологией в более раннем возрасте – начиная с первых месяцев жизни. Это значительно расширяет возможности ребенка, а значит и семьи. Для сравнения, до сих пор в некоторых регионах страны старт оперативных вмешательств при этой патологии начинается в возрасте трех-пяти, а то и шести лет.

Вернувшись к сохранению семьи….Тогда, 30 лет назад, нашими первыми пациентами были воспитанники детских домов и домов ребёнка. Внедренная центром система комплексной медико-социальной и психолого-педагогической помощи этой категории пациентов в Свердловской области в настоящее время привела к исключению случаев отказов родителей от детей по причине врожденной челюстно-лицевой патологии.

Уже не чудо

– Сегодня вы ведь не только с челюстно-лицевой патологией работаете?

– Конечно. За 30 лет деятельности наш центр вырос до 12 центров разных направлений офтальмологического, ортопедического, неврологического профилей, расположенных на пяти площадках. Но основной наш принцип междисциплинарной работы - социально-педагогическое сопровождение семей  наряду с медицинским сопровождением - остаётся неизменным. Хотя справедливости ради надо сказать, такой подход сегодня уже не является уникальным, не является чудом. Более того, он заложен в основу медицинской реабилитации детей с заболеваниями разного профиля.

– Но вы были родоначальниками такого подхода?

– По крайней мере, первопроходцами принципа ранней комплексной медико-социальной и психолого-педагогической помощи.

Статистика
12 центров разных направлений в «Бонуме».
Более того, изначально предполагалось, что центр – это площадка для проведения научных исследований. Поэтому все врачи, педагоги, психологи проводили эти исследования, внедряя свои авторские технологии. У специалистов центра на сегодняшний день более 50 патентов на изобретения. Вообще, изначально центр назывался «научно-практическим реабилитационным центром»,  а с 2017 года мы «многопрофильный клинический медицинский центр».

- То есть, проводя научно-практическую работу, вы имеете кафедры?


– Да, в настоящее время мы являемся базой для 11 кафедр Уральского государственного медицинского университета, а также для кафедр педагогического университета (УрГПУ), экономического университета (УрГЭУ) и Уральского федерального университета.

– Что подразумевается под этапностью оказания помощи?

– Расскажу на примере оказания помощи детям с патологией органов зрения. У недоношенных детей большая вероятность развития ретинопатии – патологии сетчатки глаза, которая без своевременно принятых мер может привести к слепоте. Так вот, благодаря Федеральному проекту «Здравоохранение» медицинские учреждения нескольких управленческих округов Свердловской области удалось оборудовать скриниговым оборудованием – ретинальными камерами. Теперь дети с риском развития ретинопатии недоношенных осматриваются на местах. К нам же посредством телемедицинских технологий поступают результаты этих исследований, и наши специалисты определяют пациентов, нуждающихся в хирургическом лечении, и их уже вызывают. То есть областной центр ретинопатии недоношенных МКМЦ «Бонум» являются референс-центром, а помощь недоношенным детям с ретинопатией приближена к их месту жительства. Раньше же маленьким пациентам с мамами из разных уголков области приходилось приезжать к нам в центр едва ли не каждую неделю.

Вызывая пациента, мы точно определяемся с диагнозом и проводим хирургическое лечение, которое, надо сказать, тоже совершенствуется. К примеру, в 2020 году мы ввели новую технологию оперативного лечения сетчатки у недоношенных с использованием лекарственного препарата и были первыми на Урале. В результате у этих пациентов эффект лечения наступает намного раньше, а шансы на полное выздоровление ребёнка многократно увеличиваются.

После хирургического лечения ребёнок переходит в отделение медицинской реабилитации, где находится под наблюдением офтальмолога, педиатра, при необходимости невролога и других специалистов. В этом отделении, оснащенном современным реабилитационным оборудованием закрепляется эффект лечения, и ребёнок чаще всего уезжает домой полностью здоровым. Или, в редких случаях, с сохраняющимися нарушениями в стадии ремиссии, взятыми под полный контроль специалистами.

Такая этапность в оказании медицинской помощи – или, маршрутизация пациентов – соблюдается в каждом из 12 наших областных специализированных центров.

Родные люди

– Интересно, бывает, что, наоборот, родители ваших пациентов становятся авторами уникальных идей в области реабилитации?

– Бывает, причём нередко. Среди родителей немало идейных вдохновителей. К примеру, в нашей области есть семья, которая для своего ребёнка с нарушениями опорно-двигательного аппарата изобрела специальный велосипед. Они запатентовали эту технологию, которую оценили многие родители. Эти авторские велосипеды сегодня пользуются устойчивым спросом.

– Помню, первые операции кохлеарной имплантации были событием. Стали ли они сегодня делом обычным?

– Операции по кохлеарной имплантации у детей проводятся в центре с 2011 года. Мы были не первыми, кто эту операцию сделал, но с того времени ежегодно порядка 30 детей нуждающихся в этой операции, направляются к нам на лечение.

Фото: Commons.wikimedia.org

Установка кохлеарных имплантов пациентам с глухотой – один из видов реабилитационного хирургического лечения, но именно он сегодня наиболее востребован, что объяснимо. После проведения оперативного лечения по установке внутренней части импланта и после установки через месяц наружной части импланта уже не в операционной, а в кабинете сурдолога, пациент начинает слышать. Но на этом лечение и наблюдение не заканчиваются. Представьте маленького ребёнка, который впервые слышит какафонию звуков. Конечно же, он нуждается в помощи специалистов – сурдопедагогах, которые, используя специальные методики, помогают ему правильно определять, воспринимать, осмысливать, разделять звуки. Но здесь очень важно участие мамы и всей семьи, которых заранее учат, что им нужно будет делать сразу после того, как операция будет проведена. Трудно подобрать слова, чтобы сказать, что чувствует мама, когда она слышит от своего ребёнка первое, осознанно, осмысленно сказанное слово. И, понятно, для родителей счастье, когда через полтора-два года после операции и курса реабилитации ребёнок уже может пойти в обычное образовательное дошкольное учреждение.

Но и после этого детки остаются нашими пациентами, потому что предусмотрена этапная замена кохлеарного импланта, есть этапные настройки речевого процессора (наружной части импланта). Так что, став взрослыми, эти пациенты остаются пациентами нашего центра. Они и их мамы для нас, без преувеличения, становятся родными.

Красные зоны

– Как изменила жизнь центра пандемия?

– Почти с самого начала пандемии, с 1 мая 2020 года, по приказу Министерства здравоохранения Свердловской области загородное отделение «Луч» нашего центра было перепрофилировано в под обсерватор – там находились дети, в том числе из учреждений государственного воспитания, имевшие контакт с больными коронавирусной инфекцией. На протяжении трёх месяцев сотрудники работали в красной зоне. В последующем и другие отделения нашего центра частично перепрофилировались под ковидные госпитали. В настоящее время как ковидные госпитали работают два наших стационара. К счастью, у нас есть возможность организовать большую часть плановой помощи, которую мы традиционно оказываем, на оставшихся площадях.

Я очень благодарна сотрудникам центра, которые с пониманием отнеслись к особым условиям работы. За их самоотверженность в работе с инфекционными больными.  

Мы, медики, прекрасно понимаем, что в условиях общей беды должны приходить на помощь коллегам из других лечебных учреждений. Поэтому сотрудники центра, пройдя обучение, переподготовку, отправились работать в красные зоны. Уверена, стремление постоянно совершенствоваться, воспринимая и усваивая что-то новое, научно-практический  подход к своей работе,   помогли сотрудникам  быстро и качественно освоить новые знания, необходимые в лечении больных с новой коронавирусной инфекцией, и пойти сражаться на передовой. Преклоняюсь перед ними.

Знаете, какой урок ещё преподнесло нам перепрофилирование? Не только медики, но и все немедицинские сотрудники нашего центра  вакцинировались против коронавируса. Потому что близко, потому что видели, как болеют этой опасной болезнью. А мы, медики, знаем, что у непривитых пациентов, которые прошли через нашу красную зону, были  тяжёлые случаи заболевания чаще, чем у не привитых. Вакцинация,  несомненно, защищает от тяжёлых форм ковидной инфекции  и летальных исходов.

– Повлияла ли эпидемиологическая ситуация на ваши планы?

– Она, может быть, немного замедлила их воплощение, но точно не остановила. И в прошлом, и в этом году мы внедряли новое современное оборудование. В том числе уникальное. Скажем, в отделении, где проводится реабилитация пациентов с неврологической патологией, появилось оборудование, которое прошло апробацию только на уровне федерального центра. Мы стали третьим учреждением России, куда это оборудование, используемое в реабилитации детей с двигательными нарушениями, было поставлено. Соответственно, наши сотрудники начали использовать в работе с этими детьми новые программы реабилитации, которые за короткий промежуток времени уже начали давать положительный результат.

Самая большая проблема у детей, имеющих двигательные нарушения, – это отсутствие координации в работе мышц. Именно поэтому почти все реабилитационные технологии у детей с ДЦП родом из космической отрасли. У космонавтов, которые провели долгое время в условиях невесомости, мышцы какое-то время не могут сопротивляться силе тяжести. Видели ведь наверняка, что после приземления космонавтов везут на креслах?

– То есть они испытывают то же, что дети с ДЦП?

– Именно. Так вот, наш новый высокотехнологичный реабилитационный комплекс определяет степень нарушения мышечного тонуса, после чего выдаёт индивидуальную программу стимулирования мышц, более того, даёт команды пациенту, находящемуся в подвешенном состоянии. Такого даже мы, имея большой опыт работы с программами стимуляции отдельных групп мышц, до сих пор не видели.

У нас есть и другое оборудование, которое разработали инженеры космической отрасли. На ноги ребёнка с ДЦП надевается аппарат по типу башмаков, в которых вибрирующая стелька с определённой частотой, в определённом режиме воздействует на определённые точки -  рецепторные зоны стопы. Многие маленькие дети, имеющие большой реабилитационный потенциал, посидев в этих «башмаках», встают на ноги у опоры. А пройдя ещё одно комплексное реабилитационное лечение, в том числе с использованием этого оборудования, начинают ходить. Пусть это первые два-три шага, но, во-первых, ребёнок уже понимает, что такое скоординированная работа мышц, и дома ему будет проще продолжать это отрабатывать. А во-вторых, можете себе представить, что для мамы значат эти шаги! То же самое, что первые осмысленные слова глухого ребёнка после кохлеарной имплантации, о чём мы с вами уже говорили. 

Мы так радуемся этим результатам! Поэтому и продолжаем двигаться в направлении совершенствования реабилитационных программ и приобретения нового,   уникального оборудования. И то, что на нас в прошлом году вышли производители «умного» реабилитационного комплекса, о котором я говорила выше, и предложили его поставить для апробации именно в нашем центре, о многом говорит. В частности, о том, что специалисты нашего центра пользуются авторитетом, о том, что им доверяют.  

Так что мы начинали как экспериментальная площадка и продолжаем ею оставаться. А это в первую очередь позволяет нам помогать пациентам, ломая стереотипы об ограниченном реабилитационном потенциале – «никогда не пойдёт», «сидит в инвалидном кресле – это максимум возможностей». С таким оборудованием у нашей команды, всегда стремящейся к успеху, горизонты расширяются невероятно.

Оставить комментарий (0)
Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах