Примерное время чтения: 10 минут
427

Омикрон всемогущий? Как себя вести во время взрывной волны Covid-19

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 4. «АиФ-Урал» 26/01/2022

По опыту других стран, омикрону нужно примерно пять недель, чтобы стать доминирующим вирусом. После чего начинается взрывной рост. Что мы можем предпринять, чтобы смягчить ситуацию? Об этом, в частности, мы беседуем с врачом-экспертом лабораторной диагностики Александром Соловьевым.

Досье
Александр Соловьев родился в Первоуральске. В 1998 году окончил Уральскую медицинскую академию. Специализация: неврология, клиническая лабораторная диагностика, организация здравоохранения. Заведовал центром по лечению детей с внутриутробными инфекциями. Развивал федеральные сетевые лаборатории «Инвитро» и «Хеликс». В 2018 году исполнял обязанности главного врача в МАУ КДЦ г. Екатеринбурга. С 2019 года является руководителем лабораторных проектов в ГМК МЕДМА. Ведущий эксперт Национальной медицинской ассоциации по развитию экспертной деятельности в сфере лабораторной диагностики «МедЛаб­Эксперт».

Серьёзная риторика

– Александр, в обсуждении ситуации с распространением нового штамма коронавируса – омикрона – явно чувствуется тревога. Причём на всех уровнях власти. Чем она вызвана, на ваш взгляд?

– Думаю, власть реально оценивает результаты борьбы с пандемией. Можно патетически говорить «мы победили», «мы успешны в том-то и в том-то», «мы первые сделали вакцину», «здравоохранение справилось» … Но при всём этом есть интегральные показатели человеческих потерь. За два года пандемии – колоссальное количество потерянных людей. И плюс к этому сокращение продолжительности жизни. При этом увеличение продолжительности жизни и сохранение здоровья населения России – это глобальные политические цели государства и системы здравоохранения в частности. Неспроста президент в ходе последней пресс-конференции, отвечая на вопросы журналистов о задачах и трендах будущего, сделал основной акцент на народосохранении. И в этой связи понятна тревога перед рисками, которые возникают с распространением омикрона.

Все наблюдают за происходящим в мире. Первоначально омикрон оценивался как менее серьёзная биологическая угроза, чем, например, дельта. Несмотря на это, страны, которые можно сравнить с Россией по уровню ВВП, по состоянию здравоохранения, по уровню коллективного иммунитета, в период безудержного распространения омикрона сталкиваются с серьёзнейшими проблемами. Причём не только в здравоохранении, но и в экономической сфере. Большое количество людей одномоментно оказываются на больничном, то есть становятся временно нетрудоспособными – это, разумеется, сказывается на работе различных отраслей. Отменяются авиарейсы, потому что болеют пилоты и персонал аэропортов, не могут полноценно работать службы жизнеобеспечения, пожарные, дорожная полиция, потому что болеют сотрудники. Плюс к этому очевидна серьёзная нагрузка на здравоохранение, которая приводит в том числе и к увеличению летальности. Это всё не может не тревожить власти, отсюда и серьёзная риторика.

– Я правильно понимаю, что основная особенность омикрона – его быстрое распространение?

– Да, если выделить ключевой фактор омикрона, то это пожар в сухом лесу, раздуваемый ветром. С того момента, как этот вирус начинает доминировать среди других вариантов, в считанные недели происходит вертикальный взлёт числа новых случаев заболевания. Не просто инфицирования, а именно заболевания людей, которые оказываются нетрудоспособными.

– При этом, если верить открытым источникам, этот штамм менее опасный?

– Я это уже упоминал, говоря о биологической угрозе, связанной с омикроном. Но на сегодняшний день публикации, сделанные на основе анализа эпидемиологических данных, из стран, где волна омикрона уже прокатилась, говорят о том, что негативный эффект омикрона нужно обсуждать отдельно для людей вакцинированных и невакцинированных. В нашей же стране огромное количество невакцинированного населения, которое включает в себя две группы риска по тяжёлым исходам. В первую очередь это люди старшего возраста, среди которых не достигнут уровень вакцинации, который бы позволил за них не тревожиться. Вторая группа – это дети и подростки, среди которых вакцинация вообще не начиналась. Эта группа беспокоит в том числе с точки зрения её участия в эпидпроцессе. Дети будут болеть, будут госпитализироваться, среди них будут летальные исходы, но они будут и активно участвовать в эпидпроцессе, то есть через них вирус будет быстрее проникать в другие возрастные группы. Включая самые сложные по тяжести и по смертности – в группу лиц старшего возраста.

– Сегодня многие задаются вопросом эффективности в отношении омикрона имеющихся вакцин.

– К счастью для человечества, те вакцины, которые были созданы к первичному варианту коронавируса, сохраняют свою эффективность. Изначально Всемирная организация здравоохранения определила, что эффективность вакцин должна составлять не менее 55% – это тот рубеж, который определяет признание вакцины эффективной либо неэффективной. И все вакцины изначально продемонстрировали по отношению к коронавирусу более высокую эффективность. Более 90% для всех вариантов вакцин. С появлением новых штаммов коронавируса, в частности омикрона, эффективность несколько снижалась, но, повторюсь, к счастью, она сохраняется на должном уровне. Более того, с внесением корректив в схему вакцинации – с добавлением бустерной (усиливающей) дозы – эффективность остаётся выше 80%. Это позволяет, во-первых, использовать эти же вакцины, а во-вторых, с надеждой смотреть в будущее человечества в целом и в будущее отдельной страны в частности.

– Что делать людям, которые ещё не успели вакцинироваться? Сейчас не поздно это делать?

– Вакцинироваться не поздно никогда. И тем, кто до сих пор не вакцинировался, нужно это сделать. Причём не стоит бояться, что иммунопрофилактика проходит в период активного распространения коронавируса. Опубликованные научные исследования говорят о том, что даже если у кого-то совпали два события – вакцинация и близко к ней (в течение пяти дней) инфицирование, то у таких людей заболевание протекает гораздо легче, чем у непривитых. И последствий перенесённого ковида существенно меньше.

Так что отдельных рисков при вакцинации в период распространения коронавируса не возникает. Поэтому сейчас вакцинироваться нужно, в том числе тем, кто ранее переболел ковидом. Кроме того, нужно ревакцинироваться тем, кто был привит более шести месяцев назад.

Взрывная волна

– В нашей области официально заявлено о 36 заболевших омикроном (на момент подготовки материала. – Ред.). Но ведь их, скорее всего, больше?

– Конечно. Дело в том, что у нас нет тотального контроля всех случаев заболевания. На сегодняшний день существуют два основных метода лабораторной диагностики коронавирусной инфекции, которые используются в каждой государственной и частной лаборатории: это метод ПЦР-диагностики и метод обнаружения антигена возбудителя. Так вот, к примеру, в Дании после проведения лабораторной диагностики все положительные случае проверялись на омикрон. То есть была стопроцентная проверка на омикрон. При таком охвате, конечно, можно было динамично отслеживать и темп распространения омикрона, и массу других аспектов.

Омикрон – это вирус, который оставит после себя, по предварительным оценкам, 20–30% людей с какими-то нарушениями здоровья после встречи с ним.
В России количество исследований второго уровня – типа коронавируса – очень мало. Они буквально единичны. Это, по сути, попытка найти иголку в стоге сена. Соответственно, используется определённая стратегия проведения таких исследований. Например, в первую очередь исследовались пробы, взятые у людей, прибывших из определённых стран. Или у тех людей, кто болеет атипично, скажем, попали в стационар с тяжёлой формой, будучи привитыми. То есть группа, в которой проводится второй этап тестирования на определение типа вируса, очень узкая. Понятно, что в таких условиях говорить о том, что четыре выявленных случая – это все случаи омикрона, неверно.

– На самом деле, так ли важно для пациента, какой у него штамм вируса?

– Для пациента это вообще никакой важности не представляет, поскольку не меняет ни тактику, ни стратегию применяемого по отношению к нему лечения. Иными словами, каким типом вируса инфицирован человек, с медицинской точки зрения значения не имеет.

– Можно ли спрогнозировать, какими темпами в ближайшее время будет повышаться уровень заболеваемости?

– Нужно ориентироваться на то, как всё происходило в тех странах, где омикрон стал доминировать. Каждые два-три дня количество новых случаев заболевания может удваиваться, и этот период может длиться несколько недель. В среднем период взрывного роста новых случаев инфицирования в странах, где омикрон доминирует, продолжается четыре-пять недель. После чего начинается резкий разворот в сторону снижения количества вновь выявленных случаев инфицирования. И у нас будет наблюдаться такая же динамика.

Согласно отчётам, поступающих из разных стран, омикрону нужно примерно пять недель, чтобы стать доминирующим вирусом. После чего начинается взрывной рост. В России пока, по официальным данным, которые озвучила Татьяна Голикова на заседании координационного совета у Владимира Мишустина, 60% случаев заболевания COVID-19 приходятся на штамм дельта, 40% – на омикрон. Но надо иметь в виду, что на сегодняшний день больше всего случаев омикрона в Москве, Московской области и Санкт-Петербурге, а в других субъектах (в том числе в Свердловской области) его, конечно, ещё не 40%. Но он уже присутствует. Поэтому пока у нас ещё есть некоторое время для того, чтобы повлиять на ситуацию.

Высокий класс защиты

– Какие профилактические меры, на ваш взгляд, позволят смягчить ситуацию? Если так можно выразиться, «размазать» взрывной рост заболеваемости...

– Все те меры, которые направлены на пресекание цепочек передачи вируса от человека к человеку. Начиная с использования средств индивидуальной защиты. Причём с учётом высокой заразности омикрона речь идёт не о масках, а о медицинских респираторах (их тоже называют масками, но с более высокой степенью защиты) не ниже FFP2 класса защиты. Это резко снижает риск инфицироваться и риск передать вирус другим людям.

Кроме того, каждый человек должен понимать: если у него есть симптомы респираторного заболевания, под которыми может скрываться коронавирусная инфекция, он не должен встречаться с другими людьми. Он должен остаться дома!

Уменьшение контактов между людьми также действенная мера. Это касается стимулирования работодателями дистанционной работы, это прекращение массовых мероприятий, это принятие решение о необходимости временного перевода детей на дистанционное обучение.

– Мы же понимаем, что люди устали и любое подобное решение вызывает нервозность.

– Понятно, что люди устали. Но очень важно понимать – для нас всех нет другого варианта. Скорее всего, мы столкнёмся с тем, что большое количество людей заболеет, и это будет связано в том числе с жизненным дискомфортом в любой сфере деятельности. Возьмём обучение. О какой полноценной, качественной учёбе можно будет говорить в ближайшие, скажем, полтора месяца, если в период активного распространения омикрона бОльшая часть детей будет заболевать? Они будут выбывать из класса, в отношении их одноклассников будут проводиться карантинные мероприятия, будут заболевать учителя, их будет не хватать, уроки будут вести непрофильные педагоги и так далее. Что хорошего из этого выйдет? Ничего. Учебный процесс будет «дёрганым» и точно не даст нормального образовательного результата, зато будет истощать человеческие ресурсы. Есть ли смысл сохранять очное образование, понимая, что качество его не сохранить? На мой взгляд, более правильным было бы решение о временном дистанте. Особенно, если учесть, что эта мера позволит немного раздвинуть по времени пик заболеваемости, чтобы не было сверхнагрузки на здравоохранение. Такая нагрузка на здравоохранение – колоссальная проблема, которая касается всех нас. В определённый период мы можем оказаться в ситуации, когда определённые виды медицинской помощи окажутся недоступными. Поэтому выбор, на мой взгляд, у нас не очень большой.

– Известно, что штамм дельта провоцировал немало проблем, в том числе проблемы сердечно-сосудистой системы. Есть ли на сегодняшний день данные о последствиях омикрона?

– О последствиях отдельно взятого омикрона сегодня говорить нельзя, поскольку история его распространения недостаточно долгая. Эти данные появятся, но чуть позже. Но, вообще, изменения произошли в отдельных участках вируса, не коснувшись его сущности. Как он был коронавирусом, так он им и остался. Поэтому основные эффекты новой коронавирусной инфекции присущи и омикрону. Это в первую очередь мультисистемное воздействие, при котором возможно длительное присутствие вируса в организме человека, возможна активизация аутоиммунных процессов, возможно длительное воспаление с вовлечением разных систем и органов. На первом месте после респираторных проблем – проблемы со свёртываемостью крови, осложнения со стороны сердечно-сосудистой системы, поражение почек… Кроме того, большой пласт последствий коронавирусной инфекции – неврологические проблемы, о которых мы сейчас узнаём всё больше и больше.

Таким образом, омикрон – это вирус, который оставит после себя, по предварительным оценкам, 20–30% людей с какими-то нарушениями здоровья после встречи с ним.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах