aif.ru counter
334

Авторские стойла, климат-контроль, умный дом: апгрейд провинциального цирка

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 14. «АиФ-Урал» 01/04/2020

«Сегодня очень важно не попасться в ловушку развлекухи, что часто бывает в наше время», – говорит директор Нижнетагильского государственного цирка Руслан Марчевский.

ДОСЬЕ
Руслан Марчевский родился в Кисловодске, в цирковой семье. В 1992 году был зачислен в клоунскую группу «Марчелино» и с тех пор выступал на манеже, в том числе исполнял главные роли в цирковых спектаклях. Овладел многими цирковыми жанрами. В 2000 году окончил с отличием Екатеринбургский государственный театральный институт по специальности актёр театра и кино. В 2006 году стал лауреатом Первого Всемирного фестиваля клоунов в Екатеринбурге. в 2015 году назначен директором Нижнетагильского цирка.

Лучший провинциальный цирк

– Руслан, вам приписывают поднятие провинциального цирка до уровня лучшего в стране.

– Врут, не верьте. А если серьёзно, то мы один из немногих цирков, который открылся после капитального ремонта, вовремя и полноценно, без больших недоделок, «недомазанностей». Хотя не скрою, это было непросто. При этом мы проводили настолько скрупулёзный ремонт, что многие считали, что мы построили цирк заново. Это на самом деле недалеко от действительности, поскольку старое здание было раздето догола – до бетона, но и бетон был потрескавшийся, куча трещин и дырок (только в куполе мы их насчитали 57). Всё это проклеивалось, промазывалось. Цирк тёк, бежал, гнил многие годы. Так что да, мы практически отстроили его заново.  

– Когда говорят, что в сегодняшнем Нижнетагильском цирке множество нововведений, что имеется в виду?

– Их так много! Это и пятиступенчатая фильтрация воды, и автопоилки в конюшнях, и диспетчеризация «умный дом», и авторские кресла в зрительном зале. У нас уникальная, выполненная на заказ мебель в фойе. Это принципиально, ты входишь и видишь не стандартные стулья и диваны, которые можно купить в любом магазине, а что-то особенное, всё-таки цирк – это учреждение культуры. А многие его даже называют храмом искусства.

У нас современная система звукопоглощения, световые лестницы (такого в цирках России пока ни у кого нет). Трёхзонный климат-контроль, то есть у воздушных гимнастов одна температура, у артистов в манеже – другая, а у зрителей – третья. Дело в том, что тёплый воздух поднимается наверх, поэтому воздушным гимнастам всегда душно, жарко, но стоит снизить температуру – мёрзнут артисты в манеже и зрители. То есть всегда проблема соблюсти баланс, поэтому мы решили поделить климат на три зоны – теперь никто не страдает.

Свою вентиляционную систему имеет и каждое помещение для животных. Как вы думаете, почему нельзя всех животных посадить на одну вентиляцию?

– Подозреваю, чтобы их не раздражали запахи друг друга.

– Не только, для этого достаточно просто сделать вытяжку мощнее. Подсказываю: вентиляция ещё и контролирует температуру.

– А она для каждого вида животных должна быть разной?

– Конечно! Но над этим почему-то никто никогда не задумывался. На всю закулисную часть была одна вентиляция – одним комфортно, другим жарко или, наоборот, холодно. Мы эту проблему тоже решили.

Так что нововведений у нас много. Какие-то идеи мы позаимствовали, что-то сделали исходя из своего опыта, а что-то делали после того, как я расспросил артистов разных жанров, что бы они хотели для своего удобства, чего им не хватает. Например, у нас авторские стойла, мы их разрабатывали совместно с джигитами, по их наработкам. То есть получается, что мы ремонтировали цирк, как наш общий дом, и многие приняли в этом участие.

Не дизайн, а атмосфера!

– Когда всё это было ещё в проекте, в Министерстве культуры РФ, которое финансировало капитальный ремонт, вам не сказали: «Парень, у тебя слишком амбициозные планы»?

– Когда мы поехали в министерство, у нас уже был готов дизайн-проект, который был продуктом командной работы, – каждый в него вносил свою лепту, своё видение. Но мы сразу задали направление на детство. Почему? Потому что, изучив ситуацию в городе, поняли, что именно для детей здесь почти ничего нет.

Мы многое выдумывали сами,  причём такое, чего нигде нет. В результате такой командной работы у нас сначала родилась концепция, появились эскизы, а потом под эти эскизы мы подбирали и изготавливали мебель, поэтому многие вещи у нас эксклюзивные. В результате чего у нас получился не дизайн, а атмосфера! И вишенка на торте – архитектурная подсветка цирка, которую можно прописывать, раскладывать под музыку.

Так вот. Приехали мы в минкульт с нашим дизайн-проектом для выделения необходимых финансов на ремонт, показали замминистра презентацию (которую прежде всего увидели и одобрили горожане). Он просмотрел картинки, проект музыкальной подсветки и говорит: «Условия два. Первое – вы открываетесь в ту дату, которую указали. Второе – вы делаете точь-в-точь то, что презентовали». Дело в том, что очень часто между дизайн-проектом и фактическим результатом есть разница, поскольку строители стараются всегда сэкономить. Нам выделили необходимую сумму.  

О результате проделанной работе говорят комментарии в соцсетях: «Ну правда же красота», и обсуждения, что на капитальном ремонте цирка «похоже, не воровали».  Вы знаете, нам ведь выделили почти столько же, во сколько обошлись капитальные ремонты ряда других цирков, но мы постарались за те же самые деньги сделать что-то гораздо более оригинальное, неповторимое, интересное. Главное – правильно ко всему подойти, не тратить деньги туда, куда не так необходимо. Скажем, зачем выкладывать весь подвал кафелем, когда эти средства можно направить на хорошие кресла, на световую аппаратуру, на комфортные помещения для животных? Вопрос в правильном распределении денег.

– Вы стали директором Нижнетагильского цирка в добровольно-принудительном порядке?

– Почему? Мне поступило предложение, и я его принял без особых раздумий. Другое дело, что, когда я сюда приехал и прошёл здание от подвала до чердака, когда увидел его аварийное состояние, когда понял, что ещё немного — и всё бы тут могло сгореть или могла произойти серьезная коммунальная авария – цирк эксплуатировать было опасно. К счастью, это поняли и руководство города, и руководство «Росгосцирка». И общими усилиями нам удалось убедить в этом Министерство культуры РФ. После чего мы благополучно закрылись на ремонт.

И тут я понял, что опыта в этом у меня совершенно нет, я до этого даже обои ни разу не клеил. Пришлось изучать все тонкости, я же осознавал, что подрядчики и субподрядчики в специфике капитального ремонта цирка мало что понимают. Например, почему нужно все инженерные коммуникации в слоновнике прятать? Потому что он просто все их вырвет! Причём он это сделает из любопытства и с большим удовольствием. Почему все острые углы нужно прятать? Потому что лошадь, пока идёт из конюшни на манеж, может травмироваться. И подобных мелочей много. Сейчас подобные нюансы прописаны в новом законе «О содержании животных», так что мы их, получается, предвидели.

– У вас никогда не было мысли: «Зачем я в это ввязался»?

– Никогда. Я понимал, что у нас появился шанс создать что-то новое, по-настоящему современный цирк, отвечающий всем потребностям сегодняшнего времени. Мы почти год сидели в проектантской, а потом два года – пыль, грязь, волосы в бетоне, куртки рвутся, обувь умирает. А не проследить нельзя, потому что наивно думать, что тебе построят так, как ты нарисовал.

Животные в цирке — хайп!

– Сегодня общественность выступает за то, чтобы убрать животных из цирка. У вас какое мнение на сей счёт?

– Давайте говорить прямо, в наше время общественное мнение формируется небольшой группой людей, профессионально работающей с массами и преследующей свои корыстные цели. Ко всему нужно подходить без фанатизма и со здравым смыслом.

А вообще надо разбираться. О чём идёт речь, о какой именно проблеме? Вообще о животных в цирке, о содержании животных или об отношении к ним? Давайте разделим.

Если мы договариваемся «не трогать животных», то тогда давайте откажемся от использования кожи животных, от мяса, от косметики и медицинских препаратов (показать вам фотографии в интернете, как испытывают косметику на обезьянах?). Давайте от всего откажемся! Но это будет неразумно, особенно если учесть, что человеческий организм создан для употребления мяса. Если бы мы были травоядными, наша пищеварительная система была бы устроена как у коровы. Кстати, вы видели коров на бойне? Или как выбраковку суточных цыплят утилизируют? Почему об этом никто не говорит? Потому что там крутятся большие деньги, соответственно, связываться с этим рискованно. А на теме «животные в цирке» легко словить хайп.

Теперь о содержании. Где животным комфортнее – в квартире или в вольерах?

– Очевидно в вольерах.

– Правильно. Потому что там – еда согласно ветеринарным нормативам, строгий ветеринарный контроль. Там, в конце концов, животное может пописать, когда захочет. А дома?

– Когда выгуляют.

– А кто нам дал право издеваться над мочевым пузырём животного? Или наказывать его, потому что оно пописало в доме, пока хозяина не было 10 часов.

Нетронутой природы практически не осталось

– Вы сравниваете условия дома и цирка, но не берёте в расчёт дикую природу.

– Покажите мне эту дикую природу! Что это такое? Наши леса, в которых массово вырубаются деревья, в которых браконьеры убивают, когда хотят и кого хотят, когда они отрезают медведицам лапы, чтобы продать за рубеж, обрекая медвежат на голодную смерть? Или, может быть, дикая природа там, где в национальном парке убивают ради забавы и модного селфи прекрасного льва Сесила? Или где за 20 лет вымерло 10 видов животных? В наше время нетронутой дикой природы практически не существует!

И потом вы не забывайте, откуда в цирке появляются животные. Точно не из дикой природы. Иногда оттуда в цирк попадают медвежата, у которых браконьеры убивают мать. Егеря медвежат подбирают, но сами прокормить не могут и безуспешно пытаются пристроить их в зоопарк. А артистам цирка медвежат жалко, они их забирают, проводят все обследования, делают все необходимые ветеринарные документы.  

– И что получается? Цирк спасает животных от людей, бесчинствующих в дикой природе, и сохраняет животных как в неком ковчеге?

– Получается, так. А ведь 99% животных в цирке уже рождены в неволе: либо в зоопарке, либо в том же цирке. Животное никогда не будет заниматься размножением, если ему хоть что-то мешает. Раз они размножаются, значит им хорошо, комфортно.

Для животных — игра, для детей — просвещение

– Но само слово «укрощение»…

– Уже давно никто никого не укрощает! Некогда природа была мощной и сильной, поэтому её укрощение было чем-то особенным для самолюбия человека. Люди укрощали львов, тигров, саму природу, реки поворачивали: доказывали, что человек – глава. Сегодня, к сожалению, человек везде, и с природой он может сделать что угодно, поэтому нет нужды что-то доказывать.

Наоборот, мы перешли в стадию: «Давайте попробуем сохранить». Леса, реки, поля. И цирк находится в этой истории – сохранить отдельные виды животных. Потому что дикая природа сегодня ассоциируется с вседозволенностью и уничтожением ради своих интересов. Охотникам питаться нечем? В наше время охота – это либо удовольствие, либо бизнес.

Так что в цирке не укрощают и не дрессируют. В цирке воспитывают. А воспитание – это штука своеобразная. Вы, например, видели, как тренируют детей в спортивных школах ради достижения определённых результатов? Там всё довольно жёстко. Но если ты с животным будешь обращаться грубо, оно ничего не будет делать, оно будет готово умереть, но не сделает то, на что оно не способно. Даже если ты просто постоянно обижаешь животное, оно рано или поздно ответит.

Вы, кстати, знаете, что, когда у дрессировщика появляется котёнок тигра или льва, он первое время вообще спит с ним вместе? И животное начинает воспринимать его как родителя. Если родитель с ребёнком близок, если он ему доверят, он полнее раскроется в жизни. Точно так же и с животными. И потом ни одно животное в цирке не делает ничего такого, что ему не свойственно, что выходит за рамки его физических возможностей. Медведи на манеже крутят лапами различные предметы (этот жанр называется «антипод») – но они в лесу так играют, и на задних лапах они в лесу ходят. Поэтому дрессировщики первое время смотрят, что животному нравится делать, и потом используют это для игры, потому что всё, что делает животное в манеже, – для него игра.

Конечно, как и во всех сферах нашей жизни, в семье не без урода. Встречаются отдельные и врачи, и полицейские, и служители культа, вокруг которых случаются скандалы. Так что теперь, все эти отрасли закрыть? Давайте всё-таки руководствоваться здравым смыслом и, не закрывая глаза на вопиющие случаи, максимально улучшать жизнь животных.

– И не надо забывать, что цирк – это не только (и, может быть, не столько) развлечение, это ещё и воспитание, просвещение.

– В чем оно состоит?

– Начнём с того, что в цирке дети знакомятся со многими животными, не у каждого же есть возможность поехать, например, в сафари-парк. Кроме того, когда ребёнок видит, как собака крутит сальто, как медведь разгадывает головоломки, как кошка задними лапами крутит шарики и так далее,  он, скорее всего, не пнёт животное, а задумается: если животное умеет делать то, что не умеет человек, может, оно не бездушный кусок мяса, а разумное существо? Скорее всего, те подростки, которые творят с животными жуткие вещи, привыкли видеть только мёртвых животных в виде еды и мало с ними общались.

Давайте опираться на здравый смысл и вместо того, чтобы фанатично требовать убрать животных из цирка, будем бережнее к ним относиться в нашей жизни. Не будем убивать их ради удовольствия, ради шуб, которым лёгкая промышленность давно нашла замену. Раньше шубами спасались от холода, сегодня это показуха. И в том, чтобы убивать шиншилл ради шубы, которая всё равно тебя не согреет, здравого смысла мало.

Цирк VS компьютерные игры

– Цирковые программы должны совершенствоваться, чтобы быть успешными, или это вид искусства, основанный на традициях?

–  Цирк – это синтез традиций и новшеств. С одной стороны, безусловно, есть традиции, с другой – мы должны следовать современным тенденциям. А успех – понятие неоднозначное. Сегодня, например, часто говорится об успехе Цирка дю Солей. Давайте разберёмся, в чём его успех? В России он успешен только в городах-миллионниках, в которых гастролирует не более двух-трёх недель раз в два года. В таких условиях любой цирк будет успешен. Дю Солей ведь не приезжает в Нижний Тагил или в Кострому, потому что там он не сможет заработать больших денег. Это же чисто бизнес-проект. А мы всё-таки часть культуры России, и мы должны выполнять свою миссию – доступность для всех слоёв населения.

– Без кого немыслим цирк, так это без ковёрного!

– Почему? Цирк сегодня соревнуется с фильмами и компьютерными играми, основная суть которых  – это погружение в дополнительную реальность. Но у фильмов нет интерактива, который есть в цирке. Это не обязательно ковёрный, это может быть ведущий или какой-либо артист. Главное, чтобы было общение, вовлечение в происходящее.

К тому же в наше время жанр клоунады несколько трансформировался. И юмор сегодня иной, поэтому многие талантливые люди с чувством юмора и уходят сегодня в стенд-ап-шоу на телевидении, тогда как раньше уходили в цирк.

Язык юмора постоянно меняется

– Восприятие юмора изменилось?

– Мы сегодня разговариваем другим языком. Допустим, старые фильмы о Великой Отечественной войне молодому поколению трудно понять, там другой язык, понятный людям, жившим в то время, с другими ценностями. А молодежь живёт в другом мире, в другом ритме, в другой атмосфере. И поэтому  об очень важных вещах – о сохранении памяти и об уважении к подвигу наших дедов и прадедов – нужно разговаривать понятным им языком. Скажем, потрясающий фильм «Мы из будущего» – там и мысль есть, и язык современный, который молодёжь понимает. Для нас же самое важное, чтобы молодые люди помнили и уважали то, что сделали прадеды. А каким языком с ними говорить – это не столь важно. Но тут очень важно не попасться в ловушку развлекухи, что часто бывает в наше время.

И цирк – это не развлекуха, это часть культуры. А культура – это всегда идея, просвещение, воспитание. И конечно же красота. Поэтому зритель, придя в цирк, должен увидеть красоту во всём – красивое здание, яркие краски, он должен испытать светлые эмоции. И те ребятишки, которые, может быть, волей судьбы находятся в тяжёлых жизненных обстоятельствах, должны понять, что нельзя скисать и отчаиваться, что те обстоятельства, в которые они попали – это не предел, что человеческие возможности гораздо больше, что мир гораздо шире.

Культура даёт мотивацию вырваться из негатива жизни. Что формирует спорт? Мышцы и характер. А внутренний мир формирует наука и культура. Поэтому в Советском Союзе так внимательно и относились к культуре. ДК были в каждой деревне, чтобы люди не деградировали, чтобы у них были положительные эмоции, которые, в конце концов, положительно сказывались бы на производительности труда. Многие разумно было устроено в то время.

Оставить комментарий (0)

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах