71101

Время звать батюшку. Отец Илия — о поддержке COVID-пациентов в реанимации

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 50. «АиФ-Урал» 09/12/2020
Отец Илия служит в храме и в «красной зоне».
Отец Илия служит в храме и в «красной зоне». © / приход во имя святителя Иннокентия / «АиФ-Урал»

 Об отчаянии и страхе заболеть, а также необходимости духовной поддержки болеющих  рассказывает настоятель храма во имя святителя Иннокентия, митрополита Московского, иерей Илия Александров.

Священники «в зоне доступа»

– Отец Илия, признаться, была удивлена, что священники получили разрешение на посещение больных в «красных зонах». 

– По большому счёту на федеральном уровне законодательно закреплено право пациента просить о посещении его священником, причём в любом отделении, включая реанимационное. И люди этим правом пользовались ещё до пандемии. Не скажу, что всё было просто, порой приходилось решать этот вопрос, лично общаясь с заведующими отделениями, главными врачами больниц.

В первую волну коронавирусной инфекции была некая растерянность – люди просто не знали, что делать, как действовать, вопросы посещения больных священниками чаще всего отдавались на усмотрение лечащих врачей, врачей, работающих в ковидных госпиталях. Сейчас, во вторую волну, когда наработан определённый опыт, можно сказать, что практика посещения священником пациентов с коронавирусной инфекцией в больницах отработана.

Фото: «АиФ-Урал»/ из личного архива

Кроме того, своим правом стали активно пользоваться и пациенты, которые очень нуждаются в духовной поддержке. Ведь многие люди несколько месяцев не только в храм не могли прийти, но и выйти из дома не имели возможности.

Можно сказать, что мы отвечаем на запрос – приходим туда, куда нас зовут. Другое дело, что если прийти домой к больному, который лечится амбулаторно, труда не составляет, то посещение пациента в стационаре требует одобрения заведующего отделением. То есть алгоритм таков: пациент обращается к заведующему отделением (как вариант через своего лечащего врача) и получает от него разрешение на визит священника.

– Каким правилам вы следуете, посещая пациентов COVID-госпиталей?

– Всем без исключения санитарно-эпи­де­мио­ло­ги­чес­ким требованиям, которые предъявляются к тем, кто заходит в «красную зону». Сотрудники больницы помогают нам надеть одноразовый защитный костюм – комбинезон, маску, очки, бахилы, перчатки. Только полностью экипировавшись, мы получаем доступ в палату к больному.

Понимаете, люди чувствуют потребность в том, чего оказались лишены из-за болезни: потребность в богослужении, совместной молитве, приобщении к таинствам исповеди, причастия,  соборования.

Хотя знаю, что многие пациенты, даже желая встретиться со священником, стесняются его пригласить – зная о том, насколько эта инфекция заразна, боятся нас заразить. На это я могу сказать только одно – лечащего врача и медицинский персонал больницы пациенты же не опасаются заразить, они просто об этом не думают, поскольку врачи помогают им справиться с болезнью. Так вот, священник – это тоже врач, исцеляющий душу. И, главное, мы готовы посещать людей в зараженных зонах, поэтому не нужно испытывать страх, неуверенность, стеснение. Чувствуете потребность в общении со священником – проявляйте инициативу.

Утешение «работает»?

– В чём вы видите главную свою миссию?

– В утешении. Приобщение к таинствам, совместная молитва – это утешение. Мне кажется, это достаточный аргумент для тех, кто ищет в наших действиях рациональное зерно. Утешение как минимум позволяет человеку выбраться из состояния уныния, не допустить в сердце депрессию, которая уже на пороге и в него стучится.

Вы же понимаете, мало того что человек болен, плохо себя чувствует, он испытывает тревогу, страх за своё здоровье, за свою жизнь, поскольку находится под влиянием негативного информационного потока. А вынужденно попадая в больницу, он оказывается оторванным от близких людей, от стен, которые помогают. Поэтому, конечно, пациенты ковидных госпиталей (как, впрочем, и других отделений больниц) нуждаются в утешении. 

Утешение позволяет человеку выбраться из состояния уныния, не допустить в сердце депрессию, которая уже на пороге и в него стучится».

Тем более те, которые ещё до пандемии привыкли еженедельно получать его в храме.
Никто же не будет спорить с тем, что выздоровление зависит в том числе и от внутреннего настроя человека, от состояния его души. Так что утешение работает, уверен, это понимают и врачи, поэтому с их стороны и нет препятствий к посещению нами больных с коронавирусной инфекцией.

Хотя по большому счёту сегодня все нуждаются в утешении. Люди живут в атмосфере повышенной тревожности, они живут в страхе, говорят о страхе. И нам с этими стра­хами приходится работать, хотя это не прямая работа священника. А что делать? Пока больше некому. Ссылаясь на слова Священного Писания «там, где есть страх, нет места любви», мы говорим о том, что не нужно паниковать, нужно сделать шаг назад, успокоиться, довериться Богу, доверить Ему в том числе и наши слабости.

И не нужно бояться быть слабым, быть больным – по-человечески этот страх объясним, но та паника, которая охватывает всё больше и больше людей, не поможет в данной ситуации, а только усугубит её. Поэтому сегодня просто нужно жить, сохраняя спокойствие, делать с любовью всё то же, что делали раньше, и проявлять внимание к близким, особенно к тем, кто вынужденно находится на самоизоляции. Лишний раз позвонить родителям ведь не сложно, правда?

Хотя, конечно, в утешении людей слов недостаточно, здесь нужен религиозный опыт – евхаристия, причастие позволяют человеку достичь того обожения, о котором нам говорят святые отцы. Это понятно людям, которые приобщались святых Христовых таинств до пандемии и осознают их значение и цель. Но мы готовы объяснить это (в том числе приехав в больницу) и тем, кто ни разу не причащался.

«Антимасочников не переубеждаю»

– Отец Илия, я знаю, что дома у вас в полном смысле слова семеро по лавкам.

– Да, у меня семь детей.

– Служение в «красной зоне» – это определённый риск. Вы это сознаёте? Идя на этот риск, вы советовались с матушкой?

– Я думаю, риск не больше, чем у тех врачей, которые там работают. Поэтому о каких-то сверхвозможностях речь не идёт, я не вижу особых условий, которые бы позволяли выделять нас, священников, посещающих пациентов с коронавирусной инфекцией, среди всех тех, кто так или иначе причастен к помощи людям в условиях пандемии. А что касается супруги, то да, я её предупреждаю, что иду к ковид-поло­жи­тельному прихожанину, буду его исповедовать и причащать. И ни разу не было такого, чтобы она попыталась ограничить меня в общении с другими членами семьи. Так что это наша обыденная служба, которая заключается в помощи людям.

Фото: «АиФ-Урал»/ приход во имя святителя Иннокентия

– В мирской жизни есть поговорка: на бога надейся, но сам не плошай. Какие меры профилактики коронавирусной инфекции соблюдаете вы?

– В нашем храме неукоснительно соблюдаются все санитарно-эпидемио­ло­гичес­кие требования и рекомендации. А дома… Дети у нас учатся дистанционно, находятся дома. В магазин у нас ходят только старшие, в этом случае они, безусловно, надевают маски. Руки моем регулярно, в случае необходимости пользуемся антисептиками, при появлении у кого-то признаков ОРВИ обращаемся за медицинской помощью – обычные меры профилактики, ничего сверхъестественного.

– Вы наверняка знаете, что до сих пор проявляют активность антимасочники…

– Да, они есть даже среди моих друзей. Но, честно говоря, я избегаю споров на эту тему. Я их жалею, но продолжаю вести себя с ними так же, как обычно. Считаю, что сейчас время очень сильного разобщения, в том числе и по этим вопросам, поэтому не стоит это разобщение ещё больше усугублять, пытаясь кого-то в чём-то переубеждать, для этого есть другие люди – специалисты. Разные взгляды – это не повод для ссор. В любой ситуации нужно оставаться людьми.

Оставить комментарий (0)

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах