Примерное время чтения: 4 минуты
251

Директор Дендропарка рассказала, как сохранить экологический каркас города

Светлана Раскостова, руководитель екатеринбургского «Дендрологического парка», рассказывает о том, как инвесторы и промышленники могут восстанавливать зеленые зоны, не отказываясь от собственных бизнес-планов.

Недавно мы консультировали представителей Магнитогорского металлургического комбината — там благоустраивают 40 га земли с помощью парковых зон и оранжерей, в том числе бывшие промплощадки.

Работаем мы не со всеми.

Есть случаи, когда восстановительные мероприятия не смогут компенсировать понесенный ущерб. Мы считаем, что на месте предполагаемого строительства терм «Баден-Баден» у озера Шарташ лучше выполнить озеленение. Шарташский лесопарк — пространство, где необходимо восстанавливать многие растения, занесенные в Красную книгу Свердловской области. Возможности у нас есть. Такая программа потребует денег, но о финансировании можно договориться с социально ответственными предпринимателями.

Сейчас, например, мы посоветовали обратиться в Институт экологии растений и животных УрО РАН компании, которая собирается возводить «Екатеринбургский транспортный терминал» рядом со станцией Аппаратная — неподалеку от Шарташского лесопарка. При грамотном подходе там можно озеленить до 50 га территории комплекса, который будет принимать железнодорожные составы. Например, высадить по периметру лесозащитные полосы из деревьев и кустарников, а внутри — чтобы восстановить природный баланс — растения, характерные именно для этой местности. Собственники готовы это сделать. В порядке благотворительности они согласились профинансировать программу реновации шарташской лесопарковой зоны — предварительно мы такой вариант уже обсудили.

Фото: АиФ/ Татьяна Кайнова

Компания прошла все предусмотренные законодательством экспертизы для возведения терминала, но ее руководители согласны на дополнительные консультации со специалистами-экологами, чтобы учесть их рекомендации.

Это важно, потому что с улиц Екатеринбурга постепенно исчезают деревья — в этом легко убедиться, если пройтись по центру города, например, от «Пассажа», возле которого раньше был зеленый скверик, а теперь — одинокие березки в ящиках, до Вечного огня, где не стало парка с лиственными и хвойными деревьями. Дальше по Татищева — или голый асфальт или в лучшем случае клумбы. За счет вырубленных тополей расширяют тротуары и парковки перед магазинами.

Почему это происходит?

Многие деревья доживают свой век — их посадили или перед войной, или после победы. Тогда им ничего не мешало расти, а сейчас вокруг — громоздкая коммунальная инфраструктура, фонари, трубы, электрические сети. Получается — или мы убираем аварийное дерево заранее, или его свалит ветром. Особенно это касается тополей. Растет тополь быстро — от двух до двух с половиной метров в год, создает хорошую биомассу и выделяет много кислорода.

Но интенсивный рост делает его древесину хрупкой — при падении такой 70–80-летний гигант может кого-нибудь покалечить.

В парке Зеленая роща, где проводили реновацию, вызвавшую недовольство местных жителей, я насчитала 220 старых деревьев, которые желательно вырубить. Делать этого пока не стали, чтобы не провоцировать конфликт с общественностью, но по большому счету это неправильно.

Отжившие деревья нужно убирать и высаживать молодые.

Специалисты из европейских стран и Китая, где тоже озаботились экологическими проблемами, дают нам рекомендации, как восстанавливать экологический каркас местности. Есть множество уже реализованных проектов, когда промплощадки становятся зелеными зонами.

Но это не так просто, как может показаться. Помните рассказ Рэя Брэдбери о бабочке, раздавленной путешественниками во времени? Вернувшись, они увидели, что мир катастрофически изменился. Ученые, изучавшие состояние атмосферы, пришли к выводу, что Брэдбери был недалек от истины — даже незначительные отклонения от исходных параметров могут привести к непредсказуемым последствиям.

В России бабочка стала причиной экологической катастрофы. При подготовке к сочинской Олимпиаде строители дороги на Красную Поляну вырубили 23 га самшита колхидского. Взамен высадили другой вид — шарообразный самшит вечнозеленый. Саженцы привезли из Италии вместе с гусеницами бабочки-вредителя — самшитовой огневки. Специалисты предупреждали, что посадочный материал надо сжечь, но такое решение посчитали чересчур радикальным. Обработанные пестицидами деревья посадили в почву, но такой меры оказалось недостаточно.

За несколько лет быстро размножившиеся гусеницы уничтожили реликтовые самшитовые леса в Краснодарском крае.

Это случай, когда необдуманные действия привели к печальным последствиям, хотя намерения были добрые.

Не пренебрегайте мнением специалистов, если решите спасать природу. Мы рядом и всегда готовы дать совет.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах