6179

На что способны вороны – одни из самых интеллектуальных птиц?

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 28. «АиФ-Урал» 14/07/2021 Сюжет РУБРИКА: «Зверьё моё»

На что способны вороны – одни из самых интеллектуальных птиц? Об этом рассказывает орнитолог, кандидат биологических наук, ведущий специалист по музейно-обра­зова­тель­ной деятельности Музея истории Екатеринбурга Нина Садыкова.

Крепкие союзы

– Нина, наблюдая за воронами, кажется, что они… человекообразные. Они самые умные из птиц?

– Действительно, врановые, наравне с попугаями, одни из самых интеллектуальных птиц. А в чём-то они попугаев даже превосходят, например, в решении сложных задач, требующих обучения. Врановые способны к обучению, в том числе через подражание. В их среде есть сложные социальные связи, сложная иерархия. В большой стае вороны индивидуально между собой знакомы, узнают друг друга. На самом деле, их социальные связи ещё недостаточно изучены, но известно, что у них происходит сложное общение друг с другом, между группировками, между семьями, внутри семей. В том, что касается поведения, врановые – это одна из самых интересных групп птиц.

– В семейных отношениях они моногамны?

– Да. Причём у многих птиц моногамия ограничивается одним сезоном размножения: образовали пару, вывели птенцов, полетели зимовать, а на следующий сезон пары формируются заново. У ворон же это многолетние, а часто и пожизненные союзы. Интересно, что иногда птенцы предыдущего сезона держатся вблизи родителей вплоть до следующей весны, хотя вполне способны к самостоятельной жизни всего через 2–3 недели после вылета из гнезда. Нельзя сказать, что они участвуют в воспитании младшего поколения, но, по крайней мере зимой, семейная группа держится вместе.

– Высокий уровень интеллекта даёт им преимущество в общении с другими видами птиц?

– Конечно, интеллект вообще даёт преимущество. Вороны всеядны, и существенную часть их питания в естественных условиях, в природе, как минимум в летний период, составляют яйца и птенцы других птиц. Можно сказать, что часть года они специализируются на разорении гнезд. Но ведь птицы свои гнёзда прячут и защищают, и чтобы их найти, нужно иметь немалую сноровку и ум. Так вот, вороны, бывает, разыгрывают сложную комбинацию, чтобы добиться цели. К примеру, одна ворона отвлекает птицу, а другая в это время ворует яйца.

Санитары города

– Вороны отличаются агрессивностью? Им, скажем, ставят в вину трупики голубей, которые то и дело обнаруживаются в городе, причём в немалом количестве.

– Нельзя сказать, что они отличаются агрессивностью, и вряд ли они охотятся на взрослых голубей. Они, скорее, выступают как санитары города. Больная, слабая птица – хорошая пожива для ворон, мимо они, конечно, не пройдут. Но нельзя сказать, что они являются причиной появления большого количества трупов голубей.

– Если сравнивать пользу и вред от ворон, то какая чаша перевешивает?

– Пользы и вреда для кого? Если для человека, то тут тоже надо смотреть с точки зрения хозяйственных сфер. Безусловно, есть плюсы и минусы. Я, например, склоняюсь к тому, что плюсов больше, но это соотношение может измениться в другую сторону, если ворон становится слишком много. Впрочем, это касается любого вида: одного вида может стать слишком много, и тогда возникает вопрос регулирования численности.

Издавана охотники воспринимают ворон как злостного конкурента, как это было и с другими хищниками, например, с волками.
Но в общем и целом плюсов больше. Вороны, например, являются потребителями и переработчиками массы пищевых отходов (если в этом отношении выбирать между воронами и крысами, я, например, выбираю ворон). Они, повторюсь, всеядны и являются концевым компонентом в пищевых цепочках – такие существа обычно весьма эффективны в плане утилизации пищевых отходов и излишков. Кроме того, вороны – регуляторы численности голубей и других синантропных видов, которые, как известно, при массовом бесконтрольном размножении способны нанести значительный ущерб и являются потенциальными переносчиками множества инфекций.

– А минусы?

– Они проявляются, например, в охотничьем хозяйстве. В городе вороны находятся в условиях избытка пищевых ресурсов, что даёт им возможность благополучно переживать зиму. Летом эти же вороны подаются в леса, где разоряют гнёзда, в том числе уток и другой водоплавающей дичи, за что традиционно и считаются вредителями в охотничьих хозяйствах. Иными словами, если ворон становится много, пернатой дичи становится меньше. Издавна охотники воспринимают ворон как злостного конкурента, как это было и с другими распространенными хищниками, например, с волками.

Вообще, вороны – факультативно синантропные птицы. В городах, конечно, их много, но они с таким же успехом, столь же благополучно живут и вдали от человеческого жилья.

– В Кремле вынуждены держать ястребов как своего рода противовоздушную оборону против ворон. У нас пару лет назад вороны пробрались в часовую башню мэрии к микрофонам курантов, в результате чего они каркали на всю площадь…

– Да-да, с воронами связана масса интересных историй. Они иногда, действительно, делают интересные, но пакостные вещи, которые становятся проблемой, требующей решения. Да, их разгоняют с помощью ястребов, например, а над аэропортами их разгоняют с помощью звуковых «пугалок», которые, правда, действуют очень недолго, – вороны к ним быстро привыкают. Но, на самом деле, кардинально проблема их пакостей нигде не решена.

Мне очень нравится история, как в одном из городов, в парке, ворон приучили в обмен на вкусняшки собирать и чуть ли не сортировать определенный мусор. Это пока единичные примеры, но перспектива использования их интеллектуальных способностей в определённых мирных целях весьма привлекательна.

Чужие чувства

– Истории о нападении ворон на людей имеют под собой основание или это у страха глаза велики?

– Скорее, у страха глаза велики. Но, вообще, да, вороны способны к координации и к сложным коллективным действиям. Например, мне известен случай, когда вороны атаковали стеклянное покрытие ангара, который до остекления стоял непокрытым и они привыкли в нём ночевать. Они массово, коллективно приносили камни и целенаправленно разбивали эту стеклянную крышу.
Известно также, что они могут нападать на кошек, изгонять их. В том числе они могут затравить кошку до смерти. Но это происходит в основном тогда, когда кошка забредает на территорию гнездящейся вороны, то есть в ситуации, когда кошка является потенциальной угрозой. Проявлять же агрессию в отношении того, кто им не угрожает, воронам не так уж свойственно.

– Кстати, о кошках. Мой кот дружит с вороной. Она регулярно прилетает на козырёк подъезда, каркает, он выходит через окно на улицу, и они вместе уходят в скверик. Если бы сама не видела, нипочём бы не поверила.

– Это возможно именно потому, что они оба очень умные существа. В межвидовом общении нет ничего удивительного, как нет ничего странного в их взаимной симпатии. Да, в какой-то ситуации они могли оказаться смертельными врагами, но это не обязательно. Кошки с собаками ведь тоже часто уживаются. Что сыграло свою роль в их отношениях, в какой момент они оказались друг другу интересны и взаимополезны? Сложно сказать. Но нельзя сказать, что в этом есть что-то удивительное и невозможное. Почему бы нет? В конце концов, вороны часто что-то делают просто из интереса. Вот, например, их катание по крышам на пластиковых крышечках – это просто игра. Вороны достаточно умны, чтобы просто играть! И получать от этого удовольствие.

– Имеется ли мировой опыт глубокого исследования интеллекта ворон?

– Врановые – один из самых популярных объектов изучения поведения птиц. В поле зрения учёных попали, например, новокаледонские вороны (это другой вид, хотя и близкий серым и чёрным воронам), как птицы, освоившие сложную орудийную деятельность. Они изготавливают и используют сложные орудия, специальные крючки для вытаскивания личинок из-под коры. То есть они ещё умнее, чем все остальные вороны. Для наблюдения за этими воронами организованы научные базы, и многое в поведении птиц, в их нейрофизиологии изучено на новокаледонских воронах.

Что же касается синантропных ворон, то тут речь идёт, скорее, о массе отдельных локальных наблюдений и исследований. Я даже не уверена, что есть какая-то обобщающая книга, в которую включено всё, что известно о поведении ворон. И это при том, что они издавна интересуют множество учёных и им посвящены тысячи научных статей. При кажущейся изученности тут есть чем заниматься. В биологии вообще, и в орнитологии в частности непочатый край интересных тем.
Кстати, в Австрии не так давно проводилось исследование, в результате которого у воронов была подтверждена способность к эмпатии. То есть выяснилось, что они способны к сопереживанию, к пониманию чужих чувств. Вороны способны сопереживать собратьям, в частности, партнёру в паре.

– Как люди!

– А никакой принципиальной границы между животным миром и человеком нет. Способности людей так или иначе присутствуют и у животных, в том числе и у птиц.

Оставить комментарий (2)

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах