Примерное время чтения: 10 минут
1238

Вывози семью! Одесский священник с девятью детьми нашёл приют на Урале

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 15. «АиФ-Урал» 12/04/2023
Отец Иоанн, матушка Евгения и: Никон (18 лет), Кирилл (17 лет), Никита (16 лет), Маша (12 лет), Рома (11 лет), Ева (9 лет), Ксюша (6 лет), Лера (4 года) и самая младшая – полуторагодовалая Ангелина.
Отец Иоанн, матушка Евгения и: Никон (18 лет), Кирилл (17 лет), Никита (16 лет), Маша (12 лет), Рома (11 лет), Ева (9 лет), Ксюша (6 лет), Лера (4 года) и самая младшая – полуторагодовалая Ангелина. Из личного архива

Неподалёку от Одесской духовной семинарии стоит маяк, гул которого надолго сохраняется в памяти выпускников. Настоятель храма По­крова Пресвятой Богородицы посёлка Октябрьский Иоанн Виницкий не исключение. Скоро будет ровно год, как он вывез семью – жену и девять ребятишек – из Одесской волости в Россию и по воле Божьей оказался на Среднем Урале.

Отец благословил

Бабушка, когда Иван приезжал к ней в Николаевку на каникулы из Рени (город в Одесской области.Ред.), всегда брала внука с собой в церковь. Она ещё и просфоры пекла на весь приход. А дед-фронтовик, которого до самых последних дней жизни мучил блуждающий осколок (его не смогли извлечь после ранения), однажды сказал серьёзно: «Бог есть!» То есть зёрна веры были посеяны ещё в раннем детстве, и всё же окном в церковь для Ивана стал пример брата. «Андрей пришёл в церковь вслед за другом и пытался поделиться этой благостью с нами, – рассказывает отец Иоанн. – Я видел, как он звонил в колокола собора, как отдавал себя церкви. Мы вместе молились, пели колядки о Христе… Но всё же я поначалу ленился. До сих пор помню, как он позвал меня на литургию, а я лежу на кровати: «Спать хочу!» Он вздохнул тяжко и пошёл один. Истинное воцерковление пришло, когда мне было 15 лет, а до того это было скорее движение совести, следование примеру брата».

После восьмого класса Иван переехал в Белгород-Днестровский, талантливый парень продолжил учёбу в экономическом классе лицея. В городе было множество старинных храмов, в крохотной греческой церкви Иван нёс первое серьёзное по­слушание – пел на клиросе. Получив аттестат, легко поступил на матмех Одесского университета, но со второго курса подающий надежды студент решил уйти в духовную семинарию.

Паломничество по святым местам. Фото: Из личного архива

«Брат поступил в духовную семинарию после окончания медицинского училища, к его решению мама отнеслась спокойно, а вот к моему… – рассказывает отец Иоанн. – Она волевая, в семье всем рулила и пыталась устроить нашу участь. Настаивала, чтобы я сначала получил диплом университета, а потом «иди, куда хочешь». Но разве это могло меня остановить? Брат всегда был смиренным, он мог маму по­слушать, а я нет. Уже когда мама старенькая стала, было её жаль, и я перестал прекословить». Благословение Иван взял у отца: будучи человеком мягким, тот сына перекрестил.

Решение поступить в Одесскую духовную семинарию, кстати, не было спонтанным. Дважды, с перерывом в год, Иван ходил за советом к извест­ному старцу, и дважды тот благословлял, приговаривая одно и то же: «Профессора-безбожники в ад идут». «К этому старцу тысячи паломников приходили, ну не мог же он меня запомнить, – говорит отец Иоанн. – Значит, этот ответ Бог ему на сердце положил». Так, пойдя на «свет маяка», Иван стал семинаристом.

«Может, всё же в монастырь?»

Всякий раз возвращаясь из родительского дома с каникул в семинарию, Иван радостно вздыхал: «Домой вернулся!». Он даже всерьёз думал о том, чтобы пойти после семинарии в монастырь. «Но не решился. Понял, что не дорос я до монастыря, – рассказывает отец Иоанн. – Хотя и потом к этим мыслям возвращался. Матушка (смеётся. – Ред.) мне до сих пор это припоминает».

Матушка Евгения планировала троих детей, батюшка – пятерых. Но Бог дал суммарный план перевыполнить. «Это отец Никон виноват, – смеётся отец Иоанн. – Он всегда семьи наставлял: было бы больше детей, легче было бы перед Богом отвечать».
Ещё бы. Он уже Евгении сделал предложение, съездили в Киев, вернулись из паломничества, а жених такой: «Может, мне всё же в монастырь пойти?». Невеста, понятно, в шоке. Регистрация брака, обручение, венчание, конечно, случились. Душевную свадьбу играли два дня – в деревне бабушек с той и другой стороны, хор семинаристов и гости пели духовные и народные песни.

«Вообще, он на мне женился, потому что других претенденток разобрали», – смеётся матушка Евгения. «Неправда! Я молился у иконы Божьей Матери «Троеручица», чтоб невесту мне направила», – парирует отец Иоанн. И рассказывает, что, действительно, были другие «претендентки» с регентского отделения, к которым он хотел подойти – поговорить. Пока собирался с духом, выяснилось, что у них есть женихи. А Евгения оказалась той самой, «направленной» невестой.

Батюшка с матушкой рассказывают, как впервые по­знакомились на свадьбе брата Андрея, как потом встречались у него в приходе, где оба пели на клиросе. «Но я повода не давал! – говорит отец Иоанн. – Я вообще не знал, как с девушками общаться. Хотя точно знал, что мне важно в будущей жене, – любовь к пению. А встречаться мы начали только после благословения». Кстати, на первом свидании Иван признался Жене: «Не могу сказать «люблю» – это нечестно будет». «Царица Александра Федоровна говорила, что любовь рождается через несколько лет взаимных скорбей и радостей», – объясняет отец Иоанн. И того и другого в их семье было в избытке. Сегодня отец Иоанн признаётся: «Матушка – это Божий дар, мой маяк среди бури».

«Вывози семью!»

В семье Виницких девять детей: старшему, Никону, 18 лет, младшей, Ангелине, – полтора годика. Вообще, матушка Евгения планировала троих, батюшка – пятерых. Но Бог дал суммарный план перевыполнить. «Это отец Никон виноват, – смеётся отец Иоанн. – Он всегда семьи наставлял: было бы больше детей, легче было бы перед Богом отвечать».

В дороге ребятишки спали буквально друг на друге. Фото: Из личного архива

Когда начались известные события, отец Иоанн служил в домовой церкви села Гвардейское Одесской области. Прихожан немного («когда чудесным образом к нам владыка приехал, встречать было не с кем – пять прихожан»), но все как одна семья. Отец Иоанн для себя решил – остаёмся здесь, что бы ни случилось. Брат же настаивал: «Не имеешь права! Вывози семью!». В поисках вразумления отец Иоанн отправился по святым местам, в том числе к могиле блаженного Ивана Петровича Жуковского. «Но ясность тогда так и не пришла, и я скорбно отошёл от его могилки, – рассказывает отец Иоанн. – Это сейчас я понимаю, что это было благословением к личной беседе с владыкой. Помню, мы поговорили, он оставил меня в кабинете, а сам куда-то вышел. Мне почему-то показалось, что помолиться… А когда вернулся, сказал: «Понимаю и поддерживаю».

В путь отправились с кумом на двух машинах, благо автомобиль Виницких смог вместить всю большую семью и поклажу. Правда, во время долгих безостановочных марш-бросков ребятишкам приходилось спать едва ли не друг на друге, с чемоданами на голове, но зато ехали все вместе, ехали в Россию. Ехали, кстати, в никуда, в России ни одной родной души, если не считать дальних-дальних род­ственников в Калининграде, у которых передохнули пару дней перед дорогой на Москву. Ночевали в монастырях, хостелах...

В дороге семье помогали волонтёры. В том числе маяком стала для Виницких семья, живущая в Китае. «Представляете, мать многодетной семьи с ребёнком-инвалидом находит в три часа ночи точку, где можно отдохнуть людям на другом краю планеты! Вот это и есть настоящее христианское жертвенное служение», – говорит отец Иоанн.

Семинарское братство

Оно и выручило. Один из однокурсников отца Иоанна, служащий в Москве, дал номер телефона митрополита Екатеринбургского и Верхотурского Евгения. «Я написал владыке по пути из Сызрани, куда мы ездили в поисках прихода для себя, – рассказывает отец Иоанн. – И он мне сразу же ответил. Я только потом сообразил, что не учёл разницы часовых поясов и бестактно написал за полночь. Мы встретились в столице, поговорили, владыка пригласил меня в Екатеринбург – осмотреться, даже билет на самолёт купил».
Разведка завершилась успешно. Ещё один автомобильный марш-бросок – и Виницкие прибыли на Урал. Сначала их тепло принял дом для паломников в монастыре на Ганиной Яме, а уже оттуда семья батюшки отправилась к месту его служения – в посёлок Октябрьский Сысертского района. С тех пор минул почти год, за это время многое в жизни наладилось: получено российское гражданство, старшие сыновья учатся в Екатеринбурге, девчонки освоились в школе, а те, что помладше, резво осваивают пространство нового дома, в который семья переехала совсем недавно. Все вместе помогают батюшке в служении, старшие дети вместе с матушкой поют на клиросе.

Местные жители к новосёлам относятся со всей душой. Соседка вон выращивает для матушки рассаду, говорит, мол, ставь теплицу. Единственное, к чему ещё не привыкли, – уральский климат. «Первый вопрос, который я задала владыке Евгению в столице: «Какая в Екатеринбурге погода?» А он мне: «Такая же, как в Москве». Я его поначалу часто вспоминала», – смеётся матушка Евгения.

Сейчас для них главное – получить адрес дому и оформить прописку. Тогда можно будет, наконец, оформить 11-летнему Ромке инвалидность. Ромка… «Это очень личное», – тихо говорит отец Иоанн. В шесть месяцев малыш перенёс менингит. Десять дней в коме. Родители неустанно молились, а врачи разводили руками. В лучшем случае. В худшем «пинали» из одной больницы в другую: какая разница, тут или там он умрёт. «Нечем мне хвалиться, кроме как Ромой, – говорит отец Иоанн. – Рома – наша награда».

…На пианино в уютном доме Виницких стоит семейная икона Божией Матери «Троеручица». Она с дня венчания свидетель всех радостей и скорбей матушки Евгении и отца Иоанна. Единст­венное, чему она никогда не была свидетелем, – отчаянье. Потому что у них есть «маяк». Скоро вся дружная семья отправится во главе с батюшкой в храм на Пасхальное богослужение. А прежде матушка по доброй традиции покрасит яйца – непременно перепелиные («они такие красивые получаются!»), приготовит пасху и напечёт куличи – никак не меньше двадцати штук.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах