aif.ru counter
6538

Хоронить не успевают? Правдивы ли слухи о перегруженных кладбищах на Урале

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 32. «АиФ-Урал» 04/08/2020
Колонн из катафалков и невероятного наплыва умерших на екатеринбургских кладбищах, вопреки слухам, всё же не отмечают
Колонн из катафалков и невероятного наплыва умерших на екатеринбургских кладбищах, вопреки слухам, всё же не отмечают © / Евгений Лобанов / «АиФ-Урал»

В начале жаркой июльской недели жителей Екатеринбурга переполошила новость о том, что возле ЦГКБ №24 стоит белый мобильный морг на базе автомобиля КамАЗ. Эта одно из тех медицинских учреждений, которые сейчас перепрофилированы на борьбу с коронавирусом.

Потом морг-КамАЗ уехал, а оперативный штаб по борьбе с коронавирусом пояснил: да, привлекали — на всякий случай. Из-за невиданной для Урала жары медики арендовали этот агрегат у судмедэкспертизы. В ЦГКБ №24 морг невелик – всего 11 мест. Решили подстраховаться, чтобы было куда складывать тела в случае необходимости. Не пригодилось.

Но получилось как в бородатом анекдоте: ложечки нашлись, а осадочек остался. По городу поползли слухи, что в Екатеринбурге умерших уже хоронить не успевают. Некоторые СМИ даже опубликовали материалы о перегруженности ритуальных служб. Так ли это на самом деле, проверили «АиФ-Урал».

Тяжкий крест гробовщика

Набираем номер одной из частных ритуальных служб. Интересуемся возможностью воспользоваться их услугами. В ответ лихая скороговорка: «Труп у вас где? Сейчас тело где находится? Если на вскрытии – то два-три дня подождать придется. У них сейчас завал работы, не успевают. Есть, конечно, вариант… Срочное вскрытие, 1500 рублей… А нет, это в прошлом году, сейчас 3500 – и в этот же день можно забрать».

Интересуемся, часто ли пользуются такой услугой, как срочное вскрытие. Отвечают, что раньше такого не было. Вот как тут не запаниковать? Поскольку частный ритуальщик все настойчивее интересуется местом пребывания тела, прекращаем телефонный разговор и идем общаться вживую.

Лесное кладбище. Аншлага не наблюдается
Лесное кладбище. Аншлага не наблюдается. Фото: Евгений Лобанов/«АиФ-Урал»

Побитая жизнью грузовая «Газель» с черной полосой на борту стоит на парковке возле одного из моргов. Очереди нет – две-три машины. Рядом курит водитель, мужчина средних лет, хмурый и уставший. «Работы? Ага, прибавилось, – отвечает он на мой вопрос. – С июля мотаюсь без отдыха. Зашиваюсь просто, заказов тьма! Как будто на кладбище распродажа».

Подежурили у Лесного кладбища. Оно самое молодое в городе, здесь еще много свободного места – большинство других работает больше на подхоронение к уже имеющимся могилам. Вроде никакой «распродажи» – ни посетители, ни местные работники никакого повышенного интереса не отмечают.

То есть, конечно, работы прибавилось – летом самый сезон могилы копать, зимой-весной земля стылая, ее долбить трудно. Да и посетителей явно больше – могилки в порядок приводят, при режиме самоизоляции посещение кладбищ запрещалось, а теперь обители вечного покоя открыты. Так что и у могилокопателей, и у тех, кто памятники изготовляет, иногда возникает аншлаг. Но колонн из катафалков и невероятного наплыва умерших все-таки не отмечают.

Без очереди

Кстати, и гроб по телефону в Екатеринбурге можно заказать быстро – хоть розовый со стразами. У гробовщиков сроки не менялись даже в разгар пандемии. И в крематории нас уверили, что в очереди к печи стоять не придется. Так есть ли проблема?

Скриншот: Яндекс

+100 умерших

За разъяснением оперативной обстановки корреспондент «АиФ-Урал» обратился к исполнительному директору ассоциации «Похоронные организации Урала»​ Дмитрию Хазову. По его словам, особого всплеска смертности среди жителей Екатеринбурга похоронщики не отмечают.

«Я не знаю, сколько сейчас лежит тело в морге, но точно знаю – как только мы его оттуда забираем, все остальное проходит в стандартном режиме. Срывов нет ни по одному вопросу, – рассказал Дмитрий. – Есть прирост умерших – если смотреть статистику по июнь, то у нас на сто смертей больше, чем в прошлом году. Но если смотреть годовую статистику, никаких особых скачков нет. В среднем за год у нас умирает 15–17 тысяч человек. А тот прирост, что есть, я связываю с жарой. Статистика показывает, что чаще всего люди умирают в январе и летом – это пики. Многие умирают от гипертонии и других болячек, не выдержав жару. А в этом году был абсолютный рекорд – 39 градусов».

Екатеринбургский крематорий. Фото: Евгений Лобанов/«АиФ-Урал»

Жалобы встреченного ранее нами водителя на рост заказов Дмитрий Хазов объясняет так: «Летом действительно больше обращений, и небольшие ритуальные конторы зашиваются. У них недостаточно собственного транспорта, и как только появляется стабильно высокий объем работы, машин начинает не хватать. Крупные компании с приличным автопарком таких проблем не испытывают. А уж крематорий у нас такой, что может вдвое больше тел, чем сейчас, сжигать. У него сейчас только четыре печи, пятая на штатном техобслуживании. Правда, количество кремаций у них действительно увеличилось».

По словам Дмитрия, слухи о невероятной загруженности ритуальных служб распускают недобросовестные похоронщики, желающие под эти «страшилки» завысить цену на свои услуги. А реальная обстановка для погребальных дел мастеров в городе вполне обычная для лета. 

Оставить комментарий (0)

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах