Примерное время чтения: 14 минут
309

По щучьему веленью. Смогут ли рыбные хозяйства накормить регион?

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 14. «АиФ-Урал» 06/04/2022

«Не собираюсь складывать деньги в рюкзаки, закапывать их или вывозить из России. Хочу вкладывать их в развитие малой родины, в развитие того места, где я пацаном купался, отдыхал, рыбачил», – говорит основатель и руководитель рыбного хозяйства деревни Паршина Богдановического района Павел Вахно.

Досье
Павел Вахно родился в Белоярском районе Свердловской области. Окончил механико-керамический техникум г. Богдановича. С 1986 года занимается бизнесом, в том числе занимался изготовлением запасных частей для автомобилей. Сегодня руководитель строительной компании. С 2010 года основатель и руководитель рыбного хозяйства деревни Паршина Богдановического района. Женат, отец четверых детей.

Сплошной альтруизм

Рада Боженко, «АиФ-Урал»: Павел Борисович, на пруду не видела рыбаков, хотя столько деревень вокруг. Им доступ сюда ограничен?

Павел Вахно: По условиям договора, заключённого с Федеральным агентством по рыболовству, наша задача – зарыблять пруд, охранять, выращивать рыбу и в конечном итоге насыщать рынок продукцией, то есть участвовать в программе обеспечения продовольственной безопасности.

К сожалению, до 2018 года, выполняя эти задачи, мы не имели твёрдой и однозначной нормативно-правовой базы позволяющей ограничивать доступ на пруд всем желающим и вылов этой же самой рыбы. Парадокс: мы зарыбляем за собственные средства, а вылавливали все. Естественно, это неблагоприятная ситуация, причём не только для нашего, но и для любого другого хозяйства. Представьте, фермер выращивает крупный рогатый скот, а потом все, кому не лень, растаскивает скотинку по домам. Понятно, что в таком случае хозяйство обречено на гибель. Только в 2018 году, спустя восемь лет, в течение которых зарыблял, охранял, выращивал и реализовывал рыбу, а по факту работал со стопроцентными убытками, законодательство изменилось в более рациональное русло. Решением Верховного суда на рыбоводных участках было запрещено рыбакам любителям свободно и без согласования с пользователем участка, вылавливать рыбу.
За этим решением суда последовали нормативно-правовые документы, которые регламентировали взаимоотношения рыбаков-любителей и пользователей рыбоводных участков, в том числе положениями статьи 6 Федерального закона от 25 декабря 2018 г. № 475-ФЗ «О любительском рыболовстве» на сегодняшний день любительское рыболовство запрещено на водных объектах, предоставленных для осуществления товарной аквакультуры (товарного рыбоводства).

В связи со всем с этим, добросовестным рыбакам любителям, предоставляется возможность безвозмездно пользоваться результатами нашей работы и рыбоводным участком, а с заядлыми браконьерами, пытающиеся построить на браконьерстве бизнес – приходится бороться в правовом поле.

Абсолютный парадокс, есть множество приезжих с разных концов страны, подчеркивающих видимый результат и выражающих благодарность за такие результаты работы, тогда как и есть множество браконьеров, которые делают абсолютно всё возможное, что дискредитировать и развалить хозяйство под разными предлогами. Делается всё же для людей и родной страны, а тебя ещё же обвиняют за твою деятельность, за твои старания и труды, подбирая самые фантастические истории о «захвате водного объекта», «ограничения прав рыбаков-любителей» и так далее.

К слову, в Свердловской области насчитывается более 18 000 рек, более 2500 озёр, на которых располагается чуть более 60 рыбоводных участков. Фактически рыбоводные хозяйства занимают от общего количества водных объектов менее 1%, тогда как нападки происходят именно на этот процент хозяйств, по очевидным в принципе причинам. Ровно как и вокруг нашего хозяйства множество водных объектов в непосредственной близости, но не тут то было…

– Несмотря на те неблагоприятные условия, вы дело не бросили?

– Не бросил. Как минимум десять лет занимался альтруизмом, а по большому счёту и сейчас продолжаю им заниматься. Объяснение одно – ненормальные такие в России есть.
Если вы думаете, что изменение в законодательстве решило проблему, то ошибаетесь. К сожалению, есть люди, которые отказываются следовать букве закона до тех пор, пока их серьёзно не накажут за нарушения.

Кто боится «ай-ай-ай»?

– Вы имеете в виду рыбаков-браконьеров?

– Конечно. Смотрите, что происходит. Мы обнаруживаем нарушителей, вызываем полицию, оформляем должным образом необходимые документы… Правда, некоторые отдельно взятые сотрудники делают всё, чтобы нам отказать в составлении протоколов об административном правонарушении, в том числе, зачастую из-за отсутствия твердой нормативно-правовой базы. Далее нарушения, которые с боем оформлены и передаются на рассмотрение в суд, часто признаются нарушениями малозначительным и выносятся рыбаку-нарушителю устные замечания. То есть пальчиком погрозят – ай-ай-ай, нехорошо – и всё.

Понятно, что большинство заядлых браконьеров этого не боятся. Поэтому у нас сегодня около 50 протоколов в полиции и примерно столько же в судах.
Правовой нигилизм создаёт кучу головных болей и проблем, а рыбоводное хозяйство как не могло развиваться качественно, надёжно и полноценно до 2018 года, так и по сей день не может.

Хотя справедливости ради надо сказать, что дело не только в браконьерах. И других проблем достаточно.

– Например?

– Начну издалека. Для понимания: есть аквакультуры пастбищные, а есть индустриальные. Индустриальная – это садковая, то есть ставятся сетчатые садковые линии, туда завозится молодь, которая выращивается на комбикормах и специальных кормовых добавках. Ловить её не надо, просто доводишь рыбу до товарного вида, поднимаешь садок и реализуешь. У нас же пастбищная аквакультура, то есть рыба, грубо говоря, живёт вольно, сама себе добывает корм. Как крупнорогатый скот пасётся, так и рыба у нас, только в роли выпаса – вода. Ведение такого хозяйства более трудоёмкое, в том числе и потому, что пастбищную рыбу необходимо выловить. И тут возникает проблема.

Фото: Из личного архива

Мы пытаемся собрать бригаду для отлова, предлагаем хорошие условия, но людей, которые хотели бы потрудиться, недостаточно. В близлежащих деревнях те, кто готов трудиться, работают на больших агропромышленных предприятиях и заняты, либо куда-то уезжают на заработки. Бригады, конечно, хоть и тяжело, но формируем, а вот о том, чтобы создать полноценное хозяйство со своим штатом сотрудников, речи не идёт, но мы прикладываем все к этому усилия.

Кроме того, у нас уже несколько десятков лет не готовят достаточное количество специалистов в области рыбоводства. Профессиональных рыбоводов в Свердловской области осталось немного, и, как правило, большинство из них уже в солидном возрасте. В 90-е годы при развале народного хозяйства были уничтожены многие отрасли, в том числе, и рыбные хозяйства. Поэтому и специалистов перестали готовить. Несколько лет пытается найти рыбовода – тщетно.

– Многие фермеры говорят о том, что главная головная боль сегодня – рынок сбыта. У вас как с этим дела обстоят?

– Это отдельная безрадостная история. Если помните, в советское время живую рыбу продавали в магазинах. Система сдачи-приёмки и реализации была отлажена. Причём ценовая политика тогда устраивала всех: производителей, торгующие организации и потребителей. Все были довольны. Сейчас специализированных магазинов, торгующих живой и свежей рыбой, почти нет, а где то и вовсе отсутствуют, за исключением, как правило, больших городов.

Реализовать живую или свежую рыбу мы можем, к примеру, на ярмарках, но для этого необходимо определённое оборудование, приобретать которое для нас, предпринимателей, очень затратно. К примеру, автомобиль со специальным прицепом для перевозки рыбы в живом или охлаждённом виде стоит порядка 10 миллионов рублей. Учитывая, что мы не имеем сверхприбыли и, строго говоря, вообще прибыли, дополнительные инвестиции неразумны.

Поэтому сегодня мы помещаем небольшое количество рыбы в садки на передержку перед реализацией, размещаем информацию и люди приезжают к нам и покупают рыбу на месте. А когда находим возможность, выезжаем один-два раза в год на ярмарки и реализуем там живую рыбу.

– Как вы оцениваете потенциал хозяйства?

– Как минимум три района – Богдановический, Камышловский и Сухоложский – мы точно можем обеспечить свежей, здоровой, вкусной рыбой.

К примеру, в 2019 году мы проводили облов и выловили 10 тонн рыбы.

Цифра недели
Около 60 рыбоводных хозяйств в области.
Все проблемы, на самом деле, решаемы, было бы желание у властей и законодателей их решить. Понимаете, все говорят: «Спасибо, вы делаете важное и нужное дело!», но как только речь заходит о реальной помощи, зачастую можно встретить игнорирование.

Многие ссылаются на законы, которые, действительно не дают им возможность пойти нам навстречу. Во многих органах государственной власти, органах местного самоуправления прекрасно понимают необходимость разрешения вопросов, которые мешают нам предпринимателям жить, работать и тем более развиваться, но во многом мешает несовершенство законодательства, которое слишком долго реагирует на моментальные потребности хозяйствующих субъектов. Необходимо добавлять в скорости принятия решений и доведения их до правоприменения.

Сплошные палки в колёса

– А вы сами пытаетесь проявить пресловутую инициативу снизу?

– Есть Совет рыбоводов Свердловской области и мы готовим обращения, в том числе, в Государственную думу, в которых просим рассмотреть ряд вопросов, которые на сегодняшний день нас интересуют. К сожалению, работа идёт в недостаточных темпах. Во всяком случае, занимаясь рыбоводством 10 лет, и как знаете говорят: «пройдя огонь, воду и медные трубы», ответы на некоторые животрепещущие вопросы так и не получены. Хочется верить, что встряска нынешнего времени заставит обратить внимание на проблемы предпринимателей, участвующих в программе обеспечения продовольственной безопасности. Мы надеемся, что наши предложения, обращения будут рассмотрены, что будут устранены все недоработки в законодательстве и оно – обновлённое – будет исполняться на местах и меры поддержки будут реализованы. Тогда рыбные хозяйства будут подниматься, развиваться и будут выполнять возложенную на них задачу. По щучьему веленью только в сказке что-то происходит.

Пока же к нам пристальное внимание только со стороны надзорных органов. Ситуация, действительно, парадоксальная. С одной стороны, президент говорит, что необходимо создать благоприятные условия для развития рыбного хозяйства, а в жизни, на местах всё складывается с точностью до наоборот – сплошные палки в колёса.

Их, конечно, тоже можно понять, так как вышеупомянутые проблемы с заядлыми браконьерами, псевдо-политиками и псевдо-общественниками приводит к некому напряжению, которое парализует работу. Некоторые особо отъявленные личности, пытаются оказывать таким образом давление.

Это знаете, есть такая новая вырабатываемая методика попыток заработка политических очков, превенций и преследование иных корыстных целей, порождаемая псевдо-общественниками псевдо-политиками и прочими схожими по духу им деятелями, которые ведут целенаправленную информационную компанию дискредитирования хозяйственной и предпринимательской деятельности, сопровождающуюся написанием и подачей жалоб во все возможные органы и учреждения, что ведёт к попыткам блокирования какой-либо деятельности и развития.

Помимо этого, осуществляются попытки давления на органы государственной власти, органы местного самоуправления, предпринимаются попытки давления, в том числе, на органы правоохранительной системы, на иные органы, проводящие профилактическую деятельность, такими псевдо-активистами.

Самое примечательное, всё это делается якобы под благими намерениями, якобы под попытками защитить ущемлённые права рыбаков-любителей, причём при поддержке тех самых заядлых браконьеров, постоянно привлекаемых к ответственности… И опять же, обмолвимся, всё это происходит именно в отношении водных объектов, где есть рыбоводные хозяйства, которых меньше процента от общего количества водных объектов в Свердловской области.

Хватает забот, но и бросить своё дело мы не можем, потому что так воспитаны. И всё-таки надеемся, что государство обратит внимание на наши проблемы и поможет нам развиваться, поскольку в нынешних условиях это особенно важно. И сейчас говорю не только о своём хозяйстве, у всех рыбоводов одинаковые проблемы.

Трофеи

– Какую рыбу вы разводите?

– Мы культивируем сазана, карпа четырёх видов, четыре вида карася, налима, щуку, белого амура, судака и толстолобика и так далее. Даже сом есть.

Фото: Из личного архива

Мы сотрудничаем с Уральским филиалом Всероссийского научно-исследовательского института рыбного хозяйства и океанографии, регулярно проводим изучение кормовой базы, воды, самой аквакультуры. Так вот, в прошлом году специалисты, в очередной раз проведя исследования, пришли к выводу, что то маточное поголовье (так называемое ремонтно-маточное стадо), которое нам удалось вырастить за 11 лет, обладает уникальными качествами. Оно очень крепкое, здоровое, производительное. А рыбная продукция – экологически чистая, здоровая и идеальна по своим вкусовым качествам.
Паршинский пруд – уникальный водоём, дар природы, у него огромный потенциал. Кроме того рыба, которая выращивается на пастбище, которая вольно ходит, более крепкая, мощная. Скажем, толстолобик, выращенный в тепловодных хозяйствах, обычно вялый, жирный, а наш такой, прямо как осётр. А карп! Специалист института, несколько десятков лет занимающийся выращиванием карповых культур, сказал, что в жизни такого не встречал – красное мясо у белой рыбы.

Обидно, что область, обладая уникальным потенциалом, его не использует. Представляете, из более чем 2500 водоёмов, пригодных для разведения рыбы, для рыбоводных хозяйств, используется всего около 60. Понимая, какие проблемы существуют в этой отрасли, какие препоны возникают, люди просто-напросто не берутся за это дело.

– Я правильно понимаю, что развитие рыбоводного хозяйства влечёт за собой и развитие окружающей территории?

– Конечно. Опять же наше хозяйство тому пример. Наша база отдыха, на которой в тёплое время года яблоку негде упасть, это в прошлом база отдыха «Автомобилист». В 90-е годы она была брошена, разворована, разрушена и порядка двадцати лет стояла в удручающем, убитом состоянии. Вопреки логике и рационализму мы эту базу приобрели, реанимировали, а по сути выстроили всё заново. И сегодня у нас – комплекс. С одной стороны, это рыбное хозяйство, а с другой – живописное, комфортное место отдыха и место встречи любителей спортивной рыбалки. Прекрасные трофеи, надо сказать, ловят. К примеру, был выловлен карп на 24 кг, сом на 12 кг, щука на 12,5 кг. У нас проводятся соревнования по рыбной ловле, в том числе областные.

Вообще, у нас с органами местного самоуправления есть идеи по развитию туризма, семейного отдыха, детского отдыха. В нынешних условиях, это еще одно важное и нужное направление. Тем более что вокруг водоёма места замечательные, леса полны живности.
К слову, мы даже неподалёку оборудовали подкормочную площадку, на неё регулярно приходят косули, кабаны, лоси, а птиц вообще не счесть сколько. Да что говорить, у нас косули, белки, зайцы и на территории базы отдыха столуются. Так что детям есть на кого посмотреть.

Словом, у нас есть реальное место, коллектив энтузиастов, желание трудиться, а вот возможности, увы, ограничены. Тем не менее мы работаем.

К счастью, у меня есть другие источники дохода, которые позволяют здесь строить, развивать и содержать. Рациональные люди говорят мне, что это альтруизм, граничащий с отсутствием рассудка. Наверное, они бы не поняли, если скажу, что я патриот. Но это так… Не собираюсь складывать деньги в рюкзаки, закапывать их или вывозить из России. Хочу вкладывать их в развитие малой родины, в развитие того места, где я пацаном купался, отдыхал, рыбачил. И видел, как потом здесь всё разваливалось, приходило в негодность… Сердце болело. Поэтому по мере возможности пытаюсь сделать что-то хорошее, не гонясь за прибылью. Так меня родители воспитали, и так, видимо, Господь устроил.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах