Примерное время чтения: 9 минут
357

Погладил собаку – и заговорил. Как на Урале работают четвероногие волонтёры

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 32. «АиФ-Урал» 09/08/2023
Дарья Кадникова учится в УрГПУ, а в свободное от учёбы время помогает детям вместе со своей собакой Джессикой
Дарья Кадникова учится в УрГПУ, а в свободное от учёбы время помогает детям вместе со своей собакой Джессикой / Дарья Попович / «АиФ-Урал»

У этих собак есть документы с гордой записью «терапевт». Они, как люди, проходят подготовку и аттестацию и только потом идут помогать. В основном, к сиротам, к пожилым, в хосписы – к тем, кому катастрофически не хватает положительных эмоций. Мохнатая лапа помощи – и человек даже в глубокой депрессии чувствует себя иначе. Помимо этого, у пёсиков много других задач, не менее важных. Подробнее - в материале ural.aif.ru.

Джессика, сидеть!

На веранде дома ребёнка – собака Мира с большими проницательными глазами. В этот день она пришла к детям. Их бросили собственные родители. От неё когда-то отказались хозяева. «Когда мой знакомый взял её от хозяев, которые от неё отказались, он увидел документ, где было написано «собака-терапевт». Человек заинтересовался: как это? Было решено: вместо того, чтобы лежать на диване, пусть лабрадор лучше развивает свои таланты. Так бывает, что люди приходят в канистерапию через своих собак», – рассказывает директор АНО социально-психологической реабилитации «Краски жизни» Марина Иванова.

Канистерапия – это одно из направлений терапии с использованием животных, в данном случае собак. Цель этого направления – развитие ребёнка или реабилитация взрослого в процессе организованного занятия с помощью специально обученной собаки. На Урале это направление многие воспринимают как нечто новое, потому что такая возможность есть далеко не в каждой организации.

Мира - лабрадор с выразительными глазами. Она сразу чувствует, кому нужна психологическая поддержка
Мира - лабрадор с выразительными глазами. Она сразу чувствует, кому нужна психологическая поддержка Фото: «АиФ-Урал»/ Дарья Попович

«Мы никого не спасаем и не лечим, – говорит Марина Иванова, – Наши питомцы – это только помощники. Для примера возьмём ребёнка с ДЦП. Наш лабрадор Мира приезжала к такому мальчику. Прямой контакт с собакой снимает спастику, расслабляет мышцы. Получается, мальчик может хоть какое-то время побыть без боли. Плюс мы включаем в наше общение упражнения на развитие. Когда родители заставляют ребёнка их делать, ему не хочется. А с собакой он не задумывается о том, что выполняет какие-то упражнение. Мы говорим: давай застегнём ей ошейник, подержим её за шлейку, выгуляем её. Мальчику кажется, что он просто играет с Мирой, а в этот момент его мышцы работают. Через положительные эмоции результат закрепляется быстрее».

На этот раз команда волонтёров приехала в учреждение для детей, оставшихся без попечения родителей. Им помогали развивать внимание, речь и ловкость. У многих из них как раз есть проблемы в этой области.

Волонтёры должны были дать ребятам творческое задание – чтобы они сами придумали игру для собак. Такие игры способствуют развитию у детей левого мозгового полушария. Маленькие подопечные стали создавать собакам полосу препятствий из подручных средств.

Когда ребята ушли по своим комнатам, мохнатые терапевты легли на веранде без сил. Их хозяева принялись собирать игрушки.

Ребёнок заговорил

Волонтёр Дарья Кадникова со шпицем Джессикой уже четыре года ездит к детям. Она начала свою волонтёрскую деятельность, когда сама ещё училась в школе. Сейчас она студентка первого курса Уральского государственного педагогического университета. «У меня всегда была склонность к эмпатии, и я должна была выплеснуть её куда-то. Поэтому и стала волонтёром, – признаётся девушка. – Один случай вдохновил меня на то, чтобы помогать другим постоянно. Я познакомилась с трёхлетним мальчиком из детского дома. Он не разговаривал, а потом вдруг заговорил! Это случилось после того, как он познакомился с моей Джесс».

«Все хотят, чтобы эта милая собачка выполнила какую-то команду. Села, легла, показала лапками «зайчика», – поясняет Марина. – Для этого ребёнку надо вспомнить команду и произнести её – вот и развитие речи. Правда, тут тоже есть один нюанс. Собаки норовят выполнить команду сами, до того, как их попросят. Они жалеют детей. Но их задача – сделать так, чтобы ребёнок проговорил: «Джессика, сидеть»! Ребята в детских учреждениях постоянно находятся в стрессе. Неудивительно, что говорят они плохо. Собака даёт ребятам то ощущение приятия, которого им так не хватает. Поэтому дети часто не запоминают, как зовут волонтëров, но при этом помнят имена собак, которые к ним приходили».

Лабрадор Лýна не только помогала детям, но и была в хосписах
Лабрадор Лýна не только помогала детям, но и была в хосписах Фото: «АиФ-Урал»/ Дарья Попович

Не думать об эмоциях

«Когда мы работаем, мы не должны зацикливаться на своих эмоциях – как же жалко этих детей! – Дарья даёт Джессике лакомство. – Надо сосредоточиться на той задаче, которая перед тобой стоит в данный момент. Например, развитие памяти у ребёнка, когда он должен вспомнить, как зовут наших питомцев. Или развитие внимания, координации: где право, где лево, если речь идёт о малышах».

Многим волонтёрам бывает непросто зайти в хоспис. Люди, которые осознают, что жить им осталось не так много, часто начинают общение с негативных моментов: мол, вы всё равно мне ничем не поможете. Но, когда собака подходит к такому человеку, с него слетает всё наносное. Да, этот пациент не вылечится, а контакт с животным не изменит его диагноз. Но на какое-то время человек почувствует себя легче – чисто психологически. Сами работники хосписов и больниц тоже нуждаются в психологической поддержке. Собаки чувствуют это и стараются уделить им внимание.

Подготовка будущих терапевтов

«Мне всё время хочется сделать для других что-то хорошее. Поэтому я стала присоединяться к проектам», – Надежда Анциферова берёт на руки свою Нежу породы цвергшнауцер – та начинает активно интересоваться фотоаппаратом.

Надежда Анциферова держит Нежу на руках. Обе устали после интенсивной работы с ребятами
Надежда Анциферова держит Нежу на руках. Обе устали после интенсивной работы с ребятами Фото: «АиФ-Урал» / Дарья Попович

Для того чтобы стать терапевтом для людей, собаки проходят серьëзную подготовку. Сначала тестирование, по результатам которого им дают рекомендацию: годится или нет. Затем – не менее 20 часов специальной подготовки и снова тестирование. Оно почти такое же, как и входное, только на этот раз собаку оценивают со всей строгостью. Подготовку могут пройти собаки любой породы. Но есть ограничение для тех собак, которые ранее проходили подготовку в качестве служебных. Они уже натренированы на защитную реакцию, и, например, определённый жест – это для них сигнал к нападению.

«В тестирование входит 20–30-минутное испытание, – рассказывает Марина. – Собаку дразнят люди, с ней тесно контактируют другие собаки. Ей насыпают корм, который нельзя съесть. Кидают игрушки, которые нельзя подбирать. К ней вплотную подъезжают люди на инвалидных колясках, подходят с костылями и ходунками. Мы же работаем не только с детьми, у нас очень много людей с ОВЗ, у которых есть различные приспособления. При собаке дерутся, кричат, за её спиной роняют металлический поднос. Открывают ей в мордочку зонт. Это испытания на стрессоустойчивость. Собака должна показать отсутствие агрессии по отношению к людям и к другим животным, отсутствие страха перед ними, как и отсутствие избыточной пищевой жадности. Иными словами, собака должна показать 100% управляемость. Вокруг может происходить ядерная война и всемирный потоп одновременно. Она должна смотреть на своего хозяина и слушать только его».

Человек тоже проходит определённую подготовку. Как минимум он должен ознакомиться с ГОСТом, который существует для такой деятельности и с этическим кодексом, которым теперь будет руководствоваться. Но при желании он может пройти более полное обучение, где его познакомят с диагнозами тех людей, с которыми ему предстоит встретиться. Этот курс длится полгода. Затем волонтёры приезжают на помощь к тем, кому это требуется. График мероприятий есть в группе благотворительной организации. Каждый выбирает себе то, что ему подходит.

Сама Марина больше всего любит приходить к малышам: там гораздо лучше видно динамику, можно отследить положительный результат. «Моя самая большая мотивация – это сами волонтёры. Костяк нашей команды – человек 15. Это люди совершенно потрясающей доброты, юмора, ответственности. Я таких раньше никогда не встречала», – признаëтся она.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах