Примерное время чтения: 10 минут
240

Право на помилование. Об альтернативе эвтаназии бездомных животных

Дарья Попович / «АиФ-Урал»

Елизавета Скорынина выходит гулять со своими собаками, взяв электрошокер. В прошлом году стая бродячих псов набросилась на её питомцев, их получилось отбить только с помощью соседей, выбежавших на подмогу. Своих собак женщине удалось вылечить, но нет гарантии, что при следующей встрече с бродячими псами кто-то успеет подоспеть на помощь. Эти стаи оккупировали частный сектор, где она живёт. Подробности читайте на ural.aif.ru.

Так кто агрессор?

Елизавета Скорынина возглавляет Центр реабилитации животных Уральского государственного аграрного университета. Она занимается «потеряшками» и «бродяжками» с 2006 года и с большим сожалением констатирует: за годы работы ничего не изменилось. Количество бродячих собак не уменьшилось, несмотря на стерилизацию. 16 мая Госдума одобрила в первом чтении законопроект, который даëт регионам право самим решать, что делать с безнадзорными животными. Если закон примут, среди разрешенных мер окажется в том числе и эвтаназия. У этой крайней меры есть как сторонники, так и противники, которые предлагают альтернативные методы решения проблемы. 

«Моя дочь Василиса как-то гуляла с другими ребятами. Кто-то из детей начал пинать котёнка в кустах. Василиса сначала попыталась объяснить сверстникам, что это плохо. Но, когда они к ней не прислушались, просто принесла котёнка домой», — рассказывает хозяйка приюта для животных «Маленькое логово» Анастасия Евдунова . Когда-то в детстве Анастасия сама приносила домой котят и щенят. Теперь на её передержке не меньше десятка животных. Чтобы те не беспокоили соседей, ей приходится оплачивать занятия с кинологам. В свои семь лет Василиса помогает маме выкармливать тяжелобольных животных и выгуливать собак.

По словам Анастасии Евдуновой, животные страдают от людской агрессии в разы чаще, чем люди – от нападения животных. «За пять лет работы я видела столько животных, искалеченных людьми! На моей практике настоящих агрессоров среди собак не так много. Чаще всего укусы – это ответ на боль, причинённую человеком. Особенно часто её причиняют дети, по незнанию или по глупости», – говорит Анастасия.

Фото: «АиФ-Урал»/ Дарья Попович

По её наблюдениям, многие современные дети напрочь лишены сочувствия к живым существам. Этому способствует стремление родителей оградить свое чадо от любых эмоциональных травм. В результате у ребёнка развивается ощущение, что больно может быть только ему. Такие дети уверены, что брошенная в собаку петарда или пинок сойдёт им с рук, и бегут жаловаться родителям, когда собака защищается.

Анастасия сокрушается: она столько раз хотела прийти в школу, где учится её дочь, чтобы показать другим ребятам кого-нибудь из искалеченных животных и поговорить с ними о сочувствии. Но родители школьников боятся, мол, это может травмировать детскую психику. Между тем это могло бы служить наглядным примером: играя с собакой, задумайся – не причиняешь ли ты ей вред? Эти моменты очевидны для взрослых, но не для детей.

Живодёры торжествуют

Власти уверяют: если законопроект примут, усыпление бродячих животных будет осуществляться гуманно. Несмотря на эти заявления, зооволонтёры встревожены: кто будет контролировать гуманность этого процесса?

Анастасия Евдунова уверена: если закон вступит в силу, он развяжет руки живодёрам. Чёрные передержки, где животных морят голодом, – явление частое. Новый закон фактически позволит таким людям делать с их беззащитными подопечными всё, что угодно.

Ситуации и сейчас бывают плачевнымм. Пример тому – пункты временного содержания животных (ПКС) в Артёмовске и Камышлове. Волонтёры неоднократно писали жалобы в местные органы власти, рассказывая о жестоком обращении с животными в этих пунктах. Очень часто туда попадают не те животные, которые несут реальную угрозу людям, а те, которых легче всего поймать. Речь идёт о старых, больных или увечных собаках. В одном из таких пунктов несколько раз отлавливали и пытались стерилизовать одну и ту же собаку, хотя на тот момент она уже была стерилизована. Тем самым ей чуть не внесли инфекцию.

Кроме того, такой закон сведёт на нет усилия неравнодушных людей, которые спасают пушистых соседей по планете. «Допустим, волонтёр бросает все дела и несётся спасать сбитую машиной собаку. Он тратит на это свои деньги, между прочим, не малые. Такому человеку не помешала бы поддержка от государства. Но если вместо этого оно будет настроено усыплять собак и кошек, то спасать их станет ещё сложнее», - говорит Анастасия.

Есть и другой момент: закон о защите животных и так не всегда исполняется на местах. Пример тому – живодёр из Екатеринбурга. Взрослый мужчина выкладывает в Сети ролики, как он издевается над своим котом. На видео лапы животного плотно зафиксированы скотчем, а мужчина заставляет кота принимать неестественные позы. Общественники забили тревогу, но  мучитель так и не был привлечён к ответственности.

Что взамен усыпления?

«С появлением закона, допускающего усыпление бездомных животных, те станут фактически бесправны», – уверена Анастасия. По её мнению, ситуация изменится в лучшую сторону, если пункты временного содержания животных будут биться за гранты на свою деятельность, доказывая свою полезность обществу. Чтобы гранты выдавались достойным людям, необходимы проверки, причём такие, которые невозможно предвидеть. Важно, чтобы эту задачу поручили именно волонтёрским организациям.

Фото: «АиФ-Урал»/ Дарья Попович

Анастасия вспоминает, как по жалобам волонтёров в камышловский пункт содержания животных приехала государственная проверка. Но было ощущение, что к визиту готовились. «Собакам насыпали корм низкого класса – вроде бы корм есть и ладно, а некоторых  подопечных вообще спрятали в карантинную зону, – говорит Анастасия. – Если бы подобную проверку осуществляли опытные волонтёры, они бы сразу заметили, что корма не хватит даже на два вольера. Я уже не говорю о том, что проверка была бы внезапной. Волонтёры – люди особого склада характера. Они не успокоились бы до тех пор, пока не увидели бы сытых и довольных собак и кошек с аккуратными швами после врачебных процедур».

Помимо приютов и передержек, жёсткому контролю должны подлежать и те, кто разводит собак и кошек и продаёт их на популярных интернет-площадках. Такие люди должны действовать строго по лицензии. В настоящее время никто таких лицензий не выдаёт.

«Помните, как одно время были популярны хаски – милые щенята с голубыми глазами? Их продавали чуть ли не на развес, – вспоминает Анастасия. – При этом продавцы умалчивали о том, что эта порода нуждается в серьёзных физических нагрузках и не подходит для содержания в квартире. В результате по городам сегодня бродят бездомные псы с тоскливыми голубыми глазами.

На Урале есть приюты, где энтузиасты пытаются адаптировать даже самых агрессивных животных к постоянной жизни с человеком. Процесс этот весьма длительный и затратный, не все готовы за него взяться. Но, кто берётся, часто добивается результата. К примеру, к Анастасии попала Кузя - собака, от работы с которой отказались даже опытные зоозащитники. Ранее Кузя покусала человека, у которого она состояла на передержке. Анастасию уговаривали усыпить агрессивное животное, но она не согласилась. После нескольких месяцев работы, Кузя вышла из клетки и – о чудо – позволила себя погладить журналисту АиФ. Раньше же к ней даже приближаться было опасно.  

Приютов, готовых работать с агрессивными собаками, в области меньше десяти, большинство из них – частные. Поддержка их деятельности могла бы уменьшить количество собачьей агрессии по отношению к человеку.

Усыпят, что дальше?

Елизавета Скорынина видит в усыплении бездомных животных крайнюю, но вынужденную меру, к которой, видимо, придётся прибегнуть.  «По старому законодательству действовала схема: отлов собаки, стерилизация, вакцинация и выпуск на прежнее место обитания, – говорит Елизавета. – После этой процедуры у животного пропадает только один инстинкт – продолжения рода. Все остальные инстинкты сохраняются. Привитые, стерилизованные, они не перестают охранять свою территорию и еду, нападая на проходящих мимо людей и животных».

Фото: «АиФ-Урал»/ Дарья Попович

По словам Елизаветы, отловленные собаки должны находиться в приютах, например, два месяца. И если за этот период им не будет найден новый или прежний хозяин, животное подлежит эвтаназии. Либо передаче в частные передержки для дальнейшего проживания там. Но ни в коем случае не выпуску обратно на улицу! Если государство не в силах обеспечить города приютами для всех бездомных собак, то другого выхода, кроме усыпления, чтобы решить кардинально эту проблему, нет.

В одном зоозащитники и волонтёры единодушны: введение чипов для всех животных поможет контролировать их численность и местонахождение. Налог на домашних питомцев тоже неплохая идея, но при условии, что плательщики были бы обеспечены чем-то полезным. Площадкой для выгула собак, например, или вакцинацией кошки.

Елизавета Скорынина рассказывает: при отправке собак из Центра реабилитации животных УрГАУ на постоянное место жительства в Финляндию срочно пришлось их чипировать – эта процедура является обязательной по законам соседней страны. Там при потере собаки её владельца находят по чипу, и визит к нему сотрудников правоохранительных органов неизбежен – после разъяснительной беседы последует штраф. Штраф за повторную утерю питомца будет ещё выше, поэтому люди боятся потерять животное и дорожат им. Такое отношение к животным вполне могло бы прижиться и на российской почве. Ведь очевидно, что чипирование домашних питомцев – путь к сокращению «бездомной популяции».

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах