Примерное время чтения: 10 минут
235

Река инкогнито. Как реабилитировать водоёмы Екатеринбурга

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 41. «АиФ-Урал» 11/10/2023
Многие замечают, что в последнее время вода в Исети стала более мутной.
Многие замечают, что в последнее время вода в Исети стала более мутной. / Дарья Попович / «АиФ-Урал»

В 2023 году в области проводятся исследования водоёмов, нуждающихся в реабилитации. Но жителей Екатеринбурга также волнует судьба водных объектов, которые находятся в черте города. Это реки Исеть и Патрушиха, озеро Шарташ и Верх-Исетский пруд. Об их состоянии на текущий момент и о том, как можно помочь их экосистемам, рассказывает доктор технических наук, заслуженный эколог РФ, академик Российской экологической академии, академик Международной академии наук экологии, безопасности жизнедеятельности профессор Александр Попов. Подробнее - в материале ural.aif.ru.

Прописать лечение

Дарья Попович, «АиФ-Урал»: – Александр Николаевич, о том, насколько загрязнена Исеть, ходят легенды. Говорят даже о рыбах-мутантах, которые якобы плавают в её водах. Что нужно сделать, чтобы реабилитировать главную водную артерию города?

Александр Попов: — Во-первых, мы можем говорить не о реабилитации Исети, а только об её ревитализации. При этом необходимо  учитывать, что Исеть в черте города – это совершенно изменённый водный объект. Назвать её рекой в полном смысле этого слова нельзя, поскольку территории водосбора в привычном понимании этого слова  здесь нет, как нет и процессов формирования  и стока, а качества воды изменены.

Реабилитировать тут нечего. А вот ревитализация — это приведение объекта в черте города в некое состояние, способствующее формированию полноценной водной экосистемы, это позволяет сформировать здоровую среду обитания.

Такую реку можно лишь ревитализировать, то есть создать приемлемые условия для её существования в городе, считает учёный.
Такую реку можно лишь ревитализировать, то есть создать приемлемые условия для её существования в городе, считает учёный. Фото: «АиФ-Урал»/ Дарья Попович

— Что можно сделать?

— Прежде всего, провести комплексное обследование состояния водного объекта, оценить все воздействующие факторы и уже после этого составить план мероприятий. В последний раз комплексным исследованием реки  я занимался в период с 1976 по 1979 годы. Больше нам работ по этой системе не давали.

Мы предлагали провести такие изыскания, в том числе и на Патрушихе, где тоже много проблем. Я озвучивал свои предложения на заседании межрайонной природоохранной прокуратуры ещё года полтора-два назад. Без исследования говорить о каких-либо реабилитирующих мероприятиях нельзя, это как если бы вы попали в больницу, но, вместо того, чтобы поставить вам диагноз,   вас стали бы сразу пичкать лекарствами. Как вам такое?

Нездоровая река

— Сегодня экоактивисты обеспокоены тем, что в самом русле Исети ведутся строительные работы. Речь идёт о стройке, которую осуществляют несколько компаний. Часть работ проходит на участке вблизи Ледовой арены. Другая — чуть дальше, вдоль улицы Чапаева. Горожане возмущены тем, что русло реки сужают, создавая огромные насыпи. Возможно, из-за этого вода стала мутной. Кроме того, рабочие вырубили деревья. Люди переживают за состояние берега и его экосистему. Один из страхов — что берег превратится в болото. Насколько обоснованны тревоги общественников?

Так теперь выглядит участок реки, где появились насыпи.
Так теперь выглядит участок реки, где появились насыпи. Фото: «АиФ-Урал»/ Дарья Попович

— Сразу скажу, что при желании  заболотить можно что угодно, а можно этого и не допустить. Но думаю, что прежде всё-таки гидрологи  просчитали последствия. А тревоги за экосистему в целом как раз обоснованны. Любое вмешательство в водоток ведёт к изменениям тех процессов, которые там происходят. Это изменения гидрологических и гидрохимических параметров. Река помутнела? Ну, если ведутся работы по отсыпке берега, это естественно

Согласно экосистемному подходу к водохозяйственной деятельности, который был разработан ещё в 80-х годах прошлого столетия Европейской экономической комиссией ООН, любое вмешательство в водосборы и акваторий требует прогноза изменения состояния водного объекта.

Поэтому не зря экологи беспокоятся! Никто в принципе  не может сказать, чем всё закончится. То есть мы не знаем, как конкретно строительные работы повлияют на экосистему реки. А она, в свою очередь, формирует среду обитания и для человека. Какая река будет это делать у нас в городе?

Скорее всего, перед тем, как производить подобные работы, никто не проводил необходимых, с экосистемных позиций, исследований и не делал прогнозов, что будет с рекой. Обмеление Исети связано  с чередой маловодных лет, в том числе и в этом году. Что касается вырубки деревьев, то речь идёт об уничтожении зелёной зоны в черте города, где на так уж и много зелени. В этом тоже нет ничего хорошего. В целом же древесные  насаждения  обычно  помогают реке,  задерживая влагу в период выпадения дождей и снеготаяния, что подписывает еë в маловодье.

Так, на одном объекте, для которого мы разрабатывали реабилитационные мероприятия, мы рекомендовали создать полосы из ивняка, чтобы защитить водоём от загрязнений, поступающих с береговой полосы, поскольку они поглощают часть биогенных элементов и ряд химических компонентов. Но и срубленные тополя тоже выполняли полезные функции. А вот будут ли застройщики садить новые деревья на месте срубленных?!

Строительные работы ведутся вдоль достаточно протяжённого участка реки, в результате этих работ её русло становится более узким. Неизвестно, как это скажется на речной экосистеме.
Строительные работы ведутся вдоль достаточно протяжённого участка реки, в результате этих работ её русло становится более узким. Неизвестно, как это скажется на речной экосистеме. Фото: «АиФ-Урал»/ Дарья Попович

— В июле 2023 года проходили конференции в рамках форума «Исеть фест». Там было озвучено, что от застройки «защищены лишь 20 метров берега от уреза воды». Говорилось, что этого категорически недостаточно, а сколько достаточно? И что нужно сделать, чтобы защитить водно-зелёную инфраструктуру в городе?

— Скорее всего, речь шла о реках, которые свободно текут в природных условиях. Там есть определенные ограничения (водоохранная зона, прибрежная полоса). В городах тоже должны быть выделены и водоохранная, и прибрежная зоны. Но, поскольку законодательство меняется и не имеет обратной силы, те объекты, которые были построены до разработки этих зон, снесены быть не могут. А чтобы защитить водно-зелёную инфраструктуру в городе, необходимо соблюдать современное природоохранное законодательство

Озеро умирает

Горожане также беспокоятся и насчёт Верх-Исетского пруда. Там тоже проводятся различные строительные работы. Как изменилось состояние этого водоёма? Что нужно сделать для защиты его экосистемы?

— Мы изучали Верх-Исесткий пруд в 2000 году и посмотрели мероприятия по его, скажем так, реабилитации. В тот период было проведено пять мероприятий и декларировалось, что проблемы водоёма решены на 85%. Мы как-то не поверили этому и попросили деньги у городских властей. Деньги нам дали, немножко. И мы добавили к этим пяти мероприятиям ещё три пункта. Оказалось, что основной источник загрязнения не столько городская территория, сколько реки Исеть и её приток Решётка.

Вообще же, водоём этот весьма сложный. Что в целом там происходит, мы не знаем. За 23 года многое изменилось. Я к чему подвожу? Необходимо комплексное исследование с определением  оптимальных реабилитационных воздействий на весь спектр влияющих факторов.  Серьёзно заниматься водоёмом нужно, а не гадать.

Экосистемы городских водоёмов остро нуждаются во внимании со стороны учёных и в своевременных мерах по предотвращению загрязнения воды.
Экосистемы городских водоёмов остро нуждаются во внимании со стороны учёных и в своевременных мерах по предотвращению загрязнения воды. Фото: «АиФ-Урал»/ Дарья Попович

Озеро Шарташ тоже достаточно грязное. Как спасти этот водоём?

— Этому озеру порядка 10 тысяч лет. Оно потихонечку пришло к концу своего существования. Это естественные процессы.

— Что мы можем сделать, чтобы хоть как-то замедлить их или не усугублять ситуацию?

— Мы ещё лет 40 назад доказали с цифрами в руках: для того чтобы привести Шарташ к параметрам рекреационного водоёма, необходимо удаление  сапропеля, которого в нём накопилось до 19 млн. м3 при объёме воды 21 млн. м3. Именно он является основной причиной его «цветения» и зарастания, поставляя биогенные вещества. Был рассчитано необходимое  и достаточное количество удаляемого сапропеля для достижения приемлемого состояния озера как рекреационного объекта.  Мероприятия на водосборе и в прибрежной зоне,  конечно, необходимы для наведения элементарного порядка и  косметического эффекта, но к  заметному улучшению состояния озера это не приведёт. Удаление донных отложений  – работы сложные, травмирующие водоём, но в данном  случае это единственный выход для сохранения озера как рекреационного объекта.

Мы в своё время делали проект по очистке. Посчитали, сколько нужно убрать сапропеля, чтобы шарташская вода не цвела столь интенсивно. Оказалось, необходимы достаточно крупные средства. Сапропель Шарташа пригоден к использованию в качестве удобрения и добавки в корм скота. Мы просчитали, что для продажи  его рентабельно вывозить за 60 километров. Но вначале сапропель необходимо привести к товарному виду. Были получены сертификаты, был организован кооператив, который хотел заниматься очисткой водоёма от донных отложений. Но, поскольку средств не нашлось, кооператив прекратил своё существование.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах