Примерное время чтения: 8 минут
181

С травы на лёд? Уральский эксперимент раздвигает границы инклюзии

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 49. «АиФ-Урал» 07/12/2022
Студентам с особенностями ментального развития в техникуме выделили свою лабораторию.
Студентам с особенностями ментального развития в техникуме выделили свою лабораторию. Из личного архива

Если в школе инклюзивная культура уже прижилась, то об инклюзивной профессиональной подготовке особенных молодых людей пока приходится только мечтать. Как мечты воплотить в реальность? Об этом мы беседуем с директором АНО «Лаборатория социальных инноваций», координатором Лиги поддержки молодёжи с особенностями ментального развития Татьяной Хижняковой.

Досье
Татьяна Хижнякова родилась в Екатеринбурге. Окончила факультет журналистики УрГУ (ныне УрФУ), Международный олимпийский университет, Поволжский ГУ физической культуры, спорта и туризма. Работала в СМИ, в PR-агентстве. Семь лет работает в некоммерческом секторе. Директор АНО «Лаборатория социальных инноваций», координатор Лиги поддержки молодёжи с особенностями ментального развития. Разработчик и руководитель проектов, ориентированных на раскрытие творческого, спортивного и профессионального потенциала людей с аутизмом и другими ментальными особенностями. Обладатель Общественной награды «За вклад в развитие социальной сферы Свердловской области».

«Сначала поймай»

Рада Боженко, «АиФ-Урал»: – Татьяна, как сейчас обстоят дела с инклюзивным образованием?

Татьяна Хижнякова: – Оно присутствует в школе. Несколько лет назад вышел закон, который позволяет родителям, вне зависимости от состояния ребёнка, выбирать школу, в которой он будет учиться. Это может быть коррекционная школа, а может быть общеобразовательная. Конечно, любой ребёнок имеет право взрослеть среди сверстников, тем самым готовясь к дальнейшей жизни.

Коррекционное образование – это, отчасти, хоккей на траве. Ты живешь в тепличных условиях и пользуешься всеми мерами поддержки, играешь на травке, но проходит десять лет и тебя – хоба! – на лёд, и клюшку в руки. К реальному миру ты не готов. Хотя, конечно, есть случаи, когда человеку коррекционная школа объективно нужна. К примеру, для слабовидящих детей необходимо специальное тифлооборудование.

Так или иначе, за последние пять-семь лет инклюзия в школах появилась (в первую очередь я говорю о людях с особенностями ментального развития, с которыми работаю), появился институт тьюторства, появилась работа с самими школьниками, которые должны быть готовы принимать особых одноклассников, с родителями. И, самое главное, появилось обучение педагогов. Дело в том, что педагоги сопротивляются не от нежелания принимать особого ребёнка. Чаще всего, это происходит от отсутствия необходимых навыков работы с людьми с особенностями развития. Конечно, человека нужно информировать, обучать, тогда он будет чувствовать себя увереннее.

Но за пределами школы системы сопровождения студентов с особенностями ментального развития пока не существует. Школу закончил и слава тебе, Господи.

– То есть речь о профессиональном образовании не идёт?

– Начнём с того, что раньше и школу-то было непросто закончить. В основном наши ментальные ребятишки учились дома, даже в коррекционных школах их не всегда ждали – из-за сложностей с поведением. Типовая ситуация в нашем случае выглядит как «сначала поймай». Специалисты называют это «полевым поведением». В наших спортивных секциях зачастую на вопрос «как новенький?» тренер отвечает: «Поймали». Это означает, что процесс пошел.

А поскольку ещё лет десять назад никто из родителей особо не рассчитывал на успешное окончание школы, тем более инклюзивной, мало кто всерьез задумывался про дальнейшее образование.

Просёлочная дорога

– В том числе и родители детей с особенностями ментального развития?

– Да, в первую очередь. Сегодня приходится ломать застарелые стереотипы, которые засели в головах родителей. Как многие рассуждают? «Школу окончил, пенсию получаешь, сиди дома». А когда мы предлагаем попытаться их повзрослевшего ребёнка трудоустроить, они сопротивляются, дескать, давайте как-нибудь без чудес.

Я как-то приехала в техникум и увидела, как обычные студенты в столовой помогают нашим ребятам носить подносы с обедами. Это было очень трогательно.
Тем не менее в агломерации есть профессиональные учебные заведения, ориентированные на обучение людей, закончивших коррекционные школы. Но, как правило, они предлагают, мягко говоря, не очень кассовые специальности. Кроме того, в основном рабочие места, связанные с не очень квалифицированным трудом, у нас занимают мигранты. С ними же проще – здоровые молодые парни, а с нашими ребятами пока договоришься… Им необходимы условия, сопровождающие, наставники. Много ли владельцев бизнеса готовы на это?

– А те ребята, которые окончили общеобразовательную школу?

– Здесь тоже все непросто. Они освоили стандартную образовательную программу, сдали ОГЭ или ЕГЭ. Естественно, им хочется получить специальность поинтереснее. Но института сопровождения студентов с ментальными особенностями в постшкольных учебных заведениях нет. Педагоги теряются – они хотят помочь, но не знают, как. И наши ребята часто не выдерживают нагрузок, ломаются.

– Вы имеете в виду буллинг?

– Нет-нет. Как раз буллинга после школы становится существенно меньше. Студенты, как правило, нормально воспринимают однокурсников с особенностями развития и даже в некотором роде берут на себя ответственность за них. Они не выдерживает давления среды в другом смысле. Слишком яркий свет, слишком много незнакомых людей и громких звуков, нет тихого места, где может спрятаться и прийти в себя, постоянная боязнь заблудиться из-за недостаточно детальной навигации… Постоянно работая в летних лагерях, тренировочных квартирах, спортивных секциях, мы решаем подобные проблемы на автомате – это основа основ. Но учебное заведение – это чужой монастырь.

– Тупик?

– Проселочная дорога. Просто надо окончательно принять тот факт, что студентов с особенностями ментального развития становится все больше и начать строить в постшкольных учебных заведениях систему их сопровождения. Это повысит качество жизни всех – и студентов, и родителей, и педагогов.

Чтобы сдвинуть лед, мы решили запустить пилотный проект, в ходе которого разработаем прототип такой методики. Конечно, мы сейчас заходим в чужой монастырь. Но в нашем случае он очень дружественный и гостеприимный. Около года назад мы договорились о сотрудничестве в формате экспериментальной программы с Екатеринбургским торгово-экономическим техникумом. У коллег уже был опыт работы с профильным НКО – «Солнечные дети» в проекте «Я могу готовить». Позитивное восприятие людей с ментальными особенностями, опыт взаимодействия с ними и готовность к изменениям стали главными критериями выбора партнеров по этому проекту. Ко всему прочему, ЕТЭТ предлагает безусловно востребованные специальности, которые вполне по плечу нашим подопечным – «повар» и «повар-кондитер».

Фото: Из личного архива

На базе этих специальностей мы можем формировать защищённые рабочие места. Ведь далеко не все наши студенту выйдут на свободный рынок труда. Когда наши ребята закончат обучение, мы сможет задуматься о создании специализированного предприятия с защищёнными рабочими местами – пекарни или производства полуфабрикатов. Это, конечно же, произойдёт не завтра. Но рано или поздно – произойдёт.

– Что такое «защищённое рабочее место»?

– Это рабочее место на специализированном предприятии, где созданы все условия для комфортного пребывания и работы человека с инвалидностью, состояние которого требует постоянной поддержки и сопровождения. Но самое главное то, что это изначально комфортная принимающая среда для сотрудников с любыми особенностями. Основная задача создания таких рабочих мест – не получение прибыли, а осмысленное и полезное времяпрепровождение.

Будет легче жить

– Я правильно понимаю, что сейчас ваши ребята уже учатся?

– Да, на учебу в техникум вышла группа из девяти человек. Причём и те, кто окончил обычную школьную программу, и те, кто учился в коррекционной школе. Экспериментальная программа в техникуме рассчитана на один учебный год. На данном этапе, она исключает академические предметы и включает только предметы профессиональные. По окончании этого курса ребята получают документ о присвоении рабочей категории. То есть у них в руках будет реальная профессия.

Это очень интересный эксперимент. С нашими студентами в постоянном режиме работают четыре педагога техникума. Несмотря на то, что нашим ребятам выделена своя аудитория и своя лаборатория, они участвуют в общих студенческих мероприятиях, профессиональных конкурсах и так далее. Более того, мы планируем провести для студентов колледжа несколько лекций, посвященных понимаю аутизма и других ментальных особенностей.

Сейчас наших ребят сопровождает поведенческий техник, который находится с ними, что называется, от забора и до обеда. Этот специалист корректирует все проявления, которые мешают успешному обучению. Наши ребята быстрее обычных студентов устают, сильнее отвлекаются, медленнее справляются с потоком новых впечатлений.

– Как ребят приняли студенты техникума?

– На самом деле – отлично. Очень приятно получать от них поддержку. Я как-то приехала в техникум и увидела, как обычные студенты в столовой помогают нашим ребятам носить подносы с обедами. Это было очень трогательно и очень ответственно.

– Кроме получения ребятами профессии, каких результатов вы ждете от проекта?

– Наша задача – по результатам работы пилотной группы создать документ, содержащий рекомендации по поддержке студентов с ментальными особенностями в постшкольных учебных заведениях. Мы передадим эту методику максимальному количеству учебных заведений и профильных НКО. Это будет базовая инструкция, которая пригодится любому учебному заведению, в которое может прийти человек с аутизмом, окончивший обычную школу. И педагогам уже не придется хвататься за голову и гадать, как учить этого студента. Они прочитают нашу методичку, получат нужные схемы и шаблоны, при необходимости – обратятся к нам за консультацией. И всем будет намного легче жить.

Люди с аутизмом начали получать обычное школьное образование. Первое поколение этих людей сейчас будет массово заканчивать школы и поступать в профессиональные учебные заведения. А когда-нибудь, надеюсь, мы доживем и до того дня, когда оно станет высшим. Это должно произойти. Почему нет?

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах