aif.ru counter
Кристина ШАБУНИНААлексей ЗАЯКИН 593

Ажиотаж: трудовые мигранты атакуют УФМС в Екатеринбурге

Однако ситуация на рынке труда по сравнению с началом прошлого года круто изменилась.

Алексей Витвицкий / АиФ

На прошлой неделе в ночь с 17 на 18 февраля несколько сотен иностранцев атаковали здание УФМС в Екатеринбурге. Надеясь получить документы на временное проживание, мигранты занимали очередь с двух-трёх часов ночи. Дорогу перед управлением заставили автомобилями, сотрудники миграционной службы утром даже не могли попасть на рабочие места…

Пошли на штурм

До серьёзных разборок, слава Богу, дело не дошло, однако правоохранители подстраховались: подогнали несколько автобусов с ОМОН. В конце концов ситуацию разрулили. Как выяснилось, в тот день проходило заседание комиссии по распределению квот на временное проживание. До обеда принимались граждане Таджикистана, после обеда – Украины. А так как количество квот, выделенных в регионе в этом году, в разы меньше, чем в прошлом, иностранцы пошли на штурм.

На самом деле время притока на Урал гастарбайтеров – это вторая половина весны, когда оживают стройки и начинаются сельхозработы. Иностранцы из ближнего зарубежья сотнями приезжают в свердловские города, где пополняют ряды строителей, водителей и обслуживающего персонала. В этом году – ситуация несколько иная: количество квот на них существенно снизилось, а число мигрантов на Среднем Урале поуменьшилось. В прошлом году на территорию Свердловской области въехало порядка 144 тысяч иностранцев, что на 18,5% меньше, чем в предыдущем.

– Наибольшая отрицательная динамика была заметна в начале 2015 года, – отметил начальник УФМС по Свердловской области Василий Прибавкин. – Основными причинами сокращения потока мигрантов стали снижение экономической привлекательности области и изменение миграционного законодательства. Параллельно в минувшем году сохранилась тенденция на увеличение числа заявлений о предоставлении гражданства России.

Впрочем, к официальной статистике нужно относиться осторожно. По некоторым данным, до 70% и более всех трудовых мигрантов находятся или работают на Урале на нелегальном положении. И, судя по всему, уменьшение квот и ужесточение законодательства ещё больше усугубляют эту проблему.

В дворники – за копейки?

Между тем ситуация на рынке труда на Среднем Урале по сравнению с началом прошлого года круто изменилась. Взять, например, сферу строительства, где значительную долю рабочих мест традиционно занимали мигранты. В прошлом году произошёл серьёзный спад продаж, в среднем – на 40%, причём коснулось это всех видов недвижимости. Как результат – застройщики скорректировали планы на 2016 год, вдвое умерив свои амбиции. Это означает, что число объектов, где могут быть задействованы гости региона, также уменьшится в два раза.

Но строительная сфера – лишь одна из многих, испытывающая серьёзные трудности. За последний год в Свердловской области выросло количество предприятий-банкротов – как в мелком, так и в среднем бизнесе. Сотни организаций балансируют на грани банкротства. Большинство из них работают в сферах транспорта и услуг, в благоустройстве и торговле – именно там, где ранее находили себе рабочие места гастарбайтеры.

По данным областного департамента по труду, в конце года на учёте в службе занятости состояли 39 500 уральцев. Только в декабре статус безработного получили 7 600 человек, а до апреля в регионе будут уволены ещё 1 364 работника. Цены на продукты растут, зарплаты падают, и все эти коллапсы делают свердловчан более сговорчивыми в поисках места. Вполне вероятно, что многие пойдут работать туда, куда их ещё года два назад было бы калачом не заманить. Например – в дворники.

Гастарбайтеры в Свердловской области.
Гастарбайтеры в Свердловской области. Фото: «АиФ-Урал»

Табор в городе

Между тем прибывшие из разных стран гости региона порою накаляют и без того серьёзную криминогенную обстановку. В областном центре количество преступлений, совершённых иностранцами, выросло с 720 до 729. И это при том, что общее число иностранцев уменьшилось!

С 1 по 6 февраля в Екатеринбурге прошла операция «Нелегальный мигрант», в которой было задействовано 740 полицейских, Вместе с сотрудниками УФМС они выявили 210 нарушений закона.

Ранее, в конце января, правоохранители обнаружили в столице Урала целый табор нелегальных мигрантов общей численностью 16 человек. Причём большую часть иностранцев составляли дети. Семьи проживали в двух деревянных домах на улице Кронштадтской, в антисанитарных условиях. Отсутствовало водоснабжение, комнаты отапливались с помощью печей, дети и родители проживали по пять-шесть человек в помещениях площадью не более 10 «квадратов». Спали и принимали пищу на полу. Пока взрослые подрабатывали разнорабочими, несовершеннолетние попрошайничали на территории района.

Только цифры

  • 19,5 тысяч граждан Украины было поставлено на миграционный учёт.
  • 24 гражданина Сирии получили временное убежище на территории Свердловской области.
  • 70% всех мигрантов – нелегалы.
  • Порядка 50 свердловчан воюют сегодня на стороне ИГИЛ (запрещённая в России террористическая организация).
  • 210 правонарушений было выявлено сотрудниками полиции в Екатеринбурге во время операции «Нелегальный мигрант».

Не первые ласточки

Нескончаемый поток мигрантов, которые каждый год атакуют в поисках работы Свердловскую область, делает вопрос о террористической угрозе региона как никогда острым. Сегодня, по сути, невозможно определить на глазок – едет человек на заработки или его цель вербовка людей в «Исламское государство» (деятельность организации запрещена в России).

Месяц назад сотрудники ФСБ задержали в Екатеринбурге семь участников бандгруппы ИГИЛ. Её членами были граждане России и стран Центрально-Азиатского региона. Руководил ими выходец из Турции. В ходе обысков по адресам их проживания была обнаружена лаборатория по изготовлению самодельных взрывных устройств, взрывчатые вещества, электродетонаторы, огнестрельное оружие, гранаты, компоненты СВУ, литература экстремистской направленности. После совершения терактов все участники группы собирались выехать в Сирию для участия в боевых действиях в составе ИГИЛ.

На днях этой «великолепной семёрке» было выдвинуто обвинение сразу по трём статьям: «Террористический акт», «Незаконный оборот оружия», «Незаконное хранение взрывчатых веществ».

К сожалению, это уже далеко не первые ласточки, прилетевшие на Средний Урал с целью дестабилизировать обстановку. Так, прошлым летом в Свердловской области были задержаны четверо сторонников ИГИЛ. Мужчины из Турции приехали, чтобы якобы помочь мусульманам подготовиться к священному месяцу Рамадану. На деле же они занимались вербовкой. По данным правоохранителей, вербовщиков нашли в Асбесте, Первоуральске, Ревде и Красноуфимске.

А перед Новым годом на Урале был осуждён уроженец Ингушетии Магомед Гиреев. Мужчина склонял жителя Свердловской области к участию в войне на стороне ИГИЛ. Жертв он выискивал по электронной почте. В результате Гиреева приговорили к трём годам и трём месяцам колонии общего режима и штрафу в 200 тысяч рублей.

По словам историка, специалиста по исламскому радикализму, эксперта Казанского института национальной стратегии Раиса Сулейманова, посетившего недавно Свердловскую область, сегодня в регионе происходит процесс смены этнического состава мечетей, когда на смену татарам приходят мигранты из Центральной Азии.

– На Урале татары составляют 1-2% от общей массы прихожан, – говорит Сулейманов. Озвученные в 2012 году одним из муфтиев УрФО слова о том, что «времена татарского ислама прошли», имеют под собой основания. Сейчас важно сделать так, чтобы в де-факто «мигрантских» мечетях не распространялась идеология ИГИЛ и нетрадиционные для России течения зарубежного ислама. По цифрам, которые озвучивались в кулуарах специалистами, до 50 человек из Свердловской области уехало в ИГИЛ. Причём порой уезжали семьями!

Центр притяжения

Признают проблему и в Федеральном агентстве по делам национальностей. Там считают, что Уральский федеральный округ стал центром притяжения для большого числа мигрантов, вслед за которыми в регион приезжают эмиссары и вербовщики международных экстремистов и террористов.

– Мы фиксируем рост числа вербовщиков в ряды ИГИЛ в регионах, ранее не замеченных в присутствии каких-то радикальных исламистов, – говорит руководитель Федерального агентства по делам национальностей Игорь Баринов. – Урал становится центром притяжения для больших миграционных потоков. Почти полмиллиона иностранных граждан было зарегистрировано в субъектах Уральского федерального округа в 2015 году. В связи с этим в регионе необходимо как можно скорее ввести систему мониторинга и раннего предупреждения межэтнических конфликтов.

Пахать некому

Алексей Воложанин, фермер:

– Сокращение квот для трудовых мигрантов к хорошему не приведёт. Как и усложнение процедуры получения права на трудовую деятельность. «Пахать» будет некому. Взять хотя бы этот дурацкий тест по русскому языку. Зачем мне как работодателю нужно, чтобы иностранный рабочий знал Пушкина? Мне надо, чтобы он работал хорошо! Я, например, ни за что не возьму к себе соотечественника. Например, весной мне надо, чтобы работник на ферме находился 24 часа в сутки. Наши мужики на «барина» и без того не хотят работать, а тут свои огороды, то да сё. Они смену отработают и пойдут, заодно из хозяйства что-нибудь прихватят. Мой коллега в Рязанской области был вынужден перейти на «своих» работников. Ему пришлось купить автобус, чтобы собирать их по окрестным сёлам в радиусе 150 километров. Привезти-отвезти... Словом, он понёс убытки. Так что если я вдруг буду поставлен в условия невозможности использования иностранных работников, я просто закрою хозяйство. Что касается нелегалов, то не надо их бояться. Их стало значительно меньше благодаря ужесточению законодательства. А вот работодателям, использующим труд иностранцев, создавать «геморрой» никак нельзя. Это будет удар по экономике региона.

Лукавое решение

Сергей Мошкин, политолог:

– Про снижение квот я не могу сказать однозначно, хорошо это или плохо. Решения по ограничению, так или иначе, были связаны с экономической ситуацией в стране. Была мысль, что раз наступил кризисный период, то начнётся высвобождение коренного населения. И дабы не было конкуренции на рынке труда, число мигрантов необходимо уменьшить. Мне кажется, это решение отчасти лукавое, а где-то и неверное. По традиции мигранты заполняют места достаточно невысокой квалификации: это уборка улиц, стройка. Труд тяжёлый, и местное население не очень-то хочет его выполнять.

В прошлом году была попытка каким-то образом отрегулировать рынок мигрантов. Каждый должен был покупать патент, проверять здоровье и сдавать экзамен на знание русского языка. Мой опыт общения с мигрантами однозначно говорит о том, что эта сфера стала в высшей степени коррумпированной. Практически все экзамены покупаются и, соответственно, продаются. Ценник летом прошлого года был около 12 тысяч рублей. И получается так, что люди, которые по-русски не могут сказать внятной фразы, не говоря о написании, успешно сдают экзамены.

Всё это привело к тому, что затраты на пребывание здесь оказались для мигрантов весьма значительными. А ведь им ещё надо прилететь в Россию, чем-то питаться, да и заработать. Приезжать сюда стало невыгодно.

Да, миграционные потоки регулировать надо, необходимо понимать – кто, с какими целями и насколько приезжает. А с другой стороны, решения, которые сегодня принимаются, ведут либо к коррупции, либо к таким конфликтам, как стояние возле УФМС. Очевидно, что решения должны приниматься внятные и адекватные. А для этого надо общаться с экспертами, работодателями, службами занятости и представителями национальных общин. Иначе получится, что хотели как лучше, а получилось как всегда. И сегодняшний конфликт тому свидетельство.

Весна покажет

Фарух Мирзоев, председатель общества таджикской культуры «Сомон»:

– Квот выделено очень мало – 3 500, тогда как желающих очень много. Что не удивительно, Свердловская область – регион привлекательный для всех, кто хочет получить разрешение на временное проживание. Ситуация с выдачей документов сложилась очень непростая. Для того, чтобы как-то упорядочить процесс, было принято решение разделить людей по странам, откуда они прибывают. Но и это не помогло избежать очередей. В день выдачи документов у здания УФМС одних только граждан Таджикистана собралось свыше 1 000 человек. В первую очередь мы решили пропустить женщин, чтобы они в толпе не пострадали. А также отсекли всех посредников, которые хотели через знакомства туда попасть. Процесс осложнился и процедурой проверки, которая отнимает много времени. За час работники УФМС могут принять не больше 10 человек.

Дефицит мест не создан искусственно. Россия просто не готова принять столь большое количество мигрантов на временное проживание. Думаю, в настоящее время вопрос с мигрантами решить удастся. Часть людей получат разрешение на временное проживание, которое предполагает дальнейшее трудоустройство и получение вида на жительство и гражданства РФ. Но есть и другие варианты – получение патента и разрешения на трудовую деятельность, предусматривающие ежемесячные взносы.

Я не думаю, что Урал сегодня может обойтись без мигрантов. Ну, не вижу я у местного населения большого желания чистить улицы или работать в строительном секторе. Дефицит рабочих мест или его отсутствие будет виден в марте-апреле, когда пойдёт основной миграционный поток. Если работы не будет, то людям придется возвращаться на родину.

Уверен, что недооценивать мигрантов нельзя, так же как и переоценивать. Главная задача в этом вопросе – профилактика и предотвращение преступлений. Если работа будет слаженно проводиться органами госвласти, правоохранительными ведомствами и диаспорами, угрозы можно предотвратить. Причём диаспорам должна быть отведена ключевая роль. Никто другой, кроме них, не сможет лучше понять, что за человек приехал – добропорядочный работник или же представитель группировок.

Ване нужна работа!

Юрий Потапенко, руководитель Бюро по трудоустройству лиц, попавших в экстремальную жизненную ситуацию:

– Откровенно говоря, всё перевернуто с ног на голову. У нас треть мужиков в стране без работы сидит, а мы делаем ставку на трудовых мигрантов. Абсурд! В этом году росчерком пера наши законодатели запретили наёмный труд, тем самым поставив жирную точку в вопросе трудоустройства людей, попавших в трудную жизненную ситуацию: бездомных, бывших заключённых и прочих бедолаг. Я уже столкнулся с последствиями этого дополнения в законодательство. Крупный работодатель, с которым мы сотрудничали много лет, честно сказал: «Извини, мне теперь трудовых мигрантов выгоднее брать, чем твоих подопечных». Выходит, русский Ваня получает от ворот поворот.

Прекрасно понимаю, что есть вакансии, на которые наши люди не идут (хотя в тяжёлые времена ответственные за себя, за семью мужики, оставшиеся без работы, становятся менее разборчивыми). Поэтому нужно использовать компромиссный вариант. Не пользуются спросом среди уральцев, например, дворники и подсобники – привлекайте трудовых мигрантов. Но если на вакансию претендуют местный мужик, пусть не без греха, но вполне работящий, и «гость» нашего региона, выбор, на мой взгляд, должен был однозначно в пользу своего.

Ну и конечно, сегодня как никогда нужно бороться с привлечением к труду нелегальных мигрантов. Этим, к сожалению, грешат особо экономные работодатели. Мы же понимаем, что под шумок в Свердловскую область могут проникнуть те, кто едет в Россию вовсе не с добрыми намерениями. Сколько уже тому примеров! Поэтому всем без исключения ухо нужно держать востро и сохранять бдительность.




Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Оставить свой комментарий

Актуальные вопросы

  1. Как обманывают лжеврачи? 9 советов против жуликов в «медицинских» центрах
  2. Шипулин и Смирнов. Как распределились места в политической гонке на Урале?
  3. Сухая осень. Что говорят синоптики о погоде на Среднем Урале?
  4. Климакс: как вернуть яркость ощущений от секса
  5. В доме скопились горы мелочи. Как обменять монеты на бумажные купюры?
  6. Гриппуют все! Что делать, чтобы не заболеть?
  7. Как построить несокрушимую компанию? Семинар Ицхака Адизеса в Екатеринбурге

Самое интересное в регионах
Роскачество