aif.ru counter
679

Башня раздора. Мог ли снос знаменитого долгостроя обойтись без конфликта

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 13. «АиФ-Урал» 28/03/2018
Дмитрий Шевалдин / «АиФ-Урал»

Башню называли символом бесхозяйственности, но буквально за неделю до падения она стала также и символом политики разрушения. Что пошло не так?

Прощай, Башня!

Ровно
15 секунд падала телебашня.
Она упала. Тонны железобетона на виду тысяч свердловчан за 15 секунд превратились в куски и пыль на берегу реки Исети, оставив после себя 30-метровый «зубец» из металлических прутьев. С технической точки зрения операция по сносу была спланирована и реализована практически идеально. Отличный результат работы взрывников  чуть испортил оставшийся зубец, но многометровый обломок стал сущим пустяком в сравнении с возникшим резонансом. Уничтожение, казалось бы, бесполезного (много лет заброшенного) объекта вызвало бурю протеста и пару скандалов, ставших федеральными.

Отсутствие какой-либо официальной информации о дате и времени сноса башне породило не только массу слухов. Сформировалось устойчивое протестное мнение среди граждан, которые транслировали тезис «нас не спросили». В итоге за пару дней до взрыва дважды прошла массовая акция «Обними башню», а за сутки верх телебашни штурмовали несколько молодых людей. Их поступок – сколь смелый, столь и безрассудный – попал на федеральные каналы, где заговорили о выдвинутом ими ультиматуме с требованием провести «народный референдум». Просидев наверху без тёплой одежды треть суток, ребята сдались полиции и получили штраф. В перспективе – уголовное дело.

Но и после сноса башни пузырь негатива в отношении заказчика сноса, компании «УГМК-холдинг», до сих пор не лопнул: на месте телебашни планируется возвести ледовую арену, которую протестующие обещают бойкотировать.

Не тот сценарий

«Первое правило пиарщика в кризисной ситуации – комментируй. Отмалчиваясь и отказываясь от комментариев, пресс-служба собственными руками закапывает все усилия, которые прилагались для выстраивания положительного имиджа компании. Подобные ситуации – это всегда возможность выйти победителем, увеличить стоимость активов компании. Увы, УГМК отныне вошла в историю как компания, которая, вопреки мнению горожан, оставила город без привычного объекта», - анализирует происходящее специалист по связям с общественностью Наталья Шахова.

На её взгляд, компании изначально нужно было выстраивать коммуникацию и поднимать тему безопасности заброшенного 232-метрового гиганта в центре города. «Нужно было говорить, быть инициатором разговора, поддерживать диалог с населением, публиковать максимально возможную информацию о технологии взрыва и мерах безопасности, мнения экспертов, взять под свой информационный контроль сам момент взрыва. Это бы намного снизило градус тревожности и не привело к многочисленным спланированным провокациям», - заключает эксперт.

Политтехнолог и специалист по соцсетям Платон Маматов подтверждает, что ситуацию можно было взять в руки, организовав в Сети референдум именно ЗА (!) снос телебашни. Причём с таким мнением выступали многие из горожан, имеющие уважение среди населения. «По итогу из сноса телебашни можно было устроить большое шоу с музыкой, фейерверком, продажей билетов и раздачей видео», – говорит эксперт.

В результате часть ответственности за ситуацию взял на себя губернатор Свердловской области Евгений Куйвашев. Спустя сутки после взрыва он прокомментировал историческое для Екатеринбурга событие, признав факт раскола мнений и объяснив своё решение. «Власти часто приходится принимать решения, которые не нравятся той или иной части общества. Угодить всем нельзя. Но иногда ради движения вперёд приходится брать на себя груз ответственности и идти на шаги, которые будут критиковать», - подытожил глава Уральского региона.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах