aif.ru counter
703

Невольники поневоле. Как живут малыши в детдоме при исправительной колонии

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 12. «АиФ-Урал» 21/03/2018
Рада Боженко / «АиФ-Урал»

Они редко плачут хором. Словно понимают, если запищишь сольно – больше шансов, что эта нянечка с добрыми глазами приласкает, утешит. Уроки «выживания» эти малыши – невольники поневоле - усваивают раньше всех иных. С тех самых пелёнок, в которые их заворачивают заботливые руки сотрудниц  Дома ребёнка женской исправительной колонии №6 Нижнего Тагила.

День добрых дел

Здесь, в Доме ребёнка ИК-6, немало поводов для того, чтобы сжалось сердце, чтобы к горлу подкатил комок, не позволяющий дышать. Но преследует (захочешь стереть из памяти - не получится) почему-то эпизод, как малыши послушно, молча, сосредоточенно едят кашу из мисок. Никаких весёленьких тарелочек с принцессами, бабочками, мультяшными героями. Металлические миски, которые удобно обрабатывать по всем санитарным нормам. Режим.

Хотя, наверное,  неважно, из чего есть, было бы что. Лет 10-15 назад «колониальных» ребятишек нечем было кормить. От слова «совсем». Система исполнения наказаний в стране переживала трудные экономические времена. Сотрудники ИК-6 носили из дома кто что мог, лишь бы накормить малышей. Памперсы были роскошью необыкновенной, поэтому мечтали не о них, а о тюках фланели и ситца, из которых осуждённые могли бы нашить пелёнок-распашонок-ползунков.

Те времена минули. Сегодня в рационе детей есть всё необходимое для нежного возраста, и даже, в качестве баловства, лакомства и сладости. Одежды вдоволь, и повседневной и нарядной. В игровых комнатах – всё для забавы и развития. А самое главное – для дома ребёнка построили новое, современное здание.  Хотя чего-то всё равно не хватает – обеспечиваются дети, находящиеся на государственном воспитании, в рамках строгих нормативов, которые от реальных потребностей, увы, порой далеки. Поэтому на вопрос, в чём дом ребёнка нуждается в первую очередь, его сотрудники в один голос восклицают: «Памперсов!». И уже потом рассказывают про морально устаревшее кухонное оборудование, например.

Текущие проблемы удается решать и за счёт спонсоров. Добрые люди помогают иногда вывезти малышей за бетонный забор: в контактный зоопарк, в парк аттракционов. Приобрести то, что нормативами не предусмотрено.

Самое главное – для дома ребёнка построили новое, современное здание. Фото: «АиФ-Урал»/ Рада Боженко

Сектор №1

В прошлом году в доме ребёнка ИК-6 едва не произошла трагедия. Одна из осуждённых находилась с новорожденным ребёнком на карантине. Ночью малыш заплакал, мать не придумала ничего лучше, чем дать ему соску от бутылочки (пустышки здесь запрещены – их невозможно обработать по всем законам «жанра»). Ребёнок соску проглотил, попытки женщины  самостоятельно её вытащить лишь усугубили ситуацию. Когда мать позвала на помощь, младенец уже не дышал и посинел. Медицинская сестра Лилия Горская смогла извлечь инородное тело из дыхательных путей ребёнка, провела сердечно-лёгочную реанимацию и вернула малыша к жизни. Решительные и профессиональные действия Лилии были отмечены Почётной грамотой губернатора Свердловской области.

Никого из здешних матерей сотрудники колонии не осуждают. И в словах начальника дома ребёнка, старшего лейтенанта внутренней службы Анны Шахрай слышится не упрёк, а беспросветная горечь: «С осуждёнными матерями в колонии по закону ребёнок находится до трёх лет. Но его могут забрать родственники. Они это делают, в основном бабушки по материнской линии. Сейчас чаще, чем раньше. Хотя, конечно, не так часто, как хотелось бы. А матери… Настоящих, честно говоря, мало. Сейчас, например, человек семь (в доме ребёнка находится 54 малыша. - Ред.). Это те, которые, видно, к ребёнку со всей душой».

С осуждёнными матерями в колонии по закону ребёнок находится до трёх лет. Фото: «АиФ-Урал»/ Рада Боженко

И даже тут сотрудники дома ребёнка пытаются найти оправдание равнодушию матерей. Рассказывают, что дети находятся на полном государственном обеспечении, а потому материнский инстинкт не просыпается без бессонных ночей у люльки, младенческих колик, переживаний по поводу первых болезней. Три часа в день (один утром и два вечером) – так, для забавы, для отдыха от режима колонии в «секторе №1». А потому почти никто из осуждённых, имеющих детей, получив зарплату за работу на швейном производстве, не спешит купить лишний пресловутый памперс, игрушку (чтобы у сына или дочки была своя, а не казённая, которую надо делить с другими сверстниками). Они спешат побаловать себя любимых. Чаем, сладостями и прочей ерундой.

Малышам ближе нянечки и воспитательницы, которые всегда рядом. Которые первые радуются первой улыбке, первому «агу», первому шагу. Которые утрут нос, похвалят, погладят по головке каждого. Несмотря на то, что под опёкой каждой 10-12 детей. Они, эти ребятишки, обременённые, благодаря образу жизни матерей во время беременности, множеством патологий, наделены невероятным чутьём на искренность. Вот мать, пришедшая на свидание, берёт на руки сына лет двух, и он захлёбывается в рёве. Но стоило ему оказаться на руках нянечки, обнимает её ручонками, утихомиривается - мол, защити меня от всех бед.

Малышам ближе нянечки и воспитательницы, которые всегда рядом. Фото: «АиФ-Урал»/ Рада Боженко

«Сиротинушки»

Счастливые те дети, которых родственники забрали «на волю». Тем, которые остались в «секторе №1», в возрасте трёх лет предстоит переехать в детские дома Нижнего Тагила и Екатеринбурга. Страшный момент. До КПП их провожают матери. Идут - рыдают. А потом - помахали рукой, тяжёлая дверь захлопнулась, и… слёз как не бывало. Возвращаются смеясь и болтая о своём, о девичьем.

«Да, именно так в большинстве случаев и происходит, - говорит социальный работник Дома ребёнка ИК-6 Онега Брусницына. – Трудно это понять и объяснить. Всякий раз, когда привозишь малыша в детский дом, оставляешь его, растерянного, там… К этому невозможно привыкнуть. Особенно если знаешь, что, скорей всего, мать после освобождения за ним не приедет».

В доме ребёнка с радостью вспоминают счастливые истории. «У нас отбывала наказание женщина, у которой родился мальчик, - улыбаясь, рассказывает Анна Шахрай. – Славный ребёнок, невероятно артистичный. Но мать - она была не очень-то хорошая, дистанцировалась как-то от сынишки. Мы и подумать не могли, что освободившись, она будет истово год бороться за право забрать ребёнка из роддома. Устроится на работу, решит проблему с жильём. У них всё сложилось, это такое счастье». Но тут же улыбка Анны Александровны меркнет: «Правда, это единичный случай».

Все зависит от самой матери, не все готовы воспользоваться шансом на изменение жизни.. Фото: «АиФ-Урал»/ Рада Боженко

Конечно, бывшим заключенным сначала тяжело на воле, приходится решать много проблем. Но  все зависит от самой матери, не все готовы воспользоваться шансом на изменение жизни. В доме ребёнка был показательный пример. Не так давно из колонии освободилась женщина. Добрые люди взялись ей помочь: обеспечили работой, стартовым «капиталом», жильём. Она забрала ребёнка из детдома. Он туда вернулся через неделю! Мамаша «капитал» спустила на пьянки, в квартире устраивала Содом и Гоморру, а на работу не вышла.

Да, порой на воле бывших заключенных никто с распростёртыми объятиями не ждёт. И проблем у них – выше крыши, которой, может, и нет вовсе. Но за душой у них есть необходимый минимум для начала новой жизни: пособия, положенные матерям (они их получают после освобождения), и профессии, которые при желании они могут получить в колонии. А дальше каждый решает для себя сам – кто их ждёт в детском доме, любимый человечек или обуза.

… За несколько часов, проведённых в Доме ребёнка ИК-6, не один раз пришлось услышать: «Эти первые три года жизни – самые счастливые для наших детей. Поверьте». 

Каждый решает для себя сам – кто их ждёт в детском доме, любимый человечек или обуза. Фото: «АиФ-Урал»/ Рада Боженко

КСТАТИ
Четыре года назад на Среднем Урале родился социально значимый проект «Солнечные зайчики из страны серых теней», организаторы, волонтёры, участники которого взяли ребятишек колонии под опеку. На минувшей неделе, в международный День добрых дел, «зайчики» привезли в дом ребёнка мебель, купленную на средства, вырученные от благотворительного бала, печенье, испечённое накануне известными людьми Екатеринбурга и студентов Екатеринбургского театрального института со спектаклем для малышей. «Эти дети ни в чём не виноваты, - говорит идеолог проекта, преподаватель УрФУ, заместитель председателя Общественной наблюдательной комиссии Свердловской области Олег Павлович. – Это понимают все, кто поддерживает наш проект, кто в нас поверил. Да, сегодня государство делает немало для ребят, для дома ребёнка, но проблемы остаются, и, если мы можем принять участие в их решении, мы должны это делать. За четыре года нам удалось привлечь в помощь дому ребёнка около четырёх миллионов рублей. Мне кажется, это хороший результат».

Оставить комментарий (0)
Loading...

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество