Примерное время чтения: 9 минут
236

Спасти рядового Мурзика. Вторая профессия преподавателя квантовой механики

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 31. «АиФ-Урал» 04/08/2021 Сюжет РУБРИКА: «Зверьё моё»
Кошка, застрявшая на дереве или на столбе, – самый типичный случай в практике зооспасателя.
Кошка, застрявшая на дереве или на столбе, – самый типичный случай в практике зооспасателя. / из личного архива / «АиФ-Урал»

С этим человеком мы познакомились, когда он перед окнами редакции «АиФ-Урал» снимал с дерева застрявшего на большой высоте маленького серого котёнка. Спасательная операция закончилась успешно, позднее животное было пристроено в надёжные руки. Как оказалось, преподаватель квантовой механики Евгений Зенков уже много лет в свободное от работы время выручает из беды зверей и птиц.

Досье
Евгений Зенков родился в 1977 году в Краснотурьинске. Окончил физический факультет УрГУ. Кандидат физико-математических наук. Преподаёт квантовую механику и другие дисциплины. Руководитель группы «ЗооСпас в Екатеринбурге» – сообщества добровольных спасателей, помогающих животным.

Как они выжили?

– Евгений, с чего всё началось? Помните, как спасли своё первое животное?

– Любовь к братьям нашим меньшим – это с раннего детства, у нас в доме всегда были собака или кошка. Уже повзрослев, я финансово помогал волонтёрам, которые занимались лечением или передержкой бездом­ных животных. Как-то в октябре 2012 года наблюдал за спасением собаки, которая провалилась в глубокий колодец, а потом решил заняться этим сам. Для начала пришлось пройти кое-какую подготовку для работы на большой высоте, освоить альпинистское снаряжение. Никаких специальных стажировок не было, всё шло методом самообучения. Много информации почерпнул в интернете, тренировался в парках и скверах. В июне 2013 года я снял с дерева своего первого котёнка. Операция прошла успешно, я был тогда очень горд собой…

– Сколько животных удалось спасти за все эти годы?

– Полагаю, что-то около двух тысяч. Основные мои «клиенты» – это, бесспорно, кошки, у них удивительная способность попадать в различные переделки. Можно лишь удивляться, как, вообще, в ходе эволюции этот вид не вымер. Самый типичный случай – кошка на дереве или на столбе. В большинстве случаев она в состоянии спуститься самостоятельно, но ей мешает стресс. Другой распространённый вариант – кошка или птица в вентиляционной шахте многоэтажного дома. Чаще всего это происходит зимой и осенью: спасаясь от холода, они проваливаются в шахту и оказываются в каменном мешке. Но несколько лет назад я собрал своеобразный эндоскоп – камеру на многометровом видеокабеле, которую можно спустить в канал и в режиме реального времени наблюдать за ситуацией. Это значительно облегчает такие спасательные операции. Собаки часто проваливаются в различные ямы, канализационные колодцы и заброшенные овощные погреба, птицы, чаще всего голуби, застревают в ветвях деревьев, птенцы ворон, находясь в гнезде, запутываются в тряпье и в нитках. Люди, окна которых находятся на уровне такого гнезда, звонят и говорят: у нас тут птенец висит вниз головой! Приходится выезжать и выручать…

– А что касается более экзотических зверей?

– В последние годы неоднократно приходилось спасать енотов. Они стали популярными домашними животными, их стали держать в квартирах. Но своими лапками они запросто открывают двери, окна и форточки, удержать их очень сложно. Проблема здесь не в том, что енот не сможет слезть с дерева, а в том, что он потеряется и не выживет. Пару лет назад был случай: с помощью автовышки мы сняли с дерева совершенно лысого енота. Он долго бродяжничал и вследствие тяжёлой жизни полностью утратил свой мех. Но его приняли на передержку, поставили на ноги, теперь это нормальный здоровый зверь. А недавно в посёлке Белоярский пришлось спасать бобров. Звери провалились в какую-то цементную конструкцию, заполненную водой, плавали там целый день и не могли выбраться. Мы их достали с помощью телескопической удочки. До этого случая я видел бобров только на картинках…

– А какие операции самые сложные?

– Самый худший вид вызова – это когда кошка застряла в открытом пластиковом окне (при вертикальном проветривании). Обычно так бывает, когда хозяина нет в квартире, иначе он бы достал животное сам. Кошку пережимает в области талии, нарушается кровообращение, возникает некроз тканей, а все попытки высвободиться приводят к тому, что зверь застревает всё больше и больше. Если кошка провисела в таком положении хотя бы пару часов, часто вызывать спасателя уже бессмысленно. В прошлом году у меня за лето было четыре таких вызова. Две кошки погибли, две выжили. Я долечивал их в стационаре, отдавал на передержку. Последний случай был в июне в общежитии на углу улиц Большакова и 8 Марта. Кошка осталась жива, но хозяин отказался её забирать…

Никакого героизма!

– Какое снаряжение вы используете?

– Дома у меня всегда стоит собранный рюкзак, в нём – сорокаметровая спасательная верёвка, карабины, обвязка (страховочный пояс), жумары (устройства для подъёма), шлем с фонариком. Из специального оборудования – мешок для спасённых животных и телескопическая удочка с управляемой петлёй, которой можно захватить зверя, если до него нельзя достать руками. Она расширяет радиус работы до 5 метров. Как только поступает вызов, я могу оперативно собраться и выехать в течение 10 минут.

– Часто ли приходится подвергать себя опасности?

– Нет, это было бы непрофессионально. Для зооспасателя все ситуации – штатные, в них нет и не должно быть никакого героизма. За все годы я ни разу не подвергал свою жизнь опасности. Правда, на начальном этапе был случай, когда я упал с высоты в четыре метра и сломал руку: прикрепил страховочную верёвку к боковой ветви дерева, и она сломалась. Но я сделал для себя выводы, и больше такого не повторялось.

– Вы выручили животное из беды. Что дальше?

– Идеальный вариант, если вызов исходит от хозяина животного. После операции мы просто возвращаем ему питомца, и на этом всё заканчивается. Но если заявитель – человек с улицы и забирать зверя или участвовать в его судьбе он не собирается, то возникают проблемы. Есть некоторое число передержек – волонтёрских приютов, с которыми у нас завязались какие-то контакты. Кошку можно попробовать устроить туда. Беда в том, что эти приюты почти всегда переполнены. У меня были случаи, когда животное приходилось оставлять у себя. Хотя, вообще, квартира маленькая и в ней постоянно живут два кота, которые не очень-то ладят друг с другом…

– А что касается собак и птиц?

– Если собака не травмирована, обычно мы её просто отпускаем. Ну а птицы – это отдельная история. У нас в городе живёт уникальный человек, который умеет лечить и выхаживать пострадавших пернатых, это орнитолог Сергей Сичкин. Он берёт раненых голубей и не только.

Статистика
2 тыс. зверей и птиц спас житель столицы Урала.
– Сотрудничаете ли вы с другими подобными организациями?

– В Петербурге действует мощное волонтёрское сообщество – поисково-спасательный отряд «Экстремум». В основном они занимаются поиском людей, но у них есть и подразделение, которое спасает животных. Мы контактируем, общаемся, недавно даже провели совместную операцию. Но у питерцев всё гораздо масштабнее, чем у нас. В группе «ЗооСпас в Екатеринбурге», которую я веду, более 3 тысяч участников. Но так получилось, что напарника, который полноценно мог бы со мной участвовать в спасении животных, у меня пока нет.

Бог из машины

– Допустим, человек хотел бы заняться спасением животных. С чего начать?

– Для того чтобы участвовать в спасательных операциях на высоте, например, достать кошку с 30-метровой сосны, несомненно, нужна специальная подготовка. Нельзя прийти в магазин альпинистского снаряжения, что-то купить и тут же лезть на дерево, это просто опасно. Но есть задачи, которые не связаны с угрозой для жизни. Так, чтобы достать собаку из колодца, мы просто спускаем туда удочку с управляемой петлёй, стараясь, чтобы животное зашло в неё лапами. Главное – чтобы петля охватила грудную клетку, дальше дело техники.

– Как дорого стоит снаряжение?

– Всю экипировку, которая есть на данный момент, я покупал сам, на собственные средства, но постепенно. Полагаю, если бы я приобретал её сегодня, она обошлась бы мне в 40–50 тысяч рублей. На самом деле, самые большие затраты возникают, если человек планирует как-то участвовать в дальнейшей судьбе спасённого зверя. Ты становишься «куратором» животного, несёшь за него ответственность, и это выливается в финансовые затраты. Бывают платные передержки, которые работают как своего рода гостиницы. Ты вносишь, допустим, 5 тысяч рублей в месяц. Есть передержки, которые не ставят финансовых условий, но необходимо хотя бы покупать корм. Это дешевле, но это тоже расходы. Самые большие траты обычно возникают, если животное ранено или больно. Услуги ветеринара обходятся очень дорого.

– Чем вам можно помочь?

– Самое лучшее – брать животных на передержку, хотя бы временную. Допустим, я в час ночи спас бездомную кошку. Её нужно куда-то деть. Те, с кем я работаю постоянно, сегодня «окошачены» сверх меры. Часто нужна помощь с транспортом, особенно в том случае, если речь идёт о вызовах за пределы Екатеринбурга. Если кто-то хочет помочь – обращайтесь в группу «ЗооСпас в Екатеринбурге» в соцсети «ВКонтакте». Там есть все необходимые координаты и телефоны.

– Что это для вас – хобби, вторая профессия, призвание, образ жизни?

– Всё, что вы перечислили. В принципе, большинство людей тратят свои деньги на то, что их увлекает. Кто-то коллекционирует гоночные машины, кто-то летает на парапланах. Я – спасаю зверей. Это точно не заработок, потому что все операции по спасению зверей и птиц – бесплатные. С точки зрения времени и сил, которые это занимает, – да, это вторая профессия. И это важная часть моей жизни, призвание. Если бы я прекратил этим заниматься, в моей жизни возникла бы определённая пустота.

– На вашей странице в соцсети написано латинское изречение: Deus ex machina («Бог из машины»). Что оно означает?

– В античной драматургии «бог из машины» – это когда герой выходит целым и невредимым из, казалось бы, безнадёжной ситуации. В моей практике во многих случаях животное гарантированно, по всем законам природы, должно было бы погибнуть. Но благодаря вмешательству неравнодушных людей зверь оставался жив. Конечно, «богом из машины» я себя не считаю. Но когда я за шкирку вытаскиваю живое существо с того света, что-то похожее в этом есть. Абсолютное большинство животных, которых мы спасли, остались живы.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах